Апрель подарит жителям Монреаля сразу несколько знаменательных событий, главным из которых конечно станет показ "Spring motifs" от модного дома, в честь предстоящего весеннего бала. Каждый год Wagner int. радуют нас потрясающими по своей красоте нарядами и пусть позволить их себе может далеко не каждый, посмотреть приходит почти целый город. Так же не стоит забывать и о том, что именно в апреле свой день рождения празднует самый популярный ночной клуб города, а в этом году у него еще и круглая дата - 5 лет, так что организаторы обещают нам что-то поистине великолепное. Ну и подведем итоги месяца весенней ярмаркой, которая будет проходить всю вторую неделю месяца на территории главного парка. Мы гарантируем, что вы получите массу впечатлений от посещения и обязательно захотите возвращаться туда снова и снова.
Согласно данным метеосводки погоды в Монреале в апреле 2018 соотношение солнечных и пасмурных дней составит 47% и 53% соответственно. При этом данный показатель для региона относительно стабилен из года в год, так что не стоит удивляться тому, что небо часто заволакивают свинцовый тучи. Самая высокая дневная температура в апреле 2018 составит 4°С. В то время как минимальная температура ночью будет опускаться до -6°C. Средние показатели дневной и ночной температур в течение апреля составляют 0°С и 0°С соответственно. В самые ветреные дни в апреле порывы ветра достигают 19 м/с, при этом в наиболее спокойные дни скорость ветра не превышает 2 м/с. Будьте готовы к тому, что большая часть апреля будет промозглой и дождливой, так что запасайтесь теплой и непромокаемой одеждой. Не исключен мокрый снег в ночное время суток.

Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.
ВК

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
ВК

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
ВК
ЛУЧШАЯ ПАРА
Caleb Morgan и Sara Connor
В июне парой месяца стали вернувшиеся Сара и Калеб. Их отношения сложны и витиеваты, а в ссорах все не так однозначно. Надеемся, когда-нибудь вас ждет спокойная и мирная жизнь!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Black Line
Лучшей лошадью июня стал Блэк Лайн! Пусть пришел он недавно, но уже успел зарекомендовать себя как отличный постописец и художник! Мы верим в тебя и ждем новых историй!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Jennifer Montgomery
Множественное раздвоение личности, отсылки к Билли Миллигану, своя интерпритация... Дженнифер заслуженно становится игроком месяца! Мы будем и дальше следить за твоей игрой!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Richard Wagner
Звезды казались здесь куда ярче, чем в любом другом месте, не считая далеких гор Чили, их было в тысячи, миллиарды раз больше, и каждая из них отражалась в ряби воды так четко, что порой невозможно было отличить, где заканчивается горизонт. А воздух. Можно ли спутать теплый, солоноватый, с привкусом горячего песка вечерний островной воздух с чем-то другим? Он навсегда остается в воспоминаниях, и, стоит только почувствовать его где-либо, сразу возвращаешься в мыслях к тому отдыху, когда впервые почувствовал его.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Adeline Oldridge и Flying Sky
Лучшей конной парой месяца стали Эдли и Флай, чьим отношениям можно только позавидовать. Надеемся, вас и дальше ждут хорошие приключения, взаимопонимание и успехи на соревнованиях!
Добро пожаловать, путник. Прежде всего — оглядись по сторонам и постарайся ничему не удивляться. Вокруг тебя раскинулась огромная, незыблемая Шотландия, поражающая своей красотой. Воздух свежий и чистый, леса растут от подножия гор и до самой границы моря.

акции:
ACTION #0 - "Вас ждут игроки"
ACTION #1 - "Молодая гвардия"
Конкурс "ЛУЧШИЙ ПОСТ"
правила общая информация нужные персонажи
занятые внешности вакансии и оплата гостевая

Rider's Diary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rider's Diary » Свободный выгул » Одиночная левада


Одиночная левада

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://funkyimg.com/i/2gscb.png
Небольшая левада для одной-двух лошадей. Обычно сюда приводят слишком драчливых и нервных лошадей. Но эта левада пользуется популярностью так же у больных, травмированных и выздоравливающих лошадей, которым нужен покой.

0

2

Дьявол. Этот человечишка ничего не понял. Вместо того, чтобы оставить меня в покое и уйти обратно в свою тихую и мрачную башенку, называемую у людьми офисом, кабинетом или прочими странными словами, он начал вновь болтать со вторым, едва ли не пищащим конюхом. Их слова противно резали уши, хотелось заложить их настолько сильно к черепу, чтобы их голоса наконец замолкли. Но нет, это никак не заканчивалось, только распаляя злость, что пылала внутри, прямо в сердце. Я вновь напрягся, резко задирая голову вверх и злобно закатывая глаза.
Что, человек, решил продолжить играть? Посмотри, посмотри еще раз, что ты можешь увидеть в моих глазах? Неужели ты настолько глуп, что все еще думаешь, что мне можно помочь? Ты не уходишь прочь, глупый двуногий, когда тебе предлагают. Вы все настолько отвратительны, настолько глухи, что не можете понять ни настоящего добра, которое делают вам другие, ни истинной ненависти. Вы сами все портите, а потом делаете вид, что только вы и можете все исправить, починить. Вот только невозможно исправить то, что уже сделано. И сколько не пытайся, не улыбайся и не делай доброе лицо, ничто тебе не поможет.
Конюх сбежал куда-то, и вернулся минут через пять, а мы с этим странным хромым человеком все стояли в проходе и сверлили друг друга взглядом. Его был так спокоен, по глазам сразу стало понятно, что он размышляет над чем-то серьезным. Ох,  если бы я мог улыбнуться. Я знал, что он размышляет надо мной, что делать с моей судьбой. Вот только мне было все равно. Я скалился, словно дикий зверь, топтался на месте, изредка делая резкие нападки в его сторону. Но он оставался все так же спокоен, и это бесило меня все больше и больше.
Неужели ты, человек, – тоже всего лишь сломанная игрушка? Хвост резко дернулся в сторону и щелкнул по напряженному крупу, со свистом разрешая воздух. О, это было бы очень смешно. Пытаться починить что-то сломанное, когда внутри тебя самого — полная пустота. Ты думаешь, ты хорошо скрываешь свою боль? Я вижу ее в твоих глазах, вижу эту печальную пустоту. Пусть мне никогда и не понять, что именно гложет тебя, мне это и не нужно. Мне плевать на все это, и сейчас просто нужно пойти домой.
Но нет, на этом это чертово приключение не закончилось. Конюх вернулся вновь, и мне осталось лишь взглядом проследить за ним, чуть попятившись назад. Неужели нельзя просто уйти в свои чертовы дома, оставить наконец в покое меня? Нет, вместо этого они опять переговаривались, и отрывки слов успевали прорваться даже через мою злость. Взгляд метался от хромого мужчины к конюху и обратно, ведь второй не был так интересен и необычен. Мужчина с пустыми глазами ответил что-то жестом рабочему, и тот покинул помещение, оставляя меня один на один с этим. Наивное решение, двуногие, очень наивное. Шаг вперед, чуть поворачивая голову в сторону мужчины, на морде оставляя недовольную крысу. Нет, пусть даже конюх с острыми вилами ушел, тебе не станет легче общаться со мной. Ты человек, а все люди одинаковы — они приносят с собой лишь несчастье.
Он заговорил вновь, на этот раз именно со мной, и от его слов стало очень смешно. Нет, он так ничего и не понял, в этом нет никакого смысла. Шаг, еще шаг. Я приблизился к нему, стоящему столь неподвижно, столь близко, что мог ощутить его странный запах, который люди называют парфюмом. Шея чуть опустилась, как и голова, так, чтобы нос сравнялся с лицом этого своенравного человека. Выдохнуть воздух, грозно раздувая ноздри.
– Ты так ничего и не понял, глупый человек. Я ничего не хочу.
Как удивительно, но я даже не врал. Это не нужно, они все равно никогда ничего не поймут. Еще мгновение я смотрел на человека, прямо в его пустые глаза, а потом резко развернулся и пошел к выходу. Он решил продолжить свою никчемную игру, и, может быть, после нее наконец оставит меня в покое. А если ему нужно получить еще несколько ран и ссадин, то я с радостью готов их дать.
Мне не нужны были все эти игры. Не нужно было еще больше растягивать все эти никчемные разговоры. Я ненавидел его, как ненавидел всех людей, мне было тошно даже от одного их присутствия. И обычно пары укусов хватало для того, чтобы они убежали как можно дальше. Но не сегодня. Сегодня этот хмурый грустный человек пытался что-то исправить, пытался спокойствием побороть злость. Но у него не было ни единого шанса.  А потому не стоит обращать на него внимание.
Черт, противоречу сам себе. Ведь сейчас я медленно вышел на улицу, пусть совсем и не хотел. Может, мне начинала нравиться эта игра? Вряд ли. На улице было тепло, свежо и даже приятно. Взгляд моментально пробежал  по проходам, но многие из них были либо закрыты, либо преграждены. Это было умно, надо отдать человеку должное. Единственный чистый проход вел в одиночную леваду — вечное скиталище, где так часто я проводил свои дни. Что же, пусть так, хоть какое-то разнообразие. На секунду остановиться, не поворачивая голову но напрягая слух — человек медленно, не слишком ровно шел позади, и его взгляд едва ли не сверлил спину. Не очень приятно, слишком сильно раздражает.
Развернуться, привставая на задних ногах, и рвануть прямо навстречу человеку, злобно дернув головой. До последнего момента я сам не знал, блефовал ли или нет, и лишь в последний момент понял, что меня ничего не останавливает — это обычные, добрые лошади боятся, останавливаются в последний момент, стараясь слегка напугать неугодных им людей. Я же сделал точеный, маленький овал вокруг мужчины, резко толкнув его в бок и вновь возвращаясь на начальную позицию.
Но этот этот двуногий все еще стоял на своем, пусть ему и было тяжело. Упертый наглец.
Еще несколько шагов, и копыта ступают на мягкий грунт левады. Здесь есть даже трава, люди немного стараются. Пусть не слишком много. Легкие вдыхают чуть теплый летний воздух, прекрасный, упоительный. И на душе становится чуть легче, пусть и на долю секунды. Прорысить по периметру левады, словно оглядывая свои владения. Выйти на середину, на секунду закрыв глаза. Остановка, выдох. Вновь я чувствую на себе человеческий взгляд, и это ощущение опять заставляет злость вспыхнуть в груди. Ноги машинально поворачивают тело в сторону неприятного взгляда.
– На равных условиях, говоришь? – громко всхрапнул я, задирая голову. – Ну и что же, человек? Я стою перед тобой, посмеешь ли ты зайти? Нужно ли тебе это?
Все действо отчасти даже забавляло меня. Дам ему еще один шанс — пусть этот сломленный двуногий покажет себя, ведь пустота в его глазах завораживала, заставляя с интересом следить, что же произойдет дальше. А пока лишь резко встать на дыбы, чтобы еще раз показать свои намерения.

