Разгар лета в столице Шотландии! Приехало множество туристов, а городские жители уходят с работы пораньше, чтобы насладиться теплом и прекрасными летними ночами. В новом городе почти достроили аквапарк, который должен будет спасти от небывалой жары. Спортсмены "Авалона" все чаще предпочитают тренировкам длительные походы к морю или озеру, предварительно запасаясь водой и провиантом. В общем, в Эдинбург нагрянуло настоящее лето, пора, когда можно с утра до ночи наслаждаться жизнью.
Второй месяц лета пришел в Эдинбург! На этот раз он принес с собой небывалую жару: столбик термометра днем порой поднимаются за +30 градусов по Цельсию! Для города такая температура тяжела, зато жители все чаще ездят на побережье, чтобы искупаться в теплой воде. Начинается сезон отпусков, и горожане все больше переезжают в пригород, где наслаждаются прогулками и пикниками. В Академии спортсмены либо работают утром и вечером, либо отправляются в лес или к водоемам, чтобы поплавать со своими напарниками. Но, как вы знаете, на островах лучше всегда брать с собой зонтик: в середине месяца на город нахлынут ливни, которые немного остудят жаркий воздух.

Dominica Bren
Счетовододное око ролевой. Подскажет, что нужно сделать и как именно, и ответит на все вопросы.
skype: aprilia_123

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать.
skype: mad_spade.

Diana Waisse
Главный и самый добрый администратор, создатель ролевой. Всегда поможет и ответит на все вопросы
skype: zlaya_kashtanka
ЛУЧШАЯ ПАРА
Caleb Morgan и Sara Connor
В июне парой месяца стали вернувшиеся Сара и Калеб. Их отношения сложны и витиеваты, а в ссорах все не так однозначно. Надеемся, когда-нибудь вас ждет спокойная и мирная жизнь!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Black Line
Лучшей лошадью июня стал Блэк Лайн! Пусть пришел он недавно, но уже успел зарекомендовать себя как отличный постописец и художник! Мы верим в тебя и ждем новых историй!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Jennifer Montgomery
Множественное раздвоение личности, отсылки к Билли Миллигану, своя интерпритация... Дженнифер заслуженно становится игроком месяца! Мы будем и дальше следить за твоей игрой!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Richard Wagner
Звезды казались здесь куда ярче, чем в любом другом месте, не считая далеких гор Чили, их было в тысячи, миллиарды раз больше, и каждая из них отражалась в ряби воды так четко, что порой невозможно было отличить, где заканчивается горизонт. А воздух. Можно ли спутать теплый, солоноватый, с привкусом горячего песка вечерний островной воздух с чем-то другим? Он навсегда остается в воспоминаниях, и, стоит только почувствовать его где-либо, сразу возвращаешься в мыслях к тому отдыху, когда впервые почувствовал его.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Adeline Oldridge и Flying Sky
Лучшей конной парой месяца стали Эдли и Флай, чьим отношениям можно только позавидовать. Надеемся, вас и дальше ждут хорошие приключения, взаимопонимание и успехи на соревнованиях!
Добро пожаловать, путник. Прежде всего — оглядись по сторонам и постарайся ничему не удивляться. Вокруг тебя раскинулась огромная, незыблемая Шотландия, поражающая своей красотой. Воздух свежий и чистый, леса растут от подножия гор и до самой границы моря.

акции:
ACTION #0 - "Вас ждут игроки"
ACTION #1 - "Молодая гвардия"
Конкурс "ЛУЧШИЙ ПОСТ"
правила общая информация нужные персонажи
занятые внешности вакансии и оплата гостевая

Rider's Diary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rider's Diary » Окружающие территории » Лесной покров


Лесной покров

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://funkyimg.com/i/2gsiy.png
Заезжая в лес вы, будто попадаете в другой мир. Мокрая от росы трава мягко пружинит под ногами вашей лошади и ласково задевает живот и ноги, окрашивая их в более темный цвет. Птицы щебечут над головой, сверчки весело стрекочут в траве, тут и там снуют звери и насекомые - лес всегда живет своей жизнью, но попадая сюда вы и сами - становитесь частью леса. По ночам здесь можно увидеть ни с чем не сравнимый танец светлячков, когда все пространство вокруг вас наполняется маленькими, яркими огоньками и тогда начинает казаться, что вы попали в настоящую сказку.

+1

2

Ай Сабантуй, ай да лапушка! Ричи был очень приятно удивлен поведением яблочного, ведь тот не начал в лучших традициях обычных лошадей крыситься и показывать свой характер. Вместо этого он решительно так поделился яблоком с милой рыжей кобылой в соседнем деннике, что норвежца даже удивило. Любовь, значит. Нужно будет не забывать рыжую тоже подкармливать, а то как это ее кавалер ест, а она нет.
Жеребец же казался довольно спокойным. Конечно, что-то подсказывало Ричарду, что они еще успеют повеселиться и конь покажет всю свою веселость, но нужно было быть благодарным хотя бы за столь радушный прием. Он и был, поэтому, еще раз оглядев коня, вернулся к двери за еще одним яблоком и недоуздком. Да, Саб был действительно прекрасен, особенно по сравнению даже с знаменитыми ганноверами и фествальцами. Было в нем что-то особенное, и дело даже не в столь славной серой масти со славными такими светлыми яблоками. Он был огромен, особенно для своей породы, но при этом так ладен, что глаза радовались. Да и, кажется, наш мальчишка всегда выбирал лошадей по себе – немножко идиотов. А этот так радостно махнул хвостом и головой, что уже становилось ясно – он тоже дуралей. Ну и отлично, с дуралеями ведь куда интереснее жить, чем с этими скучными серьезными ребятами, что видят свою жизнь только в работе и достижении новых высот. Так что Ричи оставалось только улыбнуться, глядя на свое новое приобретение и медленно надеть на него недоуздок, чтобы вывести на развязки.
Ну да, по идее он должен был уже нанять коновода, что каждый раз будет чистить и собирать ему коня, но почему-то не любил эти барские замашки и предпочитал все делать сам. Хотя, может, так было во всем? Черт его знает. В итоге он быстро почистил нашего серого богатыря, с какой-то даже почти радостной ухмылкой думая о том, чем бы им сегодня заняться. На самом деле в тот момент, когда он ехал сюда, в его головушку не пришла мысль о том, что нужно еще выбирать. Он знал, что не хочет в первый же день знакомства тащить яблочного в манеж, ведь погода сегодня даже располагала к выходу на улицу: никакого дождя, пусть и солнца нет, зато такой приятный свежий воздух и легкий туман у воды. Вот и решил он, что пойдут они сегодня гулять, но не просто вот так сразу верхом, а нормально, как братаны. Именно поэтому вместо полной амуниции мужчина взял только обычную уздечку с трензелем восьмеркой, спокойно надел ее на жеребца, выдав перед этим еще одно яблоко для расслабления. Повод он скрутил таким образом, чтобы он не мешался при прогулке, и прицепил корду к одному из колец. Вот и все – чистый Сабантуй был готов к прогулке, и норвежец кивком головы предложил ему покинуть это скучное место, где то и дело бегали смертные, суетясь и слишком громко крича.
Наконец они вышли из конюшни, да и Саб пока казался даже слишком адекватным, посему Ричи смог спокойно вдохнуть свежий шотландский воздух. Это было действительно прекрасно – на какое-то время забыть обо всей этой чертовой работе, обо всех проблемах и просто прогуляться рядом с столь прекрасным конем. Конечно, тусовки с Дианой каждый раз вселяли в него радость и веселье, но она ведь сама так хотела, чтобы он вновь вернулся в конный спорт. Да и иногда он уставал постоянно смеяться, насколько бы это плохо не звучало, ему нужен был отдых. Такой отдых когда-то давно он и находил в лошадях, пусть в отличии от брата не так ценил происхождение и спортивные навыки. Да, он неплохо прыгал, мог поладить с лошадью и приструнить особо буйных, но не часто его кто-то сильно зацеплял. И сейчас он действительно надеялся, что с Сабантуем у них может получиться что-то наподобие дружбы, ведь именно ее ему так не хватало. А может это просто Италия так дурно на норвежца повлияла, своими пыльными улицами народа такую скуку, что он уже думал об одиночестве не в лучшем ключе. Ну да ладно, не об этом же речь.
Сегодня им предстояла довольно долгая прогулка, поэтому Ричи даже честно надел курточку потеплее, куда запихнул сахара побольше и даже яблоко целое, вдруг жеребец будет себя настолько прекрасно вести. Поэтому они миновали манеж и уже проходили левады, как немного скучающий взгляд мужчины наткнулся на очередную маленькую худую лошадь. Кажется, очередной араб.
– Что за мода пошла на мелких лошадей, не знаешь? – очень серьезно спросил Ричи Сабантуя, даже поворачивая к нему голову. – Может, не понимаю я чего-то в селедках и скачках? Ты вот любишь бегать по кругу?
Может, норвежец просто был настоящей дылдой и не мог тусить с такими лошадьми. Да и вообще похожие создания друг к другу тянутся не так ли? И все вот эти скачки, азарт и доведение лошади до предела возможностей были действительно не для него. Как жаль, что он не мог услышать ответа яблочного, если бы даже тот что-то сказал. Совсем недавно даже брат Дианы так красочно отзывался об этом виде конного спорта, что какой-нибудь олух обязательно побежал бы записываться в жокеи. Но Ричи считал и выездку слишком скучной, и скачки слишком глупыми. Возможно, он бы еще пошел в кросс, интересно ведь на природе скакать на поля и перепрыгивать через столь разные препятствия. Но остановился на конкуре, там высоты побольше. Но еще больше он любил просто выезжать куда-нибудь на природу только с конем, прогуливаться и находить новые маршруты. Подобные прогулки как-то сплачивают, даря душе спокойствие и своеобразное умиротворение. Но сегодня было еще рано для таких выездов, конь не так давно приехал в этот клуб, да и Ричи еще не слишком оклемался после переезда. Вот и было им полезнее просто пройтись.
Недалеко от комплекса находился лес, где часто тренируются спортсмены, уставшие от манежей и плацев. И пусть вместо дорог там грунт, Блэквуд подсказал отличную тропинку, где никто не бегает. Туда они и пошли, пусть и в каком-то напряженном молчании. В этом, конечно же, был виноват сам Ричард, который в очередной раз задумался о чем-то своем, хотя совсем не должен был. Рядом с ним шел прекрасный конь из самой России, а таким не много кто может похвастаться. Он наконец переехал в страну, которая ему не надоедала, где-то на конюшне в этот момент резвилась его девушка, но все равно что-то его заботило. Он честно не хотел работать сейчас, хотя нужно было создавать новый ресторан, да и что-то свое, независимое от брата, открывать в городе. Это действительно заставляло задуматься, особенно план того, как сделать все это побыстрее, чтобы потом отдыхать в свою радость. В конце-концов, ему всего 24 года, а он берет на себя так много. Не порядок.
Они шли по той самой тропинке, где начинала зеленеть юная листва, жеребец почти даже не вырывался, за что получил сахар и несильный, одобряющий такой хлопок по своей могучей шее. Ну да, надо показать, что про него этот норвежец все-таки не забыл. Но, на самом деле, он уверенно вел своего нового чудесного Саба в место, о котором ему уже успели рассказать по секрету конюхи – стоило пройти чуть дальше по этой самой тропинке, как она выводила на небольшую опушку, где успела уже прорасти новая трава. Наверное, это бы смотрелось очень сказочно при свете солнца, но оно не проходило через белые тучи, затянувшие все небо, и посему казалось местом из каких-то ирландских саг. Ричи вывел жеребца на опушку, на секунду останавливая его, чтобы еще раз пройти рукой по яблочной шее.
– Говорят, ты из Италии только приехал, – улыбнулся он любуясь своим богатырем. – я тоже. Здесь хотя бы климат больше похож на дом, да?
Дом – какое странное слово. Вагнер так часто переезжал с места на место, что уже, кажется, и позабыл, где его дом. Он помнил загадочные фьорды, помнил изменившийся Осло, прекрасный домик родителей и их счастливые улыбки. Но, кажется, сейчас его дом был скорее здесь, ведь где-то там его ждала Лисица, а с ней все казалось каким-то родным. Да и с этим конем, что еще не успел показать себя во всей красе, он чувствовал себя как-то спокойнее, куда уютнее, чем со всеми людьми вместе взятыми. Поэтому он распустил корду и отошел чуть в сторону, чтобы не особо мешаться яблочному развлекаться.
– Иди погуляй, а то я совсем достал тебя вопросами, – тихо улыбнулся он, закуривая сигарету. – Только никому не говори об этом.
Тут он, конечно, хитро подмигнул коню и спокойно затянулся, наконец обращая все свое внимание на жеребца. Конечно, ему было интересно, как поведет себя Сабантуй, будет ли выдавать какие-то истерики или просто повеселится. И поэтому и встал около дерева, чуть облокотившись на него и ожидая, что же начнет делать конь.