+1

3

Я смотрел на то, как жеребец пристально, вскинув голову вглядывается в мое лицо. Я не нервничал и не отводил взгляда. Даже не моргал, что часто воспринималось животными, как вызов. Но Водевиль ничего не сделал. Лишь развернулся, и фыркнув, ушел на улицу. Я прикрыл дверь денника и увидел, что рука залита кровью. Алые капли стекали на пол, пачкая манжеты белоснежной рубашки. Достав из кармана носовой платок я обернул им бесчувственную руку, даже не поморщившись. Это было так интересно - я мог сгибать пальцы, двигать руками и ногами, но тем не менее вся правая половина моего тела давно ничего не чувствовала. Инвалид. Калека. Юродивый. Все эти слова я читал в глазах врачей, которые обследовали меня каждый месяц. Врачей, которые давно перестали бороться. Они жалели меня и жалость их была подобна плевку прямо в лицо. Я всегда был сильным, всегда держал голову высоко. Но не моя империя, ни моя былая слава - ничто не способно было вернуть мне утраченное. Я сломанный конструктор, который должен был давно валяться на свалке. Сейчас я почти бесполезен. Кривая улыбка расползается на губах, пока я смотрю вслед удаляющемуся жеребцу. Я и сам не знал, зачем вообще вмешался. Возможно, мне хотелось как-то оправдать его, а через него оправдать и себя. Возможно на миг я даже решил, что если он не безнадежен, то и я тоже. Это было так жалко, так омерзительно. Я покачал головой, после чего последовал за жеребцом на улицу. Тот неспешно шел по прогулочным дорожкам, из которых сделали четкий коридор до одиночной левады, по моей просьбе. Я наблюдал за тем, как он плывет вперед совсем не оглядываясь и сам не знаю, на кой черт хромал следом за ним. Неужели я стал настолько слаб, стар и сентиментален, что и с лошадью справится не могу? Может быть иногда стоит прислушиваться к другим людям? Может быть конюха и берейторы, которые каждый раз отказывались от работы с ним, были черт побери правы? Почему я вообще полез в то, с чем никто не может справится?
Потому что ты всегда был таким. Ты всегда считал, что самый лучший. Что можешь то, чего не могут другие.
Ехидно ответил мне внутренний голос. Я хмыкнул. Может быть, когда-то давно, я действительно так считал. Но тот самоуверенный и дерзкий Блэквуд остался умирать, погребенный под телом своей погибшей кобылы. Я никогда не забуду ту адскую боль, что раздирала тело на части. Я не мог пошевелиться, не мог выбраться и лишь чувствовал, как кровь обжигает ледяную кожу. Бил косой дождь, стекая на лицо, но даже руки мои не двигались. И самым страшным было то, что я не чувствовал своих ног. Поначалу я слышал хрипы гнедой, которая сломала себе шею. Я пытался позвать на помощь, но на этой части маршрута не было зрителей или организаторов. Мы лежали возле проклятой водной канавы, на преодоление которой у гнедой не хватило сил. Я чувствовал, что нужно сегодня сняться с маршрута. Я видел, как была подавлена гнедая, как она артачилась при выходе из денника. Я обещал ей, что мы пройдем маршрут чисто, как проходили уже 6 лет подряд. Я поклялся ей. И я ее подвел. Словно в замедленной съемке я заново видел то, что тогда случилось. Был дождь, перерастающий в ливень и мне нужно было сойти с маршрута. Любой спортсмен бы поступил так, но только не я. Гнедая неслась вперед, почти ничего не видящая из-за стены дождя, но покорная моей воле. Я подгонял ее, ведь оставалось всего десять препятствий и можно было наверстать время. Впереди была водная канава, начинающаяся с банкета. Банкет с отвесом в полтора метра, с которого надо было спрыгнуть в воду и тут же перепрыгнуть бревно. Я не стал отзывать кобылу, ведь она всегда справлялась. На последнем такте она спрыгнула вниз, но задние ноги поехали на мокрой траве. Она завалилась на бок, страшно заржав и этот крик оглушил меня. Я ударился об отвесную стену и пытался соскочить с седла, но нога запуталась, провалившись в стремя. Я рухнул вниз первым, поднимая тучи брызг, а гнедой повезло меньше. При падении она натолкнулась шеей на перекладину бревна и я услышал мерзкий, страшный треск, а затем хрип. Придавленный ее телом, что упало сверху я рыдал как мальчишка, не в силах помочь ей. На тот момент, как нас нашли, она была уже мертва. Меня увезли в больницу, где сообщили о том, что я никогда не смогу ходить.
Тогда весь мир для меня разрушился. Я проклинал себя, проклинал всех вокруг и бился коляской во все стены, не в силах привыкнуть. Я не чувствовал ног и всей правой половины тела, не мог нормально улыбаться, говорить и двигать даже пальцами на правой руке. О, самоуверенный, дерзкий юнец! Как же слеп я был, как гнала меня вперед моя гордыня. Я напивался, проливая все мимо рта, ведь не мог даже обхватить горло бутылки толком. И тогда я осознал, что был один. Все мои тренера, которые так восхищались мной, поставили на мне крест, ведь я был уже не спортсмен. У меня не было родителей, жены или детей - даже друзей, только вечные соперники. Мир спорта опасен и жесток, здесь есть лишь конкуренция и нет дружбы. Я хотел умереть. О Боги, как я молил небеса о смерти. Но они не слышали моих молитв, а сам я был слишком труслив, чтобы покончить со своей жалкой жизнью. Наверное, именно в тот момент у меня появилась маниакальная идея создать свою империю. У меня было достаточно денег, заработанных на мировых турнирах, но что может инвалид? Тогда я купил сгоревшую, разрушенную конюшню и пару гектаров земли, вложив большую часть денег в реставрацию и строительство. Авалон стал моей мечтой, моим якорем, моим спасением. Каждая завезенная в него лошадь, каждый частник, что ставил кого-то на постой. Все это было частью меня. И именно это заставило меня бороться. Я пытался вставать с инвалидного кресла и падал на пол, разбивая себе лицо и сжимая зубы от боли. Я не чувствовал нечего, но пытался ползать и цепляться за стены и полки. Спустя пол года, вопреки словам врачей, я стал чувствовать левую ногу. Я смог двигать даже правой, хоть она ничего не чувствовала. Еще через пол года я подчинил себе пальцы правой, онемевшей руки. Теперь я мог ходить, пусть и опираясь на трость, мог улыбаться и нормально есть и говорить. Но я все равно никогда не смог бы больше нормально сесть верхом. Все, чем я жил и дышал у меня отобрали, по моей же глупости.
Сейчас, когда я шел за жеребцом я видел в нем себя. И именно это меня в нем зацепило. Мы дошли до левады, когда жеребец вдруг стремительно развернулся и побежал прямо на меня. Я взирал на него с ледяным спокойствием, не делая попытки отстраниться. Уступлю один раз и потом он никогда не станет даже смотреть на меня. Он в последний момент обогнул вольт, лишь задев меня. Я пошатнулся, но устоял, опершись на трость. Жеребец ускакал в леваду, а я вновь медленно двинулся за ним и прошел внутрь. Конь поднялся на дыбы, показывая мне свое отношение, но я продолжал стоять и смотреть прямо ему в глаза. Когда его копыта коснулись земли, я прихрамывая вошел внутрь, останавливаясь в центре левады.
- Я не враг тебе. И буду повторять это до тех пор, пока ты не поймешь.

+2

4

-------> Улджи/Кобыла/Конкур,Кросс/Берейтор — Angelina Clarks
Чистка длилась около часа, Улджи удивилась, что женщине хватило терпения привести в порядок эту вороную шерсть. Когда пыль, опилки и навоз были счищены, то стало очевидно почему от лошади с таким характером не избавились. Мышцы перекатывались под лоснящейся шкурой. Ведь, на чем, а на питании этой кобылы никогда не экономили, а бег в леваде помогал сохранить мощь. Еде всегда высыпали через прутья, конюхи заходить в денник никогда не горели желанием, но то и лучше. Ведь часто конюхами были люди не далекого ума, либо просто те, кто не хотел панькаться с очередной лошадью, после нескольких десятков. И было проще просто загнать животное по-дальше в денник, закинуть еды и забыть об этом до следующей кормежки. Луна героичести перенесла чистку, можно даже сказать, что она была паинькой. Ведь чего бы не воспользоваться таким редким случаем избавиться от грязи и зуда. Конечно были моменты, когда человек позволяла себе запредельное, залезть щеткой куда по ниже к пузу и тогда кобыла предупреждала "крысой" или поднятием задней ноги, чтоб такие интимные места не трогали.
Лошадь мягко поднимала ноги, подкованные копыта игриво стучали по асфальту. Улджи чувствовала напряжение в руках женщины, она крепко держала чомбур, хотя любой понимал, что в случае чего удержать такое животное человеку не под силу. Особенно если лошадь все таки решит убежать, а не сделать вид, что испугалась букашки.
Люди с удивлением смотрели на эту пару. Многие кто причастен к конюшне всегда наслышаны о самых буйных и сложных лошадях. И хотя не рискуют приблизиться к ним сами, но если видят других рядом с таими животными, то сразу выползает зависть, зеленая и липкая. Которая окутывапет все вокруг. Которая показывает на сколько множество людей низкие, когда кто-то делает что-то лучше. Вороная свысока смотрела на людей, она ждала когда ее отпустят в леваде и она сможет побегать. Лошадь еле сдерживала энергию и будь на месте Анжелики любой мужик, то он уже валялся в грязи, а лошадь с радостными зубами гонялась за кем-то. Но эта женщина была на столько хрупкой, что кобыла просто боялась легким своим движением хвоста опрокинуть ее, ведь казалось, что от любого легкого движения сосуд этого человека треснет. - Эта та вороная бестия, к которой за ее время перебывания здесь ни один прокатчик не подошел? Дамочка, смотрите, а то она Вам голову откусит. - Скипящий смех, будто открывали поржавевшую калитку пролетел по воздуху. Улджи не любила когда насмехались над ней или над тем, кто хоть чу-чуть был ей благосклонен. Кобыла почувствовала ослабление в чомбуре и сделала рывок. Веревка легко выскользнула из рук женщины, та даже не пошатнулась. Наверное сыграла неожиданность. Кобыла сделала рывок к мужику, но тот с перепугу кинул в нее хлыстом и Улджи была вынуждена сманеврировать от летящего не опознаного обьекта, резко свернув вправо чуть было не втаранясь в забор левады.
Вороная не успевала остановиться, еще один резкий поворот вывел бы ее тело из равновесия, а позволить упасть своей туше в грязь и получить еще одну долю насмешек было унизительно. Улджи приняла единственное верное на ее взгляд решение - прыжок. Кобыла оценила высоту препятствия, оценила точку толчка. Мышцы напряглись, а тело моментально подсобралось, лошадь за секунду успела подготовиться к прыжку. Передние копыта порвали корни травы, задние мягко подвелись под зад. Мощный толчек, верх-вперед. Передная часть пружиной выталкивается в воздух, ноги максимально подгибаются, чтоб не зацепиться за ограждение левады. Задние ноги делаю толчек и тот самый любимый миг полета. Полета когда тебе кажется, что у тебя выросли крылья, что ты можешь взлететь. На мгновение вороное лоснящееся тело зависает над препятствием, передние копыта мягко касаются земли, суставы амортизируют силу тяжести и кобыла с победным ржанием приземляется и сделав несколько темпов галопа Улджи остановилась и посмотрела на людей. Лошадь улыбалась, можно было поклясться, что это была озорная улыбка, уши напрвалены вперед, положению хвоста мог позавидовать араб, грудная клетка спокойно двигалась в такт дыханию. Улджи получила свою дозу лошадиного кайфа и ждала пока в нее полетит еще что-то, пока ее скрутят и уведут в денник. Запрут и забудут. А пока что насладжадась.

Отредактировано Улджи (2017-04-08 10:44:35)

+1

5

Улджи была большим молодцом за все время чистки. Она достойно выдержала все издевательства Анж со щеткой и даже в парочке деликатных мест удалось немного отчистить шерсть. Конечно, кобыла немного крысила мордочку и грозно подымала задние ноги, но в общих чертах она была умничкой. Копыта у лошади были в хорошем состоянии и подкованы, потому так четко и звонко отбивали каждый ее шаг по асфальту проходов конюшни. Пока что людей было мало, но некоторые молча проводили их взглядами, кто-то махал головой и втихаря вертел пальцами у виска, но Анжелина не обращала на них свое внимание. Сейчас ее задачей было довести кобылу в место где никого нет и они смогут немного ближе познакомится. Улджи наверняка всегда такая злая бабка яга, скорее это ее защитная реакция ко всему новому, но внутри она может оказатся прекрасной лошадью с доброй и чувственной душой.
Выйдя на улицу, Анжелина прикрыла глаза от лучиков весеннего солнышка и втянула полной грудью свежий воздух, пропитанный сыростью. Женщина обожала этот запах и потом сделала еще несколько глубоких вдохов. Чомбур немного ослаб, но вороная все еще хорошо вела себя. Вдруг ваш покой потревожил мужской голос. Кларкс повернула голову в сторону мужчины, он был весьма не приятным на внешний вид, да и его слова не понравились нашей героине. Анж решила пропустить их мимо ушей и не заострять ситуацию, зачем ей лишние разборки, когда главная задача это спокойно довести вороную к леваде, которую она успела заприметить. Пусть наша дамочка упустила весь этот момент у Луны были другие взгляды на это. Стоило мужчине захохотать своим мерзким и противным смехом, как вороная ринулась в его сторону и с легкостью вырвала чомбур из рук Анж. Женщина осталась в шоковом состоянии на месте, а вот конюх был куда активнее. Он сорвался бежать и бросил какой-то хлыст в сторону животного. Улджи ловко успела увернутся, но кажется, слегка ударилась боком об изгородь левады. Анж все еще не могла выйти из состояния ступора, а вот наш маленький бесенок уже поставил себе новвую цель.
Улджи набрала разгон и удивила Кларкс еще больше. Анжелина была уверена, что столь компакной лошадке не под силу преодолеть столь высокую изгородь, но она не дооценила вороную. Улджи все рассчитала и в нужный момент с легкостью вспархнула в высь. Она была словно маленькая и легкая бабочка в облаках. Анж пришлось даже прикрыть рукой открытый рот от удивления, а ноги стали ватными.Лошадь мягко приземлилась на землю и продолжила идти несколько темпов галопом. Хорошо, что за эти теплые деньки земля успела подсохнуть и под ногами лошади не оказалось болото.
Выдохнув все свое напряжение, Анжелина сама себе заулыбалась от такой маленькой победы вороной кобылы. Парочка прохожих конюхов и спортсменов застыли так же под впечатлениями. Кобыла развернулась ко всем "лицом" и довольная "улыбалась". Кларкс была готова поклястся, что эта демонша смеялась над тем неприятным мужчиной, который поджал хвост как только стало жарко.
Чомбур тоже не пострадал и свободно свисал, потому лучше его совсем отцепить и дать вороной выпустить пыл. Так наша хрупкая женщина и поступила. Она еще раз вздохнула, встряхнула плечами и зашагала к леваде. Спокойно открыв проход, Анж мигом проскользнула в него и закрыла за собой калитку. Вновь начав двигатся медленно и осторожно, женщина подошла к кобыле.
- Умничка, Улджи.
Не передать какая радость перепоняла нашу женщину за эту кобылу. Она осилила такую высоту да еще и без разминки, без разогретых мышц. Кстати о них, эта дамочка была в очень даже хорошей физической форме. Ну конечно, ей не помешает еще немного подтянуть бока и подкачать шею, но в целом вид был хороший, как на лоашдь которая долго без работы.
Как-то на эмоциях, Анж совершенно забыла об осторожности и чмокнула вороную в щеку. Придерживая ее за чембур, женщина огладила рукой ее лебединую шею.
- Хорошо, давай дадим тебе немного свободы.
Кларкс аккуратно отцепила карабин чомбура от кольца недоуздка и сложив ткань в несколько раз, спокойно опустила руку вниз. Сделав шаг назад, она приготовилась к выбросу волны энергии со стороны животного. Некоторые лошади вообще дикие в левадах потому лучше дать им больше свободного пространства. Сейчас Кларкс думала о последующих шагах, но пока стоит дать вороной побегать,  а дальше будем налаживать контакт. Правда, наша бизнесвуменша далеко не знаток в конном спорте и никогда раньше ей не приходилось общатся со столь сложными лошадьми и откровенно говоря, она совершенно не знала, что ей нужно делать дальше, но будем что-то думать и творить.