+1

3

Я все еще осматривал своего нового владельца, думая о том, что нас с ним вообще могло ждать. Раньше со мной всегда работали мужчины - еще в России матушке. Да и вообще вы только представьте себе слабую девичку за вожжами жеребца в качалке. Хотя конечно меня тренировали девочки, но в большинстве своем это были высокие, ладные и сильные создания. Это в Европе буржуйской странная мода на спички вместо ног, а у нас были наши Марии да Настюши, которые и коня на скаку остановят и в горячую избу войдут, в общем прелесть, а не девочки. Их хотя бы можно было не бояться в деннике прищемить, да и по шее огрести можно было не хило, так что...
Здесь у меня было несколько владелиц. Сначала рыжая и яркая Миша, моя милая бабочка, потом Ода, которая пробыла совсем не долго, а потом пропала навсегда. Теперь вот этот хлыщ, с которым мне еще предстояло сработаться. Интересно - что он вообще со мной намерен делать? Прыгать наверное, как и все остальные - мне было не сложно, честно, хотя  я это и не очень то любил. Вся моя бурная молодость прошла в упряжке, в качалке, на ровных кругах ипподрома, но я уже свое отбегал - возраст не тот. А потому меня приучили летать через жердочки - ноги длинные, мне оно не сложно совсем. Да и людям коле так нравится, пусть. Маховую, родненькую, я позволял себе в полях и забавно было наблюдать, как пугаются те, кто не подготовлен - на махе принято в полевую вставать, а эти американцы да европейцы пытались облегчаться, из-за чего частенько и вылетали из седла, а мне было весело - в конце концов я же их не сбрасывал. Мах я любил, это вам не карьер, где уже через пару миль ты словно выжатый лимон - это размеренность, скорость и степенность. Ноги идут четко да лаженно, отбивают ритм по земле с силой, а у тебя еще и легкие полностью не раскрылись - я мог так почти пол часа без перерыва бежать - научен тренировками. Как говорил прародитель моей породы, хороший орловец может от заката до рассвета идти рысью с седоком на спине и не останавливаться. Это тот идеал, к которому нас готовили на Хреновском, так что я был не только крупным, но и выносливым.
Но вернемся к мальчишке - он уже протягивал мне очередное яблоко, которое я с удовольствием слизнул с его ладони, а потом заметил недоуздок. Интересно - он меня на нем гулять вести собрался, или все таки окажется умнее и уздечку возьмет? Нет я ничего против недоуздков не имел, но вот когда Миша пыталась на мне на таком ездить, я хохотал. Что мне эти пара веревочек, я их вообще не чувствую. В свое время на моих губах так на вожжах висли, что кровь выступала - я трензель то не всегда чувствую, а тут пара ремешков. Или еще это они любят, как его там слово модное - кордео да. Как собаке повяжут на шею веревку и трынькают туда сюда - как вообще это понимать можно? Странные люди, чего они пытаются добиться? Но стоп, не будем снова отвлекаться. Недоуздок лег на мою морду, а после я послушно вышел на развязки, следом за слендером. Про себя я решил звать его палочником. Или слендерменом. Или богомолом. Я буду перебирать - что больше приживется. Хотя я конечно не со зла - нам дылдам надо держаться вместе, мы вымирающий подвид, среди моря недопоней и хоббитов, что вечно путаются под ногами. А у этого мальчишки голова была выше уровня моей спины - уважаю таких, правда вот свысока на него не посмотришь, ну и ладно - зато ноги хоть по бокам свисать будут, а не растекаться по шкуре, щекоча ее - я этого жуть как не любил. Парнишка принялся меня чистить, а я лукаво поглядывал на Ракель, то и дело фыркая в ее сторону, смотри мол - какого забавного мальчишку заполучил, не то что твой букашечка-итальяшечка. Хотя это я шучу конечно, по меркам людей хозяин Ракели был ничего таким - нормальным, даже выше среднего. Но до меня все равно не дотягивал, а ей в самый раз, она меня на десять сантиметров ниже - кобыла все таки. Щетка то и дело щекотала бока и шкуру, отчего я фыркал и топал задними ногами, слушая, какой забавный звук получается в итоге. Я еще и хвостом мальчишку постоянно задевал - поторапливал, мне не терпелось поскорее выскочить на улицу, размять свои кости, может даже побыть послушным - совсем чуть чуть. Главное паренька не потерять где нибудь, а то эти люди - настоящие ведь топографические кретины, совсем не ориентируются по слуху или запаху, да и зрение у них слабовастенькое. Венец природы человек, а сколь ты немощен и слаб - да? Ох, опять я стихами заговорил, вот что родина поэтов делает с нами - даже с конями. Хотя я частенько даже слышал, как у нас на конзаводе и псы Есениным заливаются, что уж тут о лошадях.
Хотя вот больше по Лермонтову - помните про орла да? Так вот оно мое любимое, а вообще я их на каждый случай жизни знал. Если бы умел читать, читал бы обязательно, а так приходилось запоминать из человеческих разговоров, благо память у меня была как у слона. Наконец мальчишка закончил с чисткой, даже про ножки не забыл - вот отчаянный, а потом пошел в направлении берейторской. Вскоре вернулся, а в руках седла нет, от чего я осклабился.
- О, дак мы играть идем. Ну полно полно, я согласен - поиграем.
Я послушно взял трензель, подождав, пока мальчик прицепит еще и корду, а после мотая башкой вышел за ним на улицу и остановился. Взгляд мой скользил по заснеженным горным вершинам, по непостижимо огромному лесу и по обширным полям, что виднелись вдали в сизой дымке. Я набирал полную грудь свежего воздуха, путь и с непривычным, соленым привкусом, и чувствовал себя почти счастливым. Не родина конечно, но жить можно - наверное даже неплохо жить. Хотя это во много от мальчонки зависит, а он сейчас как раз плавно потянул меня в сторону леса. Ну а я что, я пошел. Мотая головой, отстукивая ногами в землю и подхлестывая себя хвостом, я шел вперед, озираясь по сторонам и стараясь все запомнить здесь. Мой взгляд вдруг наткнулся на левады, где гуляла совсем крошка лошадка - чуть выше пони, с этой  ужасной, выгнутой во все стороны арабской мордой. Понаехали тут, маджахеты. Оккупируют землю. Мысленно ворчал я, а потом навострил ухо, поворачивая его в сторону парнишки и услышав его слова, согласно замотал головой вверх вниз.
- Да да не говори, сам не понимаю. А ведь такие щучьеносые, у меня в предках затесались представляешь. Поставь меня с ним рядом и если я любовно скажу "дедушка" тот сразу научиться грудью левады вышибать. А вот насчет бега по кругу это ты зря, это мое прошлое - качалочки, рысь, ипподромы. Это мне близко, любо да дорого.
Но не стоило на него обижаться, он же как лучше хотел сказать - беседу поддержать. Жаль конечно, что люди по нашему не кумекают, но можа оно и к лучшему. В любом случае мы миновали наконец прогулочные дорожки и свернули в лес, под сень деревьев. И пусть на них пока еще не было листвы, я все равно чутко прислушивался к каждому лесному зверьку, что шнырял по ветвям или по земле, раздувал ноздри и рыл копытом землю при остановках. Гуляли мы не долго, уже вскоре вышли к поляне, на которой и остановились. Я сжевал сахар, задумчиво глядя вдаль, насколько позволял обзор и думая о том, что же там - на том краю леса. Каково это, узнать? Я глянул наконец себе под ноги и увидел совсем низенькую, молоденькую травку, что пробивалась из влажной земли. Фыркнув я наклонил голову, вырывая травку и жадно заглатывая - как давно я не видел свежей травы. Скорее бы лето, когда ее можно будем лопать на каждом шагу, а пока оставалось наслаждаться этой зелененькой и такой сочной. По моей шее прошлась рука парнишки, от чего кожа задергалась и я махнул хвостом. Услышав его я поднял голову, посмотрел в его лицо, а потом на небо.
- Неа, не похожа она на мой дом. Но тут лучше чем в Италии - там жара несусветная и слишком много солнца. Ненавижу жару.
С этими словами я боднул мальчишку по руке - мол не мешайся, и снова склонился к травушке. Мальчишка понял меня и распустив корду отошел к деревьям, закуривая сигарету. Охх, как я это не любил однако - едкий, противный запах, от которого хотелось чихать. Я махнул хвостом, отворачиваясь к парню задницей и высказывая все, что о нем сейчас думаю.
- Ладно сам вонючку в рот тащишь, меня то зачем заставляешь это нюхать. Капля никотина между прочим убивает лошадь.
Я хитро скосил глаз в его сторону, чуть выворачивая голову. Курит все равно да? Ну ладно. Я резко взвизгнул, всеми четырьмя ногами отрывая от земли и отскакивая в сторону, мотая головой и вытягивая корду, отчего сигарета выпала из рук мальчишки на траву. Невозмутимо подойдя к нему в плотную, я наступил копытом на дымящийся окурок и вытянув шею, все же попытался посмотреть на парнишку с высока.
- Рядом со мной, не кури, а то я буду психовать. А психовать я умею, не сомневайся.
С этими словами я смачно чихнул, оставляя на куртке Рича сопли и слюне, а потом невозмутимо облизал свой нос.