_пс: ошибки могут быть, нет сил проверять.

0

6

Свобода это потрясяющее чувство, и полет во время прыжка частично позволяет уйти от реального мира, забыть о том, что ты никогда не будешь принадлежать себе, что всю свою жизнь ты будешь вынужден горбатиться в рабстве. Быть обычной вещью, которую хозяин может использовать по своему усмотрению, продать, побить, убить. Это не будет наказываться законом, а другие попросту закроют глаза. Конечно эта одна из крайностей отношений между лошадью и человеком, но другой эта кобыла и не знала. Были и другие отношения. Улджи наслышала о дружбе между видами, порою наблюдала за этим воочие, даже здесь на конюшне успела заприметить такие отношения между людьми и лошадьми. Но баланс между парами трудно найти, в душе у животного всегда есть вера в свободу и в то, что в своей жизни они встретят того человека, который поймет их. Который поможет совершенствоваться вместе. Пока было не понятно увидела ли Луна такого человека в Анжелике, ее следовало еще проверить. Кобыла понимала к чему эта женщина зашла сегодня в денник. Этот человек искал себе партнера, лошадь. И по какой-то причине решила остановить свой выбор на вороной кобыле. Возможно решил вложить свои деньги в Улджи, но угадайте кто последний узнает о собственной продаже?
Улджи вздрогнула, когда Анжи дотронулась к ее морде с поцелуем и отстегнула чомбур. Большая вольность от которой кобыла была готова дать драпана куда подальше или огреть этого человека ближайшим копытом, но взамен лишь резко скинула голову и скрысила морду. Уши слилишь с шеей, они просто исчезли с горизонта, получился такой себе змей горыныч с одной черной головой. Зубы щелкнули не пытаясь достать до тела человека. Анжелина своим поведением и словами явно давала понять, что хочет чтоб кобыла побегала, выплеснула свою энергию. Но, но, но. Улджи не было интересно бегать и устраивать показуху для людей. Тут не цирк шапито. Тут серьезны люди-кони дела творят.
Вороная застыла и внимательно смотрела на женщину. Улджи было интересно, что предпримет обьект внимания. Ведь та ожидала выброса энергии и бешеных скачек, а тут получила смирную, стоящую на одном месте лошадь с лукавым взглядом. Луна хлеснула хвостом по бокам, потянула заднюю ногу и.... Подставив ноги по удобней уселась на пятую точку. Хотели цирк? Глядите на сидящую лошадь.

0

7

То чего ожидала Анжелина, так и не произошло. Лошадь не подорвалась с места в галоп с дикими козлами, она даже не отбежала просто в  сторону, она не сделала ничего. Первые минуты животное внимательно наблюдало за женщиной, а затем и совсем удивило. Улджи как-то умудрилась сесть на свою попочку и с таким безразличием смотрела на брюнетку. Сказать, что Анж офигела это ничего не сказать. Женщина застыла в ступоре и просто смотрела на происходящее. Вообще, такую картину она наблюдает впервые за свою жизнь, раньше такую позу могла увидеть разве что в интернете, но явно не на свои глаза. Еще больше ее шокировал тот факт, что Улджи далеко не ангел и то, что она предпочла "присесть", а не побеситься, заводил нашу бедную Кларкс в большой тупик.
- И что я должна с тобой делать?
Глубоко вздохнув, женщина не придумала ничего умнее, или тупее, чем подойти к кобыле. Каждый свой шаг она делала спокойно и уверенно, чтобы где не показать животному, что она боится или что-то в этом роде. Анжелина не боялась, скорее просто не знала правильные ли ее действия, но сейчас они остались наедине друг с другом и никто не подскажет как поступать.

Подойдя к Улджи ближе, Анж остановилась в паре метров и решила сделать так же. Она присела перед кобылой и тогда та показалась ей просто огромной, словно титан, а она маленькая букашка. Да, садясь вот так перед непредсказуемым животным весьма глупо и риссковано, но за малое время общения с лошадью, женщина поняла, что этой вороной демонше совершенно не хочется причинять вред людям, ну или лично ей.
- Так и будем сидеть? Может тогда стоило бы захватить седло, может немного пошагали на манеже? Ты всегда такая вредная?
Слегка улыбнувшись, женщина начала вырывать травинки одну за другой, ноне отводя взгляда от Луны. Она все же была очень красивой. Кобыла имела хорошие формы, ее экстерьер как раз был по вкусу нашей Кларкс, а ее высота в холке отлично вписывалась под рост женщины, которая не была "карликом". Посмотрим как будет складываться в будущем с этой лошадью, возможно она еще чему-то научит женщину.
- Улджи...интересное имя.
Пробормотав себе под нос, Анжелина немного задумалась. Она все хотела у кого-то разузнать об этой кобыле, о ее шраме на глазе, который сейчас вновь скрылся под длинной челкой.

Где-то ближе к конюшне раздался шум и хрупкое тело Кларкс вздрогнуло. Женщина подскочила на ровные ноги и взглянула на лошадь. Она не знала, как та может среагировать, потому лучше быть осторожной. Посмотрев в сторону, Анж увидела, как разгружали большую машину всякой всячиной. Возможно это были опилки, а  может даже сено привезли, в любом случае ее это не интересовало.
Вернувшись к Улджи, женщина подошла  к кобыле и достав из кармана кусочек морковки, которую она порезала еще дома, протянула животному.
- Надеюсь ты не откусишь мне руку?
Нервный смешок. Ладонь преподнесла угощение ближе к губам Луны, а Анж все не сводила с нее взгляда. Ей было интересно что у них может получится, возможно ей стоит немного погонять ее на корде и придумать еще какое-то занятие? Корда не проблема, за ней можно сбегать быстренько, но сейчас не об этом. Анжелина хотела хоть немного наладить контакт с Улджи и пока не не пришло в  голову ничего умнее, чем предложить вкусняшку.

п.с. давай немного чет разбавим а  то уже не о чем писать

0

8

Время тянулось слишком медленно. Из затяжных облаков наконец показались нежные лучи весеннего солнца, и сейчас они озарили денник своим светом, превращая новые опилки и сено в золото. Хоть какая-то надежда на что-то хорошее. Однако человек все еще медлил, проходясь взглядом своих темных глаз по жеребцу. Шаман не любил долгие приветствия, сентиментальные знакомства и прочую лабуду, от которой в таком восторге пребывают другие лошади. Ему всегда было достаточно узнать имя человека, чтобы потом понимать, с кем именно он работает. Остальные формальности можно было оставить на потом. Но этот хмурый двуногий не представился, а лишь продолжил говорить что-то расплывчатыми фразами, словно желая оттянуть время работы.
Это утомляло. Возможно, СС просто не особо знал, как общаться с людьми, ведь сами отношения с ними не представляли для него никакого интереса. Сегодня один, завтра другой, и это совсем не важно. Единственное, что имеет смысл — работа, через которую ты достигаешь новых высот, становишься лучше, оттачиваешь приобретенные навыки. И главное в человеке не то, как славно он может говорить, сколько яблочек принесет, как почешет шейку. Главное, чтобы он что-то да умел, и был способен хорошо показывать себя как на тренировках, так и на соревнованиях. Этот же мужчина до сих пор не предпринимал каких-то действий, что начинало напрягать Шамана. Неужели они так и простоят здесь бесцельно, пока его гость не уйдет восвояси? К счастью, вскоре человек все-таки произнес новую речь, которая наконец заставила коня перевести взгляд с прохода обратно на незнакомца. 
— Браво, правильные мысли, — безынтересно фыркнул Теневой, делая шаг навстречу человеку.
СС никогда не был лошадью-убийцей. Да и, к счастью, у него всегда были хорошие манеры, поэтому ему бы и в голову не взбрело что-то сделать человеку, который никак ему не угрожает. Мало того, пегий был самовлюблен, поэтому и не считал, что кто-то может стать для него угрозой, тем более кто-то из двуногих. Сейчас же главной его целью было наконец выбраться из этого чертового денника, похожего на все те денники, в которых он был и раньше. Зачем переезжать из одной конюшни в другую, если все остается прежним? Меняются поля, иногда препятствия на троеборном маршруте становятся другими, где-то сено более сочное, но это ничего не меняет. Тем не менее, черно-белый подошел к мужчине, пристально взглянув тому в глаза, чтобы еще раз убедиться, что там хоть что-то есть, какая-то искра, и опустил голову, давая надеть на себя недоуздок. В принципе, он мог выйти и так, не сбегать же в первый день куда-то в поля. Но это было одной из рабочих формальностей, и это следовало уважать. Так что, мирно дождавшись, пока гость застегнет все ремешки, Шаман вновь гордо поднял голову, напрягшись и выжидая, когда они наконец выйдут из денника. К счастью, в этот раз человек не стал медлить, и жеребец спокойно вышел за ним в проход, плавно осматривая все вокруг. И тут взгляд его черных глаз упал на ноги человека, а точнее замер на его походке, какой-то не слишком правильной и понятной. Присмотревшись лучше, конь понял, что у его сегодняшнего напарника что-то не так с ногой. И эта находка оказалась слишком удивительной и не слишком приятной.
— Калека? — на миг остановился пегий, внимательно смотря на двуногого. — На кой черт мне калека?
Взгляд Теневого резко прошелся с ног мужчины до лица, замирая на его глазах с немым упреком. Зачем искалеченному человеку его тренировать? Как же он может достойно тренироваться, если даже ходить нормально не в состоянии. Жеребец недовольно выдохнул, звонко стукнув копытом по покрытию прохода, словно требуя от человека какого-то ответа. Но его не было, ведь двуногие слишком глупы, чтобы понять то, что говорят им другие животные. Поэтому, смирившись со своей участью, пегий спокойно дошел до развязок, устремляя взгляд дальше, к дверям, что вели прочь из конюшни. Да, мысли уже неслись туда, на конкурный плац или в поля, где можно будет наконец размяться после длительного переезда и знакомства с этой коробкой, которую люди называют денником. Мышцы уже требовали тренировки, как и мозг, уставший от однообразной действительности. Мужчина тем временем начал чистку, и тут Шаман не стал ему мешать, плавно и аккуратно поднимая одну ногу за другой, чтобы было легче их почистить. Он и сам очень пристально относился к своему внешнему виду, поэтому никогда не валялся в грязи, да и саму чистку любил. К тому же, по этому процессу можно было понять, что за человек перед тобой. Многие отдавали своих частных лошадей для чистки коноводам, и это не слишком хорошо говорило о них. Кто-то всегда торопился, делал все наспех, и на тренировках показывал себя точно так же — скомканные движения, руки не поспевают за мыслями. Этот мужчина делал все размеренно и отточено, за что нужно было отдать ему должное. Он не торопился, но и не медлил, задумываясь о чем-то своем. Что ж, быть может, он не так плох, как его походка?
Тем временем, с чисткой было покончено, и жеребец спокойно ждал, пока его напарник отправится за амуницией, которую, почему-то, не принес сразу. Впрочем, быть может он просто делает все по какому-то своему четкому плану. Но вместо этого тот лишь отвязал чомбур, что-то спокойно говоря о прогулке.
— Даже без амуниции? — все еще недоумевая гугукнул жеребец, переводя взгляд на мужчину.
Вероятно, такое странное поведение должно было заинтересовать лошадь. Однако Теневой лишь скептически посмотрел на человека, все больше разочаровываясь. Ему действительно хотелось пройтись, но лишь для того, чтобы дойти до манежа и начать работу, в которой он и видел цель своей жизни. Посмотреть на нового человека, оценить, сработаются ли они. Но пока ничто не предвещало хоть толики веселья, и пегий недовольно фыркнул, сильно кивнув головой и делая шаг вперед, к выходу из конюшни. Человек чуть медлил, и взгляд его чувствовался на спине, на ногах, не слишком приятно доносясь до жеребца. Оценивает. СС тоже умел оценивать людей и других лошадей, но выжидал для этого нужный момент. На самом деле, сейчас они смотрелись, наверно, довольно забавно. Два спокойных, почти непоколебимых создания, пытающихся понять, подходят ли они друг другу. И если Шаман был практически полностью уверен в себе, то о человеке такого сказать было нельзя. Было что-то и в его движениях, и в его голосе странное, тоскливое. Словно где-то в глубине его что-то поломалось, работает неправильно. Впрочем, первое впечатление бывает обманчиво. Жеребец ускорил шаг, подходя к двери и дожидаясь, когда человек поспеет и наконец ее откроет.
Свежий, влажный воздух ударил в ноздри пегого, заставляя вдохнуть полной грудью, горделиво приподняв голову и прикрыв глаза. Да, погода здесь была едва ли не прекрасна: не так жарко, утром еще висит над полем туман. Вовсе не душно, но и совсем не холодно. Почти идеально для кросса. Солнце местами выходило из-за туч, то озаряя саму пару, то уходя дальше, к лесу, и не обжигая глаза. Теневой еще не успел познакомиться с окрестностями, посему и не знал, где что находится. Тут он дал полный контроль человеку, плавно идя рядом с ним вперед, пока заасфальтированная дорожка не сменилась каменистой.
Не слишком похоже на дорогу к плацу, — отметил про себя жеребец, широким шагом проходя дальше.
Вскоре путь их привел совсем не туда, куда требовалось. Перед взглядом замелькали левады, в которых резвились разномастные лошади. Одна из них, что поменьше, пустовала, и СС недовольно смерил ее взглядом. Нет, он до последнего ожидал, что мужчина приведет его хотя бы в бочку, где они смогут хоть что-то сделать, да даже прыгнуть через какую-нибудь мелочь а-ля на свободе. Но эта одиночная левада казалась какой-то совсем не смешной шуткой, и на миг жеребец перевел взгляд с этого глупого загончика на человека, пытаясь понять, какие черти все-таки играют в его голове. Быть может, он действительно конюх, только какой-то важный? Или просто решил провести экскурсию по владениям Академии?
Но, увы, мужчина лишь молчаливо открыл калитку левады, также безмолвно проходя внутрь.
— Очаровательно, — выдохнул Шаман, заходя в леваду и спокойно ожидая, пока человек отстегнет чомбур. — пустая трата времени.
Кажется, никакой работы здесь не будет. Ольденбуржец дождался, пока мужчина закроет калитку, и, внимательно смотря за его реакцией, подошел ближе. Ему до сих пор не было ясно, что этот калека собирается делать, для чего привел его сюда. Обычно в леваду его отправляли уже после тренировки, чтобы отдохнуть и пощипать немного травы. Сейчас же ситуация была иной, и мужчина вновь перевел свой внимательный взгляд на коня, словно чего-то дожидаясь. Стоило ему наконец отстегнуть чомбур, как конь недоверчиво отошел в сторону, переводя сначала внимание на летящих сверху птиц. Хорошо им, они заняты чем-то своим.
Ну и что ты замер, человек? — недовольно зажал уши Шедоу, поворачиваясь к нему мордой. — не знаешь, что делать нам дальше?
Впрочем, зачем было его о чем-то спрашивать. Дав еще секунду мужчине, чтобы тот что-то сделал, и не получив никакого ответа, пегий развернулся на месте и размашистым шагом пошел вглубь левады, тщательно осматривая грунт под ногами. Камней, к счастью, не было, и даже местами уже начинала прорастать молодая зеленая трава. Пройдя таким образом круг, жеребец, уже даже не поворачиваясь в сторону человека, резко перешел в активный галоп, граничащий с карьером. Ему нужно было выпустить немного пара, да и хотя бы немного размяться. И пока он лишь нарезал круги по леваде, то и дело резко разворачиваясь, а пару раз и сменив ногу сам прямо на галопе. Пусть смотрит, если ему так нужно.