+1

4

Какая же здесь была прекрасная погода. Уже ведь апрель начинался, и пусть сегодня был еще не самый теплый день, а деревья еще не пестрели зелеными листьями, в воздухе чувствовался этот незабываемый запах весны. Да и листья скоро появятся, оно ведь всегда так — вроде только вчера были голые ветви, а просыпаешься утром и видишь такую нежную-салатовую зелень. И душа начинает радоваться. Но пока ведь этого не было, пока весь лес замер в ожидании, и серость неба, что грозно нависало над ним, совсем не предвещала скорой радости. +10. Обманчивая погода, ведь после зимы так часто люди скоропостижно скидывают куртки и радостно бегают в одних кофтах, греясь на солнце. Хотя для Ричарда эта зима не была совсем холодной. Да, в Тоскане лежал снег, но минус ведь был совсем небольшой, а весна пришла так быстро, что сейчас в этой стране могло показаться даже прохладно. Да, пусть не ему, он ведь привык с детства к такой отчужденной красоте Норвегии, ее скалистым берегам и холодным ветрам. И сейчас он должен был радоваться такому везению, ведь вся Шотландия отдаленно напоминала ему родной Осло, но все-таки что-то было не то.
Возможно, с переездом в другую страну не в одиночку он понял, что действительно грядут перемены. Он стал куда ближе общаться с братом, хотя до этого встречался с ним максимум раз в месяц. А тут они в одной стране, живут совсем рядом, и уже во второй раз. Рядом с ним была девушка, которая и предложила поехать именно сюда. Она была не день и не два, да даже не месяц, и это тоже было непривычно. Он слишком часто был доволен, слишком много улыбался, причем не той злостной, хитрой улыбкой, которой он одаривал окружающих. Нет, эта была настоящая, и от этого было тяжелее. Он даже купил себе нового коня, хотя пару месяцев назад даже не подумал бы об этом. Причем не обычного спортивного ганновера, коих обычно предпочитал, а вот такого вот богатыря из прекрасной и грозной страны, о которой ходило столько легенд и слухов.
Ричи действительно внимательно смотрел на коня, которому с самого начала не понравилась его идея закурить сигарету. Да, это было не очень хорошо. Сабантуй демонстративно развернулся к нему своим яблочным крупом, впридачу еще и серьезно щелкнув хвостом. Интересно, нравится ли ему здесь? И какова его настоящая родина, помнит ли он ее? Конечно, помнит. Наш норвежец всегда считал, что любое животное помнит то место, в котором жило когда-то. И люди, которые не любили свою страну, свой пусть даже самый маленький городок, в котором они провели свое детство, казались ему самыми глупыми и черствыми из всех. Он ведь тоже помнил, и иногда с улыбкой вспоминал о своей стране, но в этих воспоминаниях не было меланхолии, он всегда мог туда вернуться, если бы захотел. Но хотел он нечасто. А Саб? Рич всегда хотел отправиться в Россию, да руки никогда не доходили. Причем, скорее всего, он бы поехал не в Москву, этот вечно живущий город, где старинные здания стоят рядом с новостройками, а люди все куда-то бегут и бегут. Нет, даже не в Петербург, где проходило так много балов и жило так много известных русских писателей. Скорее в тайгу, в эти прекрасные леса, или же к Байкалу, самому огромному озеру в мире. А может даже на Камчатку, посмотреть на эти легендарные гейзеры. Но теперь ведь будет сложнее вот так просто взять и сбежать куда-то, да? Он успел затянуться еще раз, с удовольствием смотря на коня, но, к сожалению, думая совсем не о нем.
Видите ли, это его и пугало. Нет, он был счастлив от того, что Диана всегда рядом с ним, старается что-то делать для него, а он радует ее в ответ. Ему даже нравились посиделки с Куртом, да даже со Стефани, когда они язвили над всеми остальными. И он давно не видел таких прекрасный коней, и где-то в душе надеялся, что у них выйдет какое-то подобие дружбы. Но он начал окружать себя людьми, которых полюбил, купил себе лошадь, и вот уже возможность резко сорваться с места начала исчезать в этом шотландском тумане, который порой был похож на молоко. Для других людей такой расклад был бы венцом счастливой жизни, и, может быть, даже для самого норвежца он таким и будет являться, но в какой-то момент это его взволновало. Это мешало тому одиночеству, с которым он привык жить, которым наслаждался. Видимо, кто-то должен был объяснить ему, что вся подобная ситуация совсем не плоха, что в этом нет ничего страшного и непонятного, и они все вместе могут поехать куда угодно, стоит лишь только об этом сказать. Но никто ему этого не говорил, а он и не спрашивал, посему и метался так между двух огней, то радуясь всему своему положению, наслаждаясь вечерами с Лисицей и гуляя по лесу около дома, то задумываясь, как сейчас, правильно ли он поступил. Вдруг в итоге он окажется все тем же мудаком, и это ранит всех людей и даже этого серого коня, если и тот его полюбит. Вот такие глупые у него были поводы для волнения. И, поверьте, они действительно вводили его порой в состояние глубокой тоски, которую он сам не очень понимал. Возможно, нужно было почаще вот так выходить в лес с конем, где никто тебя не тревожит.
Конь, кстати, перешел в наступление. Пока Ричард задумался, вновь на какой-то момент убегая взглядом в даль голых веток, Яблочный состроил ужасный испуг, взвизгнув так, будто его режут. В этот же момент он успел так красиво оторваться всеми ногами от земли и отскочить в сторону, что это зрелище можно было бы присылать в Высшую школу верховой езды. Мальчишка, конечно же, был не готов к таким действиям, поэтому от резкого натяжения корды уронил сигарету прямо на эту маленькую зеленую травушку, что только успела пробиться через темную, влажную от дождей землю. И норвежец лишь усмехнулся, с горечью понимая, что сигарета утеряна безвозвратно.
– Саб, ну чего ты начинаешь, – даже посмеялся он, все еще глядя на сигарету. – нормально же общались.
Но он не успел поднять голову в тот момент, пока говорил. А когда поднял, обнаружил коня уже рядом с собой, такого всего деловитого и до жути серьезного, чье копыто успело уже наступить прямо на бедную сигарету, которая ни в чем не была виновата. Он даже гордо так шею задрал, чтобы казаться еще выше и грознее, и тут уж Ричи не мог не улыбнуться, понимая, что на самом деле взял себе прекрасную лошадь. Серый ведь даже что-то пробубнил так басовито, жаль только, что скандинав не мог его понять. И все бы ничего, они бы так и пилили друг друга серьезными взглядами, Вагнер же у нас был спецом в таких делах, еще бы ледяную бесчувственность бы добавил для красоты, но вот тут эта огромная серая морда еще и чихнуть соизволила, прямо на куртку нашу новенькую. О, мальчишка сразу понял, что все это не просто так, поэтому даже ухмыльнулся, удивляясь стратегии жеребца.
– Я вижу, ты у нас очень серьезный молодой человек, – абсолютно серьезным голосом сказал он, смахивая перчаткой чудесные сопли и слюни орловца и вновь поднимая взгляд. – ладно, я понял, больше так не буду.
Но только взгляд его блеснул такой наигранной хитростью, будто он объявлял Сабантую войну. Ладно, не войну, конечно же, он просто решил дать ответ на такое изощренное наказание. Поэтому с милой улыбкой вытер перчатку о шею жеребца, отдавая ему его же хозяйство. И ни один мускул на лице не дрогнул, он все так же мило улыбался, получше осматривая морду коня. Он, похоже, на самом деле был шутником, а мы таких точно любим. Не тех лошадей, что крушат все вокруг, и даже не тех, кто делает всякие гадости исподтишка, а вот таких вот на вид серьезных, а в душе тех еще дуралеев. Поэтому на сей раз Ричи решил пойти на перемирие первым, посмеявшись, конечно же, перед этим, но потом предоставляя Яблочному скрытые в кармане кубики сахара.
– Давай не будем ссориться, мне и на работе проблем хватает, – дружелюбно улыбнулся он, дожидаясь, когда конь доест сладости. – Хочешь, постою с тобой, чтобы тебе не было скучно? Но тогда тебе прийдется рассказывать мне интересные истории, или приносить палочку, что тебе больше нравится.
Черт, вот что-то все-таки было не так с нашим Ричардом. Слишком часто его выводили из задумчивости, и теперь он даже разговаривать начал, а это совсем не хорошо. Обычно его фразы были колкими и предназначались тем, кто слишком много болтал или просто надоедал ему. Ну или близким, но они были не такими уж длинными. А с Дианой он говорил порой по душам, даже больше о всякой такой милой и приятной фигне, что ему понравилось, и он решил для себя, что раз этот конь может стать его любимчиком, то ему тоже прийдется с ним болтать. Хотя, палочку можно было сорвать с ветки.
И вот он побрел с ним опять на место, где побольше травы и поменьше деревьев, встал рядом, ожидая, что тот начнет есть. О нет, после подобной выходки Саба у него даже настроение поднялось, позабыл он обо всех своих мрачных мыслях, поэтому вытащил из кармана припрятанное единственное яблоко, чтобы вручить его коню. Вот так вот, безвозмездно. Типа ты у меня сигарету выбил из рук, а это не часто у кого-то получается, поэтому на тебе яблоко, хороший конь.
– Заслужил, – честно признался он, протягивая его Сабантую. – или, если хочешь, можешь за ним побегать.
Ему, конечно, очень было бы интересно посмотреть, как такой огромный конь будет бегать за яблочком, но не настолько же он дурак, чтобы сам его кидать. Так что оставалось надеяться на самого Яблочного, что, кажется,в вообще опешил от таких разговоров.