+2

9

Улджи наслаждалась недоумением человека, ведь почему всегда люди должны понимать, что делают их животные. Пусть иногда побудут в панике или ступоре. Хотя даже в такие моменты некоторые люди напяливают маску невозмутимости и всезнания, это выглядит смешно и нелепо. Улджи порою наблюдала такие ситуации, когда кто-то пытался обьяснить своему собеседнику то или иное поведение лошади, а кобыла чуть не валилась со смеху на спину, так как вид у двуногих был серьезный, а слова которые они произносили полостью противоречили логике поведения. И тому, что сама Улджи влаживала в свои действия. Вечно кто-то пытается перековать твое поведение под себя, пусть хотяб на словах.
- И что я должна с тобой делать? Женщина медленно и спокойно подошла к кобыле и присела возле нее. Весьма рисковано со стороны Андж, очень даже. Ведь сейчас Улджи смотрела на эту женщину как на букашку, вороная воседая на пятой точке была на много обьемней и выше, чем ее партнер. Эх, быстро же раскусили эту копытную особу, быстро поняли, что если ее не задалбывать, то лошадь не будет агрессивной. - Улджи...интересное имя. Лошадь повела ушами и внимательно слушала этот голос, ноздри напряглись и втянули воздух и запахи, которые так и витали в воздухе. И в голову пришла ошеломлящая мысль, скоро должны давать еду, а мы тут расселись в леваде. Жрать то охота.
И как по внутреней телепатии человек протянула руку и в ней заблестело нечто оранжевое, ммм, сладковатый запах и сочность. Губы слегка дернулись, морковка так и манила, как же прекрасно будет ее сейчас разжевать. Почувствовать эти сладкие соки и потом радостно утопать в денник и сожрать свою пайку от конюха. Улджи резким толчком поднялась на все четыри ноги, обтрусилась как собака и ударила хвостом по бокам. Пора домой. Посидели, погрелись и пора домой. У вороной было чувство, что в эту общую конюшню она возвращается чуть ли не последний раз. Демона внутри никогда нельзя укротить, можно лишь решить будешь ты его кормить правильно или прийдешь к нему с хлыстом. Общение между животным и человеком, это всегда хотьба по лезвию, особенно в случае полутонного животного, с бесами в глазах. Лошадь чувствовала, что этот человек совсем не опытный, что тут еще стоит подумать кто кого учить будет. Но возможно нужно дать шанс, что-то цепляло. Манера поведения Анжелины, ведь она не смотря на страх и риск, с каждым своим действием все больше история этих двоих черных лошадок уже начала запутываться общими корнями, а пустит ли эти корни росток, зависит от поведения каждого и от умения слушать. Пусть и опыта малова-то.
Кобыла еще раз вдохнула воздух полной грудью и посмотрела в сторону конюшни. Пора идти туда, движение это жизнь, но и от еды грех отказываться.
------> Денник

Отредактировано Улджи (2017-06-14 18:13:03)

+1

10

Денник ------>
Копыта вгрызались в землю, вспахивая траву и руша всевозможные корни этих мягких растений. Кто ж им виноват, что Улджи решили провести не по дорожкам, а свернуть на газон и пропустить коневоз, который привез очередного "бедолагу" для угоды людям. Лошадь умеет играть на человеческих нервах, с энтузиазмом дергая самые короткие струны и заставляя людей держаться так, словно в их задницу каждую секунду может впиться игла. А-нет, не игла, а всего лишь несколько зубов и копыт черного и уже в некой степени холеного животного.
Кобылу в очередной раз вывели из денника на дневной моцион, теперь, когда у вороной появился некий один человек про нее перестали "забывать" и конюхам ежедневно в отсутствие Анжелины приходиться сражаться с этой особой. Старшие спихивают на младших, те получают подзатыльники, вороная получает возможность сбежать и проделать очередной круг почета по территории, а так же чуть ли не огребсти лопатой по своей гривастой головушке. Честно сказать на эту лошадь было бы не плохо одеть намордник, целее будешь, вот только люди ведь "умные" и всесильные, эти пару сотен метров до левад-одиночек кажутся им пустяком, даже когда рядом лошадь пытается всячески улизнуть или хотя бы отведать не много вашей крови. Эти левады звучат своеобразным приговором для больных не только телом, но и головушкой. И Луну можно отнести ко вторым, физическое ее здоровье полно сил и энтузиазма, а вот другая - психологическая состовляющая, тут уж извольте, энтузиазм пошел не туда. Что вырастили, то и лелеяйте теперь. Ведь двуногие так хотят испить все твои физические показатели до последней капли, и пусть тебе нравиться бежать и одерживать победы, ты бы с радостью проделивала все тоже самое, но без надоедлевых людей за твоими ушами.
Мелкая морось моментами сыпалась на шкуру и черное полотно шло рябью подергивающихся мышц. Прохлада создавала грань идеальной погоды для тех существ, которые не бояться воды. Луну вел под узцы какой-то молодой парниша, лошадь чувствовала напряжение руки, пальцы нервно стискивали кожу недоуздка, ходили ходуном, цеплялись как за последнюю соломинку и раздражали. Кобыле не нравилась такая степень контроля, от нее требовали одновременно держаться далеко, впиваясь локтем в шею, но при этом контролировали морду так, что приходилось все время наталкиваться грудью на тот самый острый сгиб руки.
Вороная начинала нерничать и все чаще отрывала передние ноги от земли делая недвухзначные попытки избавиться от раздражителя, вот только силы конюха хватало на то, чтоб копыта лишь слегка задевали воздух над землей. - Хватит бесноваться Рестив! - Парень резко дернул за недоуздок вниз, давление на переносицу, которое по мнению этого человека, должно было усмирить животное, лишь вызвало возмущение. - Какого черта... Лошадь резко остановилась и в момент раслабления руки поддала свое тело вверх, тем самым вырвывшись из рук не умного человека, передние копыта замелькали в воздухе вблизи конюха, Улджи требовала хлеба и зрелищь. Вот и занялась удолетворением своих желаний. Парень не выпустил из рук чомбур и пытался взять ситуацию под свой контроль. Вибрация от размахивания веревкой вывела лошадь из равновесия и передние ноги мягко опустились на грунт, вот только поза все еще носила угрожающий характер и Луна была готова ответить выпадом на любую агрессию со стороны человека.
Кто-то крикнул и в этот момент шлепнул по черному заду, давая посыл к движению. Кобыла лягнула и с гневными воплями побежала в единную возможную сторону - так вовремя открытые ворота левады. Конюх как-то успех щелкнуть карабином и отстегнуть чомбур, тем самым давая лошади свободу на небольшом пространстве. Ворота моментально закрылись, а по периметру левады зажурчал ток, чтоб Улджи не вздумала показать свои конкурные способности. Кобыла пронеслась галопом вдоль одной из длинных стен, мягко перешла в рысь, когда поняла, что на данный момент эта левада - ее личные владения. Рысь вскоре стала шагом и животное приблизило морду к земле и несколько раз прошлась зубами по короткой траве, хоть не много сочности в сенную жизнь.

Отредактировано Улджи (2017-06-14 18:12:51)