+1

5

В ответ на слова своего нового хозяина я фыркнул и махнул хвостом. Звук получился хлесткий и свистящий - как раз то, что нужно. Я вытянул шею, задрав голову и посмотрел свысока на мальчишку. А он ничего такой, глядишь и сработаемся. Правда еще предстояло выяснить, каков он в седле - не дергает ли повод, не болтает ли ногами и не лупит ли шенкелем почем халва. Ох эти люди - никогда не знаешь, какие сюрпризы они тебе преподнесут в очередной момент. Я раздул ноздри, все еще чувствуя противный запах табачного дыма. Он был мне действительно хорошо знаком. В России на конюшне курят все, кому не лень. Рядом с денниками или в самих денниках, а в особенности этим грешат конюха - отбивают тебе денник и дымят, дымят, как паровозы. О лошадях, которым приходится дышать всей этой ерундой вообще никто не думает. Я закивал головой, потрясывая гривой и захрапел.
- То то же. Сразу бы так.
Не будет он так больше. Хех, ну чтож посмотрим. А пока стоило и на что то более приятное отвлечься - может даже на свеженькую, сочненькую травушку. Стайка птиц вспорхнула с ближайшей ветки и я вздрогнул от резкого звука. Ого, а оказывается из набухших почек уже и листва полезла - как прекрасно. Совсем скоро все левады покроются изумрудным ковром в котором можно валяться от заката до рассвета. И наконец-то можно будет купаться. Миша раньше часто водила меня плавать - ее длинные, рыжие волосы шлейфом струились за ней по воде. Эх девушки, как они непостоянны. Вот и моя маленькая бабочка оставила меня, упорхнув в неведомые дали. Но с другой стороны, теперь у меня есть новый человек. Этого хотя бы можно не бояться раздавить где-нибудь по нелепой случайности. А еще, если сидя на моей спине он будет сшибать головой ветки, то можно вдоволь посмеяться. Интересно, а прыгать он на мне будет? Спорт, все дела. Палочки - я люблю цветные палочки. Миша вот меня даже выездке учила и я не очень то и плохо справлялся. Она все вдалбливала мне, как прекрасен танец, а я путался в своих длинных ногах. Нет выездка - оно может и хорошо, только вот прыгать это больше по мне - там особо вникать не надо и рот никто не дергает. Взлетай себе да приземляйся, а смотреть какие палочки за какими идут это удел человека. Ну да ладно, хватит рассуждений, вернемся ка к нашему слендеру.
А он уже между прочим, вытирал мои же слюни об мою же шею. Ну и дела. Я недовольно захрапел, хлестнув себя хвостом. Мой взгляд остановился на его руке, потом перекинулся на запачканную шкуру. Я насупился.
- А вот это не честно.
Я уже думал о том, как бы поизощреннее ему отомстить, как вдруг каланча решил пойти на примирение. Я подозрительно сощурился, втягивая ноздрями запах сахарка.
- А ты мне туда случаем ничего не подсыпал? Белены там например?
Но вроде бы нет. Вроде бы меня просто хотели задобрить - экий хитрец. Думает, если сахар мне даст, то я тут де все прощу и забуду. Ну ладно, может быть и прощу. А чуть позже может даже и забуду, только вот ему о том знать не обязательно. Наконец я все же соизволил слизнуть сахар с человеческой ладони и довольно захрустел им. Все таки в дикой природе не найдешь ты ни сытного овса. ни сахара, ни сладчайшей патоки или фруктов с овощами. Максимум яблоки и то уже упавшие и перезрелые. С людьми жить не атк уж и плохо, а свобода она и в леваде свобода. С человеком ты защищен от плохой погоды - стоишь себе в теплом деннике, пока бушует гроза и бьют молнии. Зимой, замерзнув после прогулки тебя укутывают в попону, у тебя всегда есть еда и вода, тебе не нужно от кого-то убегать и прятаться. Кобыл тебе приводят, еду тебе приносят, гуляют, чистят. Не вижу ничего плохого в жизни с человеком. Рано или поздно эти плюсы начинает понимать каждая домашняя лошадь. Мне уже одиннадцать лет, десять из которых я провел в руках людей и поверьте, я знаю, о чем я говорю. В ответ на слова Ричарда я повел ухом в его сторону.
- Я и не собираюсь с тобой ссориться, если ты не будешь начинать первым. Мне нечего делить с людьми.
Я фыркнул и когда сахар закончился, облизал свой нос, деловито топая задней левой. Я снова посмотрел на человека, который продолжил говорить.
- Ну про палочку ты загнул, это тебе собаку надо, а не коня. А историй у меня навалом, только вот ты все равно меня не поймешь. Я бы тебе об ипподроме рассказал, о бегах. О том, что я больше всего любил и люблю сейчас, пусть меня и приучили теперь прыгать палочки.
Я еще немного посмотрел на человека, а потом опустил голову к траве и принялся перебирать губами нежные травинки. Легкий ветер трепал гриву, проносясь мимо нас и устремляясь куда то выше - к горам. Будь моя воля, я бы целый день бродил по окрестностям и осматривался. Начал бы с гор, потом спустился в долины, затем в лес и в конце концов к морю. Мне бы и на город было интересно посмотреть. А что, я не боюсь города. Я когда на ипподроме работал, детишки нас часто водили на городскую площадь - катать людей. Мы это делали недолго, часа может 3-4 и даже уставать не успевали, как шли обратно домой. Нам  лошадям доставались прогулки на природе, но жизнь в муравейнике казалось мне очень даже интересной. Можно было успеть урвать сладкой ваты - волшебное непонятно что, которое липло к гриве и губам, цеплялась за шерсть, но таяло на языке, оставаясь там сахарными комочками - о это просто божественно. А мороженое?! Самое разнообразное, но сладкое сладкое - холодное, просто волшебное. Оно таяло на языке обжигая его холодом и чем больше его ел, тем больше хотелось еще. На такие праздники как масленица, нам перепадали блины - румяные и нежные, нам доставались те, что без масла, но все равно было очень вкусно. Дети в принципе кормили нас всем подряд, или же не успевали следить за всеми сразу. Так на своем веку я пробовал даже кофе - оно было горячим, ароматным и очень горьким, но как вам известно - все лошади любят горькое - например ивовую кору. Было бы здорово, если бы этот мальчишка тоже меня угощал различными вещами. Я бы может даже отблагодарил ему послушанием. Я помню, как в родном доме конюхи веселились, говоря о том, что мне можно на дверь денника смело вешать табличку "Продамся за еду". Я подхватил еще пару травинок и снова выпрямился, смотря на человека. Ричард заговорил и я прянул ушами в его сторону. Увидев на его ладони яблоко я заинтересованно чмокнул и двинулся поближе. Вникнув в суть предложения мальчишки я чуть склонил голову набок.
Побегать? За яблоком?
Я немного постоял, подумал, но потом решил, что это не самое глупое предложение в моей жизни. Я фыркнул и толкнул носом яблоко так, что оно улетело в траву к деревьям. Задрав хвост и выгнув шею я ленивой рысцой направился за яблоком и эффектно подхватил его с земли, не сбавляя хода. Очертив таким образом круг я снова остановился возле мальчишки и подкинув яблоко верх поймал его и тут же смачно сжевал. Я блоки это вкусно, яблоки я люблю. Закончив с трапезой я приблизился вплотную к мальчишки и принялся деловито обнюхивать и теребить губами его карманы, даже прикусил куртку. Поняв, что ничего у него больше нет я грустно вздохнул и лукаво глянул на Ричарда.
- Я решил тебя отблагодарить. Ты сегодня уже чистил мою королевскую шкуру, но раз ты меня покормил, то я позволю тебе сделать это еще раз.
С этими словами я подогнул под себя передние ноги, потом задние, а потом грузно увалился на траву и начал кататься из стороны в сторону. Один раз даже полностью перевернулся. Закончив пачкать свою шкуру, я вытянул шею, но остался лежать, подобрав под себя ноги. Я зевнул, шлепая губами и оглядел плоды трудов своих - чудесно - земля и зеленые разводы от травы. Я загоготал, посматривая на мальчишку.
- Падай рядом, давай барашков в небе считать.
Да-да, я сегодня неожиданно добрый и гостеприимный.

+3

6

Странно все это. Мысли Ричарда всегда были заняты какими-то делами: то вечной работой, то Дианой, то собственными проблемами и переживаниями. Он и подумать не мог в последнее время, что будет вот так стоять здесь, посреди леса, с яблочным орловским рысаком и предаваться простому и такому радостному безделью. Вокруг не было всех этих надоедливых людишек, что мельтешат перед глазами со своими беспокойными, отчасти заискивающими глазами. Здесь не было работы и всей той никчемной суеты, что с ней связана. Нет, здесь был размеренный, ласкающий слух шепот деревьев, чьи верхушки нежно обдувал ветер. Если замереть на секунду, то можно было услышать и шорох небольшого зверька в кустах, ищущего добычу или прячущегося от зверя побольше. Здесь мирно переговаривались птицы, а Сабантуй с неимоверным спокойствием пощипывал зеленую сочную травку, иногда довольно пофыркивая. Наш норвежец тихо улыбнулся, понимая, как парадоксально и нелепо выглядит он сам в этом небольшом царстве умиротворения. Стоит тут на одном месте, разговаривает с лошадью. Причем, кажется, Серый прекрасно его понимал, и на морде его на какой-то миг воцарилось недоразумение от столь странного вопроса.
Какой же ты дуралей, Ричи.
Да, дуралеем он был. Наверное, даже этот конь, у которого было неплохо с чувством юмора, сейчас проклинал весь мир за такого странноватого хозяина. Или все же нет?
Ричард действительно на секунду задумался над своими же собственными словами, и взгляд его соскользнул с коня в пустоту, какое-то абстрактное, размытое место, в котором не было ничего необычного. Ох, он уже было успел задуматься над тем, какого черта вновь творит, ведь обычно люди идут с новыми лошадьми на тренировку, а не тусят в чаще леса, да только резкое движение неожиданно вывело его из всех этих никчемных размышлений. Розоватое яблоко, недавно покоящееся в руке, неожиданно взмыло ввысь и после покатилось по той самой молодой траве, подскакивая на кочках. Удивленный таким происшествием, мальчишка с какой-то растерянностью посмотрел на Саба, но сразу же на лице его появилась едва ли не радостная улыбка.
Видимо, не один я дуралей.
Да, орловец уже бежал вслед за яблоком, хорохорясь и славно выгибая могучую шею. И в этот момент даже наш порой депрессивный Вагнер почувствовал, что все идет так, как и должно идти. Кажется, ему попался действительно чудесный конь, ведь кроме потрясающей стати, высокого роста и прекрасной большой морды в нем было какое-то столь милое сердцу ребячество, которого иногда не хватало самому мужчине.
Жеребец действительно грациозно побежал за яблоком, которое и сам подкинул носом, и вскоре вернулся с добычей к норвежцу, эффектно подкидывая яблоко вверх и ловя его на лету. Тот еще показушник наш Сабантуй, но разве это плохо? Ведь зачастую хозяева и животные похожи друг на друга, и, может быть, из этого обоюдного дурачества получится в итоге прекрасная команда, хотя бы потому, что оба они не любят низкорослых лошадей.
Серый же, покончив с яблоком, уверенно так направился прямо к Ричу, подходя вплотную и мягким носом утыкаясь в карманы жилетки. Мальчишка же вновь тихо улыбнулся, понимая, что его тактика кормежки имеет свои плоды.
— Прости, богатырь, — аккуратно огладил норвежец коня по шее, показывая вторую пустую руку. — не рассчитал твою любовь к еде.
Саб же уже лукаво блестел своими черными глазами, придумывая новую шутку и тихо пофыркивая. В такие моменты Вагнер всегда немного расстраивался, что люди не могут понимать животных. Видимо, слишком глупы они были, создания эти двуногие, или слишком глухи ко всему кроме себя. Ведь, согласитесь, куда интереснее было бы послушать рассказ какого-нибудь мудрого жеребца о своей былой жизни, странствиях и соревнованиях. Интересно бы было услышать от Сабантуя о его родине, столь сказочной для самого Ричарда. Пусть в Норвегии и были сказания о древних богах, викингах и троллях, но все они уже давно пропали, заменяясь нефтью и европейской экономической зоной. А дальние степи и леса России так и остались каким-то другим миром, сказочным и опасным. Но, кажется, их истории, как и историю жеребца мы никогда не узнаем.
Опять что-то депрессивное, ну сколько можно? Все ведь так хорошо — теплая, солнечная погода, мирная опушка леса, веселый конь, что так радушно отнесся к своему новому человеку. Да и сейчас он не начал показывать дурной характер, не пытался убежать черт знает куда или задавить своим могучим телом нашего молодого викинга. Нет, лишь с довольным видом плюхнулся прямо на землю едва ли не у ног человека, поднимая небольшое облако пыли. Но и этого ему было недостаточно, жеребец начал валяться, собирая на своей чистой шерсти и траву, и всякую грязь. О да, Ричи смотрел на это все с довольным таким изумлением, понимая, что все же выбрал лошадь себе под стать. Конечно, зачем быть чистыми и красивыми, куда приятнее собрать на себе всю грязь.
— Эта ветка очень подходит к цвету твоих глаз, — со смехом заявил Ричард, вытаскивая палочку из челки жеребца. — а почему не в луже искупался? Так веселее было бы мыть. 
Но Сабантуй всем видом показывал, что не собирается вставать и двигаться куда-то дальше. Вагнер, конечно же, попытался легонько потянуть его на себя, но услышав очередное фырканье понял, что его царское величество не желает покидать своего лежбища, да еще и кивком головы тянет парнишку на себя. Ну а мы что, хуже что ли?
Конечно, сначала Ричи, показывая весь свой снобизм и вообще высокие манеры, лишь изумленно вздернул бровь, смотря на серого искренне удивленно. В его планах на сегодня не было травяных ванн вместе с новой лошадью, но ведь планы имеют свойство лететь ко всем чертям, так что в грязь лицом он ударить не мог. К тому же, все равно стоять на месте было бы глупо. Вот и уселся он рядом с лежащим конем, чуть оперевшись на его спину. Рука скользнула по шее к гриве, где покоились небольшие веточки и травинки, которые наш мальчуган и принялся медленно и трепетно вытаскивать, а то еще конюхи подумают, что эти двое борьбу в лесу устраивают.
— Ты прости меня, — нахмуренно начал он, все еще доставая какую-то грязь из серой гривы. — я иногда задумываюсь и становлюсь скучным, можешь меня в такие моменты кусать.
Тут он даже улыбнулся, тихо похлопав коня по плечу. Да уж, не умел он вечно веселиться. Хотя в этот момент, сидя рядом с Сабантуем, на душе у него было куда спокойнее, чем когда бы-то ни было. Может, все дело в вечных перелетах, а может и в самом коне, ведь обычно Ричи не любил слишком уж много болтать с лошадьми, а с этим вот уже почти без перебоя говорит. Может, все дело в этой таинственной русской душе?
— Я тебе немного соврал, — ухмыльнулся Вагнер, доставая из кармана последние кусочки сахара. — держи. И скажи мне, когда тебе надоест лежать, пойдем опять мыться.
Странно все это. Мысли Ричарда всегда были заняты какими-то делами, а сейчас же в них царил покой. И он был действительно рад, что выбрал именно этого орловца, что пошел с ним сегодня просто погулять, несмотря на все предупреждения конюхов и берейторов о том, что конь со своими тараканами. Наверное, это было слишком наивно, но почему-то норвежцу очень хотелось надеяться, что у них получится подружиться. Выйдет ли это? Покажет лишь время, а пока можно просто посидеть и послушать, как хрустит сахар.