+1

11

У каждого в жизни наступает пора перемен, и у каждого они протекают по-разному. Например, у некоторых подобно сменам Блэка. Метаморфозы, случившиеся с его обыденной жизнью, как внезапная лавина, накрыли жеребца с головой и не давали сделать желанный вздох. Совсем недавно он причалил на новое место жительства и, видимо давно для себя решил, что ссылка будет пожизненной. Осознавая всю сложившуюся ситуацию, Блэк понял, что особого выхода нет ― либо погрузиться в своё горе и дожить последние серые деньки, утонув в безысходности, либо смириться с данным положением вещей, постараться разглядеть в этом всём что-то хорошо, приободриться и начать жизнь с чистого листа. Может, именно это ему и надо. Во всяком случае, перемены уже приносили свои плоды. Недавняя встреча со старым другом пробудила какое-то странное тёплое ощущение внутри его чёрной души. Да и новый дом оказался не таким уж плохим. Уютный денник, приятная атмосфера, добродушные люди и новые знакомства с себе подобными ― как бы вороной жеребец не пытался отрицать все эти прелести, он осознавал, что ему ещё крупно повезло. Могло ведь всё кончится совсем по-другому: чемпион скачек и многократный рекордсмен мог попасть на бойню, где и дожил бы свои последние дни в грязи и нелюбви.
Сегодня был день, так похожий на множество других в этом городе: сырость, ветер, на поверхности ещё виднелись крупные капли недавно выпавшего дождя. Блэк немного потерялся во времени, поэтому на данный момент не осознавал, какое сейчас время суток. Но это не стало помехой для очередного выпаса. Один из конюхов на время отложил свои неотложные дела, когда увидел заскучавшего Блэка в своём просторном деннике. В тот момент жеребец стоял, уткнувшись свои вороным носом в стенку денника, тем самым открыв взор на свою большую чёрную попу всем проходящим мимо. Вообще, мысль о скучающем коне посетила конюха, когда на самом деле Блэк решил, что сегодня никто не достоин его внимания, повернулся своим "достоинством" к остальным и погрузился в легкую дремоту, ещё с утра одолевающую его сознание.
Но буквально миг, и на твоей вороной морде уже надет недоуздок, чембур пристегнут, а за твоим крупом с еле слышным скрипом закрывается тяжелая деревянная дверь денника. И вот ты уже быстро шагаешь по конюшне к выходу в полудреме, недоумении и непонятках, что вообще происходит в этом мире. Блэк через минуту окончательно очухался, огляделся по сторонам и обнаружил себя возле выхода из конюшни. Конюх, который его потревожил и теперь вёл не понять куда, передал чембур какой-то девушке, что-то пробурчал ей и лихо удалился куда-то, скрывшись среди деревянных стен денников. Вокруг слышны были похрапывания, тяжелое дыхание и гулкое ржание с переменным фырканьем. Но жеребцу казалось, что он был совершенно один с этой девушкой, которая то и дело оценивала его своими большими круглыми глазенками, будто ища ответ. Во взгляде виднелся страх и неуверенность. Она двумя дрожащими руками вцепилась в повод, словно ожидая, что стоит вороному лишь повернуть свою голову, и она его выпустить. Испуганный взгляд выдавал бедняжку. Картина была похожа на документальный фильм "в мире животных": добыча и хищник, который вот-вот учует страх своей жертвы.
Тогда Блэку это показалось забавно, но, не успев он что-то предпринять, конюх уже вернулся, забрал повод, поблагодарил девушку за помощь и вышел с конем наружу, время от времени поглядывая на свою другую руку, в которой лежала какая-то железная блестящая штука. Люди называют это "телефоном" и постоянно тыкают в него своими пальцами, прикладывают к уху и разговаривают с ними.
― Сумасшедшие!
Размеренно шагая за человеком, Чёрный снова вспомнил ту девушку. Сейчас он понял, что, выкинь он какую-нибудь выходку в её присутствие, это было бы жестоко по отношению к ней. Она казалось такой хрупкой, беззащитной и ранимой. Блэк ещё тот засранец, но обижать представительниц прекрасного пола никогда не укладывалось в рамки его принципов, и не важно кто эти представительницы: люди или лошади. А вот отчебучить очередную пакость рядом с конюхом - дело стоящее. Вороной скакун всё еще не знал, куда его ведут, но стал догадываться, когда они вышли на путь к левадам.
― Опять?! Вам самим не надоело ещё гонять меня по этим загонам?! ― возмущение жеребца было не совсем понятно. Он пребывал здесь несколько дней и лишь пару раз его выводили на прогулку в левады, а он уже возмущается. Но этот конь не привык прогуливаться в загоне по зеленой травке. Его устроила бы небольшая пробежка по скаковому треку с последующим принятием освежающего душа или продолжительная прогулка на природе и купание в каком-нибудь водоеме. Да даже тренировка на конкурном плацу, которая скорее всего не увенчалась бы успехом, особенно для того, кто в седле, могла бы стать утехой для строптивого.
Блэк вздёрнул голову, легонько ткнул носом в макушку парня, взъершив его темные кудри. Человек что-то проворчал себе под нос и погрозил указательным пальцем. Конь не сумел различить ни звука, а тот снова уткнулся в свою железяку.
― С каких это пор телефон интересней меня?! ― чувство собственного достоинства было нагло ущемлено. Блэка возмутило такое отношение. Он стал шустро шевелить своими извилинами, раздумывая над отмщением, но времени на это уже не оставалось. Они приблизились к леваде, в которой Чёрный ещё ни разу не бывал. Внешне она не отличалась от остальных ничем: такое же покрывало из свежескошенной зеленой травы, такое же прочное ограждение и такие же большие ворота. Примечательно лишь то, что она была пустой. Хотя, Блэк уже привык к этому. За эти дни все успели ознакомится с его непростым характером и быстро усвоили правило лишний раз не подпускать его к остальным жеребцам, особенно молодым.
Конюх быстро завел Блэка в леваду, небрежно похлопал по вороной шее и вышел за ворота. Он так был увлечен телефоном, что даже позабыл отстегнуть чембур. Резкий звук, который издала эта штуковина в руке, на минуту отвлек человека. Он приложил железяку к уху и стал живо с кем-то болтать.
― Говорю же: сумасшедшие! Болтают по этой штуковине с другими двуногими. А нельзя просто встретиться? ― Блэк никогда не понимал этого и не старался понять.
― Где? Я у одиночной левады. Выводил на выпас недавно приезжего,.. ― конюх сделал паузу, взглянул на вороного и, прикрыв трубку, проворчал, ― Засранца.
Блэк грозно ударил копытом, взбороздив землю и вскинув ошметки травы, яростно хлестнул себя хвостом по крупу и издал гулкое ржание. Конюх с прищуром взглянул на коня и вдруг испугался. Он быстро поспешил войти в леваду. С опаской приблизившись к жеребцу, яростно фыркающему на него, он отстегнул повод и буквально вылетел оттуда, шустро задвигая щеколду на воротах. В последний раз человек одарил жеребца негодующим взглядом и ушел восвояси болтать со своим собеседником в трубке. Блэк в свою очередь проводил его не менее грозным взором, ещё раз фыркнул и повернулся к воротам и к теряющемуся из виду человеку своей пятой точкой. Чёрный глубоко вздохнул, втягивая прохладный воздух. Всё же, остаться наедине с собой ― не такая плохая перспектива. Вот только наслаждение продлилось не так долго, как хотелось бы.

― Пора привыкнуть, дружок. Вредность ― твоё хобби. Вот и плати за это "хобби"!

― Какого чёрта? ― выпалил Блэк, когда наконец узрел в другой части левады ещё одного копытного. Вороной не мог разглядеть кобыла это была или жеребец. Но сейчас его больше удивлял тот факт, как он сразу не заметил, что в этой леваде пребывает кто-то ещё. И самое главное ― как это не заметил этот бестолковый конюх.
― Он же сам скала: "Одиночная левада", ― мысленно возмущался жеребец и продолжил свои размышления уже вслух, ― Хотя, чему тут удивляться?! Этот неумеха перед своим носом видел лишь свою железную побрякушку! ― Блэк бросил свое возмущение за спину и направился в центр левады. Тем самым он пытался привлечь к себе внимание, показать, что вот ― он тут есть, и постараться разглядеть своего "сокамерника". Или "сокамерницу", как оказалось. Эта незнакомая лошадь была вороной кобылой. Молодая, статная. Блэк сразу подметил знакомые черты и линии рельефа мышц. За свою нелегкую скаковую карьеру вороной насмотрелся на себе подобных. И хоть с кобылами ему приходилось встречаться намного реже, чем с жеребцами, он всегда мог отличить своих собратьев от других пород. Мощное и поджарое тело и тонкая шерсть с проступающими венами и мускулатурой ― достояние чистокровной верховой лошади. У этой породы критерии красоты всегда отличались ― ведь заводчики не гоняются за этой самой красотой. Но всегда есть исключения из правил, как, например, эта кобыла или же сам Блэк, или ещё немало чистокровок, которых удалось ему повстречать за эти годы.
Чёрный остановился где-то посередине, вновь кинул свой взор на вороную, ожидая каких-либо действий с её стороны, и, опустив свой тёплый нос к земле, принялся щипать траву.
― Может, я не буду мешать ей, а она мне. Представим для друг друга, что находимся здесь в полном одиночестве, разойдемся по разным углам и будем блаженствовать в своём личном одиночном мирке, ― как ни странно, но Блэк понимал, что изменить данное положение он не в силах. Нарываться на неприятности, тем более к кобыле, он не собирался, да и желания особого не было. Вороной пытался найти выход из этой ситуации, но любопытство тоже не покидало его разум. Чтобы дальше не происходило, интерес намертво засел в его сознании, вцепившись, как репей.

Отредактировано Black Line (2017-07-08 17:04:02)

+1

12

Медленные унылые шаги вдоль дальней стены левады, зубы пытались отщипнуть траву, на столько короткую и обгрызенную, что порою задевали землю. Улджи наслаждалась отсутствием людей, а в глубине души надеялась, что сегодняшний день она проведет на едине с собой и своими мыслями. А думать стоило о многом. Новый человек в ее жизни казался таким же мимоходним как и другие, вот она появилась, и через несколько мгновений раствориться словно мираж. Мираж, который убегает от слишком сложной лошади, которая иногда пытается тебя убить. Кобыла понимала почему она нужна людям, но не понимала их попытки поставить ее в рамки. Наверное это животное было из тех, которых и могила не исправит. Лишь одно понимание, или хотябы мелкие попытки понять смогут хоть как-то обуздать этот характер.
Трель телефона, пронзительная и отвлекающая. Лошадь вскинула голову и смотрела в сторону источника звука, там что-то происходило, возле входа в леваду. Возле входа в ЕЕ леваду. Улджи замерла и напрягла своего тело, вновь тетива натянулась и готова выстрелить подняв за собой грязь и оставляя трупы. Хотя, наверное таки без последнего, не на столько уж эта вороная была кровожадной. Не в той шкуре она родилась, чтоб желать чьей либо крови, Улджи более предпочитала яблоки, зеленые.
Ноздри расширились и с шумом втянули влажный воздух, свежесть наполнила легкие до самых краев. Вот только эту свежесть разбавлял колоритный запах другой лошади и людей. Отвратная последняя нотка заставила громко выдохнуть и ускорила появление "крысы". Сущий дракон, а не лошадь, выгнутая, напряженная шея, напряженные ноздри и уши, которые прижались настолько, что исчезли с горизонта лошадиной макушки.
Ни единого движения со стороны кобылы, одно сплошное внимание и надежда, что люди просто там остановились, а в следующий момент заберут незваного гостя, поймут свою ошибку и уйдут. Но, люди любят ошибки, их жизнь порой одна сплошная ошибка, иногда кажется, что по другому эти двуногие не могут. Левада отворилась и приняла в свои обьятия еще одного вороного обитателя. Наверное, если б левады умели говорить, то сейчас во всю возмущались ошибке человека, одиночная левада, не для двух создавалась. Наверное кто-то решил рискнуть такими дорогими по человеческим меркам шкурами и засунуть двух бесов в одну клетку. Других животных сюда не заводят.
Тетива терпения натягивалась до предела, кобыла была готова изгонять не прошенных гостей со своей территории. - Какого чёрта? - "Полностью согласна, Какого, мать его, черта?" Жеребец. Исия вороной жереб, который направился к центру огрожденной территории, пасивное привлечение внимания. Улджи всецело сосредоточилась на этом черном обьекте, лошадь ударила передним копытом в землю. Острые края с легкостью прорезали мокрый грунт и удары вздыбили грязь, которая мелкой россыпью пролетела по дуге и мягко умостилась на вороной шкуре. Глаза кобылы изучали статное животное, поджарое тело, наливные мышцы. На сколько эти двое вороных были похожи, такие резкие очертания переходящие в плавные изгибы, которые дополнялись тонкими витками вздрагивающих мышц. Единственное, что пожалуй отличало этих двух представителей одной породы - это пол и вытикающие отсюда отличия. Жеребец был слегка выше и шире. Его тело было сплетением идеального набора генетических факторов и дополнено тренировками, ведь другим лошадям на спортивных конюшнях просто не место. Не так даавно повстречавшееся приведение не в счет.
Выстрел. Тетива со звоном копыт сорвалась и кобыла слетела с места, такой внезапный скачек карьера сменился размашистой и напряженной рысью. Траектория движения образовывала дугу, лишь в нескольких метрах от незнакомца Улджи сделав пару шагов, резко сотановилась. Шея согнулась по дуге, ноздри втягивали воздух и шумно выдыхали. Хвост хлестнул бока и остался натянутым.
Кобыла решила подождать отклика от незнакомой лошади, все таки Рестив не самоубийца и не лезет сразу с омут с головой, ведь другие лошади в большинстве вполне сносные, только если это не те выездюки, с таким народом все сложно. Они думают, что они из другой вселенной, но ножками махать не веселое это дело. Улджи своим взглядом залезла в самую глубину глаз жеребца, было интересно, что же там можно прочитать.
Этот день будет явно веселым, ошибка человека может привести к продолжительному отдыху из-за травм, либо все-таки адекватному общению. Игнорировать уже не возможно, нужно только отвечать на вторжение любой из сторон. Главное, чтоб вороной жереб не был помешаным производителем, Улджи таких повидала и предпочла с ними не сталкиваться. Но люди ведь не на столько глупы?

+1

13

Недоумение не отпускало. Недавнее открытие до сих пор будоражило ясную голову, а разум захлестнул поток мыслей и вопросов. "Бред какой-то!" Интерес подогревался всё сильнее, как свежий каравай в печи. Блэк всё ещё размышлял о дальнейших возможных действах. Это было его любимым хобби: продумывать различные варианты развития событий наперёд. И в любом он выходил бы победителем. Но ситуация могла развернуться совершенно иначе. Возможно, не будет никаких победителей и проигравших. Возможно, состоится не совсем интеллигентная, но спокойная беседа. А может сегодня и вовсе и слова не проронится в этой леваде. Но Чёрному не стоило забывать, что не всегда правила диктует именно он.
Блэк, который до этого мирно, но настороженно стоял в центре левады, пощипывал траву, наслаждаясь её сочным вкусом. Она была ещё влажная, вся в утренней росе, поэтому его весь его вороной нос тут же стал мокрым. Чёрные как смоль копыта поблескивали в призрачной дымке, опустившейся на территорию конной академии. Красота этих мест завораживала, а пасмурные и туманные виды лишь добавляли влекущей загадочности. И даже прохладный воздух, практически укоренившийся в этих краях, ни в коей мере не давал усомниться в притягательности этой страны.
Чёрный слегка расслабился. Присутствие второй лошади его стало волновать чуть меньше, и он отвернул голову в сторону полей и гор, виднеющихся там в дали. Подергивая упругими мышцами под тонкой вороной шкурой, конь недовольно фыркнул мёрзлой струйке воздуха, пробежавшейся по его спине и бокам. Он хлестнул себя хвостом и слегка притопнул задней ногой, словно отгоняя вредное насекомое. И на летучее мгновение Чёрному послышалось надоедливое жужжание около уха, которое тут же исчезло. Показалось? Возможно. Пожалуй повисшее над его головой умиротворение уже ничто не могло нарушить, но не тут-то было. Жеребец откинул все мысли назад и устремил своё внимание туда, откуда глухой стук копыт по мягкой земле музыкой отозвался в ушах.
Вдруг неожиданно, как выпущенный снаряд, вороная кобыла сорвалась с места и ринулась в сторону жеребца. Блэк резко вскинул голову, удивленный такой решительностью и тут же раздул ноздри, как бы давая понять свою обеспокоенность данным поведением. Нет, он не испугался. Вороной не из таких. Но сообщить соседу, что лишний раз лезть не стоит, надо сразу. Но и кобыла видать оказалась не из робкого десятка. Она в нескольких метрах, достаточно близко, пробежалась сменившейся рысью рядом с конем.
― Эй! ― буркнул вороной на такое вызывающее действие. Он не выносил дерзость, ведь сам неоднократно поддавался на её искушения.
Кобыла перешла в шаг. Очертания выпирающих мышц сменялись друг другом, и Блэк в очередной раз отметил их схожесть, подчеркиваемую видимыми различиями. Хоть лучам солнца не удавалось пробиться сквозь плотное покрывало облаков, но тусклые серые блики в переливе так и бегали по её телу. Тут же произошло резкое торможение. Копыта вгрызлись в землю. Шея согнулась в дуге, хвост подобно хлысту отдавал кульбиты по её бокам, а воздух бегал через ноздри как сумасшедший. Забавно, но в таком положении её шея казалась лебединой, под стать арабскому скакуну.
Вороная кобыла не проронила ни слова и лишь пристально всматривалась в глаза незнакомца. Чёрному в свою очередь данная ситуация тоже не шибко приходилась по душе. Он не стал принимать это, как явную угрозу, но и бежать, поджав хвост, не был намерен. Прижав уши ещё сильнее и также раздувая ноздри в диком порыве вдыхая и выдыхая воздух, жеребец напрягся. Меньше минуты назад он был ещё спокоен и казалось безмятежен, но не теперь. Как гитарная струна, натягиваемая колком, или тетива - пальцами лучника, Блэк Лайн весь напрягся. Он издал негромкое ржание, которое скорее было похоже на глубокий рокот в глотке. Дважды ударив копытом о землю и взбороздив куски травы и почвы в воздух, конь грозно захрапел. Он думал так: стоит ли тянуть время ― лучше сразу показать другому, в нашем случае ― другой, что лишний раз лезть на рожон не самый оптимальный вариант.
Вот только пристальный взор вороной кобыла, так пронзительно устремившийся в его тёмно-карие глаза, заставлял ещё сильнее напрячься. Она будто пыталась заглянуть к нему в душу. Проникнуть внутрь, узнать, что там. И Блэку это совершенно не приходилось по душе. Ярый любитель личного пространства он ещё сильнее и увереннее вскинул голову параллельно земле и выпрямился настольно насколько мог, чтобы выглядеть ещё выше, больше и, главное, куда угрожающе, чем прежде. Кровь бурлила, как жижа в кипящем котле, в голове носился ураган мыслей, обуреваемый нарастающим безумием, а сердце отбивало удары, как барабанщик на рок-концерте. Вздёрнутый хвост, уверенный постав и взгляд, наполняемый гневом ― Блэк готов был снять маску уравновешенности и показать свою тёмную сторону. Все те эмоции и чувства, что он держал в себе после отъезда из дома и не знал, куда их выплеснуть, готовы были цунами накрыть его разум и дать волю внутренним демонам.
― Не советую, ― сквозь зубы процедил вороной жеребец, раз через раз хлеща себя хвостом и разрывая влажную холодную почву копытом. Возможно одного кричащего вида "Не суйся - здоровее будешь!" вполне себе достаточно, но и словесная короткая предупредительная фраза лишней явно не будет, дабы эта особа уяснила, что лучше и правда не соваться.
Блэк не редко мог быть достаточно терпеливым и сдержанным, но сорваться "на раз-два" умел он ловко и быстро. Так что он был готов к любому исходу. Он готов и к конструктивному диалогу, и к нешуточной заварушке, последствия которой могут стать далеко не маленькими.
― Дважды повторять не буду...

+1


Вы здесь » Rider's Diary » Свободный выгул » Одиночная левада