+1

7

Я спокойненько лежал себе в тенечке, в высокой травушке и прикрыв свои прекрасные глазоньки, наслаждался солнечными лучами. Они грели спину, перескакивая с яблока на яблоко и оставляя крохотные теплые следы. Я любил лето. Конечно, лето на родине было гораздо лучше. Бескрайние поля, которые сливаются с горизонтом, шум тысяч березок в лесах. В этой стране тоже было неплохо. Здесь я смог увидеть горы (пусть и издалека), услышать море (тоже из окон конюшни). Черт. Ничего кроме леса я и не видел. На пару секунд заложив уши, я с укором посмотрел на хозяина.
- Ты со мной целый день, а мы только и сидим в лесу. В следующий раз полезешь на спину мне, чтобы я мог тут осмотреться.
Я фыркнул, но конечно человек меня не понял. Ну и ладно. В конце-концов, в лесу тоже было довольно неплохо. Вокруг деревья, птички поют, трава щекочет брюхо и ноги. Я вытянул шею, чтобы сорвать пару сочных травинок и принялся тщательно их пережевывать. Моя кожа то и дело дергалась, сбрасывая докучавших мне насекомых. Мне отчасти было грустно, что лето уже приближается к своему концу. Скоро наступит осень - сонная, тягучая и дождливая. С гор спустится туман и даже из окон конюшни нельзя будет что-либо разглядеть. Хмурые люди будут сновать туда-сюда, чихая и ежась, а солнце будет так редко нас радовать. Ну и конечно грязь. Копыта будут чавкать по земле, ноги будут скользить, всадники будут ругаться. Я всегда любил осень лишь за конные охоты. Конечно, их тут вряд ли кто-то проводил, но я помню, как это было в России. Меня, как самого крепкого и рослого всегда брал владелец конезавода, таким образом назначая меня лидером. Мы выступали на рассвете, лишь только солнце касалось первыми своими лучами холмов. С два десятка добрых коней, пара свор собак. О что за чудесные собаки у нас были. Настоящие русские борзые - тонкие, будто тростинки. Длиннолапые гиганты они стрелой неслись вперед, будто бы не касаясь земли. Мы бежали следом за ними, не глядя перескакивая бревна или поваленные деревья. Мне не нравилось убийство другого зверья ради забавы, но атмосфера, царившая на "барских" охотах была чудесной. Хотя и молодцы у нас там были не в пример здешним. Взять хотя-бы моего хозяина. Каланча, что неплохо, но тощий больно - даже ухватить не за что. Если и есть у него Жинка, то совсем не кормит бедного. Окаянные они эти бабы. А все потому, что наверняка из этих европейских цац. Вот у нас баба так баба. Пирогов напечет, каждый размером с булку хлеба. Супу сварит на домашней курятине, собственноручно ощипанной. На второе пельменей мясистых настряпает, а на десерт пирога ягодного, что ломтями рассыпается. Я то знаю, видал да вкушал я таких явств барских. А молоко наше домашнее? Только надоит баба корову, так аж пар поднимается. Нам то конечно не давали, а вот жеребятам порой перепадало, у кого матка полегла. С такой бабой нигде не пропадешь. Интересно, можно ли моему долговязанькому подыскать в здешних краях такую?
Многие считают, что бабу перевоспитать можно. А нет - вот что я скажу. Русский дух он либо есть, либо его нет. Оглядеть только мою кобылицу. Статная, ровная, с округлыми формами и точеной мордой. Не кобыла, а загляденье, хоть картины пиши с нее. А масть, а масть то какая? Будто огненные всполохи на золотом небе. Эхх, да хозяин, не умеешь ты видимо себе личную жизнь строить. Объяснять тебе все придется. А меж тем, хозяин и сам ко мне подошел, выловил ветку из гривы, на что я лишь фыркнул.
- Ничего-то ты не понимаешь, Костеря. Это ж, оно для красоты было. А ты взял, да испортил все. Эх ты, и не стыдно же.
Я поворчал, думая, не слишком ли еще для этого молод. Интересно, по мнению людей лошадь в одиннадцать лет, это уже пенсия? Хотя нет, я же рыгал еще, я же мог. Да и не только прыгать я мог, я вообще на все копыта мастер. Так что наверное не старый. Я исподлобья косил глазом на своего хозяина, даже и не думая вставать. Я может быть под открытым небом ночевать хочу. Все равно не сдвинет с места меня, сил не хватит. Хотя - разве хоть один человеческий муж, может быть сильнее коня то богатырского? Но, кажется, ему и не того надо было. Он конечно, все таки попробовал. Только вот я лишь фыркнул в ответ и боднул его головой к себе.
- Да остынь ты. Посиди на травушке, посмотри на небушко. Больно ты суетливый, спокойнее быть надо. Красота она же в мелочах, в природе. А вы люди вечно бежите куда-то, сами за собой не успеваете. Давай вот, присаживайся. Я тебя буду учить своему жизненному укладу, коли уж мы теперь вместе.
Немного подумав, я продолжил тихо гукать.
- В луже оно конечно хорошо, на разве ж ты здесь лужи видишь? Бедненький, заработался, пятна перед очами да? Жара на дворе, нет дождя. Но если вдруг наткнемся на лужу, то я обещаю, что обязательно сразу в нее. Все для счастья хозяина ведь.
Тихо посмеиваясь своему остроумному ответу, я ожидал, пока мужчина все таки сядет рядом. Наконец, до моего мужчинки дошло. Видимо так долго, потому что такой длинный. Пока там все до мозгов путь проложит, можно вечность прождать. Но мне оставалось смириться - жирафы, они и в Африке жирафы. Но вы не подумайте, он мне вообще-то нравился. Это я о всех так высказываюсь, натура у меня такая - больно добрая. Загадочная и широкая русская душа, понимаете-ли. В любом случае, хозяюшка уселся на траву, опершись о мой чистый (ну по сравнению с другим) бочок. Я тихо выдохнул, прикрывая глаза и опуская длинные ресницы. Вскоре, раздался голос мужчины и я лишь ухо в его сторону повернул. Его руки гуляли в моей гриве, вытаскивая весь мусор, что было очень приятно. Был бы я собакой, наверное лапкой подрагивал - они ведь так смешно это делают. Я внимательно выслушал его слова, после чего вяло махнул хвостом, роняя его на плечо парнишке.
- Ты там не депрессуй особо. Начнем с того, что кусаюсь я, если руки свои от моих яблочек не успеешь подальше убрать. Ну или если за губу меня схватишь, за нос там. В остальное время я спокоен. А по поводу того что ты скучный, как сказать. У меня выбор не велик знаешь ли, либо с тобой гулять, либо в деннике томиться. Я как-то к первому больше лоялен.
Когда я услышал, что карман хозяина зашуршал, я тут-же встрепенулся и потянулся мордой к его рукам. Ах соврааал он. Я хотел было обидеться, но стоило мне увидеть это прекрасный, хрустящий кусочек, как мысли мои заволокло туманом. Я слизнул его с ладони, раскрошив во рту и наслаждаясь липким сиропом.
- Вот видишь, а ты говоришь скучный. Как человек который кормит, может быть скучным?
Закончив поглощать сахар я еще раз посмотрел на человека, а после кряхтя и фыркая, нехотя поднялся на ноги.
- Ладно уж, пошли мыться, я не против. Ты только приходи почаще ко мне, а то совсем грустно будет.

+1

8

Наверное, многие могут удивиться, как это получилось — совсем недавно Хэлли с Максом вышли работать на конкурный плац, а сейчас объявились в лесу. О, это история увлекательная и неожиданная, поэтому стоит рассказать ее с самого начала.
А началось все достаточно просто — с рыси. Хэллоуин ведь был конем не очень терпеливым, не любил ждать, пока человек закончит витать в облаках. Вместо этого он сам вышел в размашистую рысь, закусив трензель и вроде как не собираясь останавливаться вообще. Естественно, такое поведение не очень понравилось Максиму, который действительно хотел исправить ошибки, совершенные во время соревнований. Вот только смоляной не считал, что это нужно делать именно сейчас, и всем своим поведением показывал это. Но на сей раз Максимка был достаточно подготовлен, чтобы резко выполнить одержку и попробовать привести жеребца в порядок. И у него, к удивлению, даже получилось. Ганновер не слишком любил эту противную пилку поводом, поэтому, немного посредничав, все-таки перешел в шаг, еще больше скручивая шею и щелкая блестящим хвостом по напряженному боку. Кажется, сам берейтор был удивлен такому быстрому повиновению, вот только именно тут и прогадал, к своему несчастью.
Вороной всегда был конем не слишком истеричным, ведь не устраивал жестокие бои с двуногими просто из-за своей взбалмошности. Он был собранным и достаточно хитрым, а поэтому умел планировать все свои действия, чтобы в итоге показать свой характер во всей красе. А очередная истерика только бы все испортила. Поэтому сейчас конь лишь смиренно перешел в шаг, даже не особо дергая повод, ведь занятие у него было другое: нужно было осмотреть весь плац, чтобы разработать более-менее приемлемую тактику. Кажется, сегодня их действительно конкурная тренировка, пусть и с невысокими препятствиями. На плацу стояла парочка чухонцев, несколько небольших крестовин и даже одни параллельные брусья, которые так и притягивали к себе внимание. А после них следовала система, которую жеребец сразу же отметил. Да, именно она нам сегодня и пригодится. Осталось только немного подождать.
Именно такие мысли и занимали голову Хэла. Черт его знает, отчего сегодня он решил повеселиться. Видимо, слишком улыбчивое лицо Тернера заставило его ненадолго оставить свою меланхолию в стороне. Может, просто звезды так сегодня сошлись. Наконец, двуногий соизволил перейти в рысь, и смоляной моментально выполнил команду. Не собирался он сейчас беситься, доставать бедного берейтора. В его планах было лишь вывести мальчишку из бдительности, а это куда лучше получается, если вести себя более-менее послушно, но не перегибать палку. Так что о периодических бодрых козлов жеребец решил не отказываться, да и Максим к ним уже привык. Вот такая вот разминка для обоих.
Вскоре после рыси последовала команда сменить темп, и Хэллоуин радостно перешел в галоп, интенсивный и размашистый. Не любил он , когда ноги едва ли передвигаются, да и поэтому не слишком жаловал выездку — уж больно там порой все медленно и чинно. В конкуре же можно было двигаться с привычной скоростью, это даже помогало выиграть в перепрыжке. И сейчас, сделав несколько кругов по периметру плаца, паренек решил, что пора перейти к настоящей тренировке. Хэл ответил лишь отжевыванием железа и несильным ускорением темпа. Прыгать он действительно любил, и сегодня собирался показать, насколько сильно. На чухонцы он зашел без каких-то вспомогательных команд, да и посылы шенкелем ему в данной ситуации не были нужны. Наверное, если бы не вредность вороного, его можно было бы назвать трудоголиком — соревнования он всегда прыгал честно, не враждуя с человеком и никогда не закидываясь на страшные препятствия. Но на тренировках же он показывал характер и, если считал, что всадник что-то делает неправильно, мог с легкостью выкинуть кого угодно из седла. Вот только с Максимкой у него сегодня были другие планы. Он направился на оксер, чуть сократив темп, и точно перепрыгнул через него, выжидая следующих команд. Да, жеребец прекрасно понимал, что на соревнованиях их главной проблемой оказалась именно система, ведь они еще не научились до конца слушать друг друга, и сейчас Макс должен будет отрабатывать именно это препятствие. И именно это нужно было для свершения грандиозного плана нашего противного ганновера.
Наконец, человек направил его на систему. Она оказалась несложной: идущие друг за другом чухонцы, которые нельзя было сравнить с оксерами и тройниками на соревнованиях. Сейчас не капало время, не сидели судья на трибуне, и можно было не напрягаться так сильно. Хэлли с уверенностью зашел по прямой на систему, стараясь идти именно посередине, чтобы в итоге не сбиться. Взгляд вперед, уши напряжены и направленны на барьер. Посыл шенкелем, толчок, зависание на долю секунды в воздухе. Сейчас, если сравнивать с выступлением на соревнованиях, все было куда лучше. Не было борьбы за повод, не было и торопливости Максимки. Зашли они ровно, поэтому и второй чухонец преодолен идеально. На всякий случай жеребец прыгал с запасом, как и учили его всю жизнь. Два такта, еще один прыжок. Ни одно препятствие не задето, и смоляной чувствует, что всадник доволен.
— Рано радуешься, мальчик, — всхрапнул жеребец при приземлении.
Он этого ведь только и ждал. После системы следовало уйти на поворот, ведь иначе ребята врезались бы в полутораметровый деревянный забор, окружающий плац. На это Хэллоуин и рассчитывал. Берейтор ослабил повод после завершения прыжков, считая, что сейчас его конь замедлит темп и успокоится, но не тут-то было. Закусив трензель, Хеллоуин прибавил скорости и направился прямо на забор, грозно так еще дернув головой, чтобы дать понять, что настроен он очень серьезно. Не нравилось ему, когда его дергают какие-то мальчишки, да и погода пока была довольно приятной, и нечего было ее растрачивать на такие маленькие препятствия. Возможно, таким поведением он хотел показать Максимке, что порой следует прислушиваться не только к своим переживаниям и желаниям, да и расслабляться бы иногда не мешало. Вот и дождался жеребец того момента, когда  бдительность парня сойдет на нет. И перепрыгнул через забор.
В своей жизни Хэл не раз прыгал конкур на мощность, поэтому полутора метровый забор не стоил ему слишком больших усилий. Оставалось лишь надеяться, что паренек не вылетит из седла, как чуть не сделал на соревнованиях, и резко сорваться подальше от всех этих манежей, в лес. Конечно, берейтор пытался его остановить всеми возможными способами, но если вороной чего-то действительно хотел, то заставить его этого не делать было практически невозможно. Вот и сейчас он несся по дорожкам и ближайшему полю так, словно он дикий мустанг, а не спортивный конь. И остановился он только тогда, когда копыта ступили на мягкий лесной грунт. Здесь было куда спокойнее, солнечный свет не проходил сквозь древесные кроны, да и воздух был куда более свежим. Как раз то, что нужно.
— Больно ты суетной, — недовольно гугукнул Хэл, придвинувшись к ближайшему дереву. — на, расслабься.
С такими словами смоляной радостно оторвал ветку от дерева и, повернув голову, насколько это возможно, к мальчишке, кинул ее ему. Вот такой вот заботливый, осталось лишь не забыть самому поесть листочков, что он и начал делать. Да уж, много ему еще прийдется работать над пареньком, а то станет он уж слишком зазнавшимся спортсменом, как все эти девицы, что днем и ночью работают в манеже, и прийдется ганноверу ему самому дать по голове, чтобы вылечился.
Вот так и переместилась наша забавная пара с тренировки в лес, где их ждала прекрасная трапеза.

Отредактировано Halloween (2016-08-17 13:33:43)

+1

9

Утро началось блаженно. Еще вчера только я в одиночестве пила кофе на своей кухне, а сегодня просыпаюсь под боком любимого человека. Наши отношения текли так плавно и нерасторопно, чтобы в один момент закрутиться и перевернуться с ног на голову. Вчера был сумасшедший день – соревнования, празднование, ссора, а потом приятный вечер в обществе Андре. Все решения были приняты так быстро, что я даже сейчас, проснувшись рядом с Андре еще не совсем осознавала, что теперь мы будем жить вместе. Это довольно серьезный шаг для нас обоих, ведь насколько я знаю, прежде Андре не заходил настолько далеко ни с одной девушкой, впрочем, как и я. Но при этом никакого страха я не ощущала, вместо этого приятное, теплое ччувство растекалось внутри.
Потянувшись в постели, я резко перевернулась, накрывая Андре собой.
- Доброе утро, соня. Дела не ждут!
Смачно чмокнув мужчину в губы, я резко подскочила на ноги, вприпрыжку направляясь в душ. Сегодня в наших планах было немного размять лошадей, а потом пожарить барбекю на заднем дворе, пока погода позволяет. У Кесси вчера выдался тяжелый день, а потому мне хотелось хоть немного ее развеселить. Веселье с алкоголем было категорически отклонено Андре, поэтому ничего не оставалось, как устроить тихий и спокойный семейных отдых в окружении лучших друзей.
Сделав все нужные деланы, что связаны с утренним душем, я выпорхнула на кухню, где Андре уже принялся за завтрак.
- Я готова часами смотреть, как ты готовишь.
Приподнявшись на цыпочках, я поцеловала мужчину в щеку, на миг, задерживаясь возле него, после чего принялась за приготовление кофе. Мы выглядели довольно забавно со стороны. Так по-домашнему, будто уже несколько лет вместе. Когда все было готово, мы быстро перекусили, после чего отправились собираться на конюшню. Мои вещи еще покоились в чемоданах, поэтому мне пришлось устроить целую свалку из моих вещей, чтобы найти то, что нужно. Скидав вещи в одну кучу, оставив уборку на потом, я натянула на себя узкие джинсы, легкую майку-боксерку и балетки. Затянув волосы в тугой высокий хвост, я выскочила на улице, где Андре уже запускал свой автомобиль.
- Когда-нибудь я у тебя все-таки отберу это машину.
Ехидно улыбнувшись, я села на пассажирское сиденье, пристегиваясь ремнем безопасности. Уж очень я любила машины и каждый раз, когда садилась в Бугатти Андре, вся трепетала от нетерпения. Пока мужчина все же не пускал меня за руль, но каждый раз ехидно улыбался, когда речь заходила об этом.
Вскоре мы уже подъехали к воротам конюшни, попутно заехав в магазин и набрав там кучу лакомств для наших четвероногих. Пока Андре будет разминать своих лошадей, я планировала вывести Гришу ненадолго в леваду перед тренировкой, а тем временем навести порядок в амуничнике. Помещение частной конюшни встретило нас приятной прохладой и запахом свежего сена. Сегодня был выходной, а потому большинство лошадей сегодня отдыхали. Кто-то высунул морду в проход в надежде, что им перепадет что-нибудь вкусное, а кто-то даже ухом не повел в нашу сторону. И только одну чубарую морду я могла узнать из тысячи. Ну и услышать тоже. Гриша кричал так, будто мы не виделись с ним несколько лет, вот-вот готовый выпрыгнуть из денника, он переминался с ноги на ногу.
- Привет, малыш.
Я почесала мягкий нос, после чего слегка толкнула жеребца в грудь, чтобы он немного отошел от двери и впустил меня внутрь.
- Соскучился?
Я высыпала содержимое пакета в кормушку, шутливо толкая в бок чубарого, который уже готов был снести меня с ног, лишь бы быстрее добраться до лакомств. Пока мое дите лакомилось вкусностям, я прошлась пальцами по его холке, отчего он слегка дернул пятнистой шкурой. В моей жизни было много лошадей, были даже такие шикарные спортсмены, как Алькатрасс, но, к сожалению, с последним мы не смогли найти общий язык, да и времени на него особо не было. Только с Гришей мы смогли сработаться сразу. Еще когда он принадлежал другому человеку, мы уже смогли подружиться с этим конем. Да, я понимаю, что это черта его характера, что ему ничего не мешает точно так же привязаться к другому человеку, пока меня не будет, но зато я в нем смогла найти частичку себя. Такую же неугомонную и немного детскую, веселую и жизнерадостную. Гранд Ривер это та лошадь, с которой ты можешь и погрустить и повеселиться. Он запросто подстраивается под твое настроение, но делает это настолько забавно и весело, что все горечи остаются позади. На самом деле я очень рада, что тогда не придумала ничего умнее, как сесть верхом на чужого коня, который просто гулял в леваде. Да, мы немного после этого погуляли. Ну как погуляли, поносились по лесу. Без седла. Без уздечки. Но зато теперь мы были вместе, и это, я могу сказать с уверенностью, что лучший подарок в моей жизни.
Когда пятнистая морда, наконец то, умяла все содержимое кормушки и вымазала меня слюнями, я сняла недоуздок с кронштейна и нацепила на Гришу.
- Ну что, не хочешь немного растрясти жирок в леваде перед тренировкой?
Я почесала Гришу по ганашу, после чего прицепила чомбур и вывела его в проход. По конюшне сразу же пробежал гомон от ржания лошадей и, собственно, самого Гранд Ривера, после чего мы отправились в сторону дальних левад. Андре уже успел собрать Ракель и выехать с ней в лес, пока мы нежились с Гришей. Ну ничего, ему еще со своей истеричкой работать, так что времени у меня полно.
Погода сегодня была довольно хорошей, солнце приятно пригревало, а на небе не было ни тучки. Правда уже с леса доносился запах осени, что ступала на пятки уходящему лету. От этого становилось немного грустно. Я очень любила лето, любила, когда солнце грело каждый кусочек земли, когда можно в любое время суток отправиться на пляж и не бояться, что вода может оказаться холодной. К сожалению, в Шотландии таких дней было очень мало, но при этом я старалась воспользоваться этими мгновениями на полную катушку.
Наконец, мы дошли до левады для жеребцов, откуда выводили уже вороного, высокого и массивного жеребца, который недобро покосился на нас с Гришей, а буквально мгновение спустя, потащил несчастного конюха в противоположную сторону, отчего парнишка не удержал калитку, и та с грохотом ударилась о забор. Гранд Ривер резко поднялся на свечу, выдергивая из моих рук чомбур. По ладони прошла резкая, жгучая боль, отчего я не смогла удержать жеребца. И вот вроде бы другая лошадь посвечила  и попрыгала, да успокоилась бы, но кто сказал, что Гриша входит в число других лошадей? Забыв про больную ладонь, я наблюдала за тем, как Гриша сломя голову несется в сторону леса, оставляя столб пыли за собой.

+2

10

И вот вроде бы все так хорошо сегодня начиналось. Прекрасная погода, позволяющая проводить тренировку на открытом плацу, немного вредный, но все же снисходительный Хэллоуин, прекрасно пройденная система. Но ведь все, наверное, слышали про закон подлости? Если все идет так гладко - нужно быть начеку, ведь в любой момент может прийти полная задница всему вашему везению. Вот, например, сейчас в роли этой самой полной задницы выступил мой обожаемый вороной засранец. Он так прекрасно и так четко выполнил свой последний прыжок, что окажись мы немного в другой ситуации, я бы сразу же его похвалил. Но не в этот раз, ведь смоляной своим препятствием выбрал не специальный барьер, а ни в чем неповинное ограждение плаца. Я всей силой налег на повод, чтобы хоть как то завернуть жеребца, но он был непреклонен, по всей видимости решив за нас обоих, что на сегодня наша тренировка окончена.
Вся эта картина смотрелась довольно комично. Сначала значит, всадник, весь из себя такой молодец, пытается бороться со своим четвероногим чудовищем, доказывая, что он тут главный, потом эта чудо-парочка преодолевает прыжок, как в замедленной съемке. Причем так идеально и красиво, будто выступают на олимпийский играх. А потом всадник вновь вспоминает о том, что жеребец делает совершенно не то, что нужно. Вот такая мы довольно забавная пара. Я вновь попытался осадить Хэллоуина пилкой, но на этот раз он срать на меня хотел и, как ни в чем не бывало, продолжил свой путь вперед. Краем глаза я даже успел заметить, как удивленно на нас глазеют другие спортсмены и конюха. Мне вот только оставалось им помахать ручкой для полного завершения сложившейся картины. Но, увы, я не успел. Хэлли меня унес уже далеко в сторону горизонта, оставляя лишь за собою столб пыли.
Я прекратил свои тщетные попытки остановить жеребца, ведь все было бессмысленно. Хэллоуин будто бы с цепи сорвался, не желая реагировать ни на одно мое действие. Я понимал, что все подобные попытки своевольничества нужно пресекать, вплоть даже до наказания, но что с этого выйдет? Озлобленное и обиженное на весь мир животное? Нет, Хэлли, конечно, запросто может сесть на шею и свесить свои точенные ножки, но и к грубым методам прибегать тоже не хотелось. К тому же мы с ним не первый день работаем вместе и кое-что друг о друге все же успели узнать. И вот сейчас мы неслись навстречу закату (несмотря на то, что на дворе полдень, но не важно), и грива его развивалась на ветру, и рубашка моя раздувалась... И конечно же, Хэлл был бы не Хэллом, если бы не выкинул что-нибудь из ряда вон выходящего. Тут этот проказник решил, что хватит на сегодня поскакушек и резко ударил по тормозам. да еще и так, что я ударился о переднюю луку седла самым причинным местом.
- Хэлл, твою мать!
Проскрипел я сквозь стиснутые зубы. И тут, по все видимости, Хэллоуину стало меня немного жаль и в знак утешения он швырнул в меня веткой.
- Ты так мил сегодня.
Когда ноющая боль меня наконец-то отпустила и позволила мне немного расслабиться, я покрутил в руках ветку, что вручил мне жеребец. В голове появились нехорошие мысли о том, что было бы очень даже неплохо сейчас отхлестать эту вороную задницу этой же веткой, но поспешил взять себя в руки. Я ведь за мир во всем мире. Я против насилия. Мне оставалось только принять позу лотоса в седле и немного уделить время на медитацию. Боюсь, что в этой ситуации меня даже Хэлл посчитает чокнутым. Хотя, мне кажется, у нас уже давно сложилось подобное мнение друг о друге.
Свежий воздух, поедание листочков - это, конечно, все очень интересно и интригующе, но у нас сегодня все-таки планировалась тренировка на манеже, но никак не в лесу. Я попытался одернуть вороного поводом и легким прижатием шенкеля отвести от столь желанных кустов, но Хэлли вновь решил не обращать на меня никакого внимания, будто я вообще тут ничего не знаю, так, назойливая мушка, которая жужит над ухом. Но нифига, без боя я не сдамся. В конце концов, я не первый день на лошади сижу. Сейчас мне пришлось вспомнить все давно позабытые уроки выездки. Хотя, если бы то, что я сейчас делал видели спортсмены по выездке, они бы покрыли меня всеми нехорошими словами, которые только существуют. Ну да ладно, нас никто не видит, а потому можно немного и покосячить. Я натянул один конец повода так, что морда Хэлли оказалась возле моей ноги, после чего внутренний шенкель завел за подпругу, выталкивая его мясистый зад, а наружным - стал подталкивать вперед. Немного повредничав, Хэлли все же сдался. Видимо, не совсем удобно в таком положении долго стоять.
- Прости Хэлли, но ты сам не хочешь сегодня идти мне навстречу.
Наконец-то направив жеребца в нужное русло, я смог немного расслабиться. Сейчас Хэллоуин шел довольно спокойно в сторону дома, что не могло не радовать. Я уже размышлял о том, как сейчас мы пройдем еще пару раз простую схему, что ожидает нас на плацу, а потом я заведу Хэлла в новую частную конюшню и поеду дальше по своим делам. Пока я перебирал весь список дел в своей голове, я и не заметил, как лес остался позади, а перед нами показался тот самый манеж, с которого мы совсем недавно так молниеносно вылетели. Конюха, что проходили мимо, любезно отворили нам ворота, но тут я понял, что что-то пошло не так.
- Хэээл. Ну е-мае, ты опять за свое?

0

11

Очередное утро начиналось у меня с очередного прекрасного настроения. Солнышко заглядывало в окошко, конюха гремели ведрами с овсом, автопоилки журчали водой. Я смачно зевнул, вытягивая передние ножки и подхлестывая себя хвостом. Дождавшись, когда конюх придет к моему деннику я завертелся на месте, уступая ему пространство. Но вот стоило мужчине войти, как я принялся всячески мешаться - подлазить под руки, шлепать губами. Тот лишь смеялся и отталкивал мою морду, тихо ворча уже привычное "шельма окаянная". Когда овес был высыпан в мою кормушку, а конюх пошел дальше, я опустил морду в эти вкусные семечки, набивая сразу полный рот. Моя соседка по деннику смотрела на меня с явным неодобрением.
- Фто такое? Да ты побвобуй, смотви как фкусно.
Пробубнил я, плюясь дроблеными семечками. Белая фифа скорчила странную гримасу и демонстративно повернулась ко мне крупом. Пф, ну и ладно, не больно то и надо было. У меня уже был мой настоящий и самый лучший друг и сейчас как раз было пора его поприветствовать.
- Ксаар! Добвое утро!
Заржал я на всю конюшню, подзывая к себе вороного. Тот вскинул голову, ответив мне сухим кивком. Ну да, он у нас скромняга, но я это исправлю. Еще пара годков и будет у нас вторым мачо на конюшне - первый то ведь я. Но каким я буду другом, если не поделюсь секретом успеха? Но это все планы на будущее, а пока мне нужно покушать - животик всю ночь так урчал, так урчал. Я конечно немножечко располнел, ведь регулярной работы у меня не было, а есть я умудрялся за троих. Да и в соревнованиях почему-то не участвовал, хотя вообще-то мне очень хотелосбь. Только не в выездке, ее я не очень то любил. Но вот побегать и растрясти жирок - это я за. Только вот Доминика со мной почти не тренировалась, но зато мы много гуляли - с Ксааром на пару к тому же. Тут даже не поймешь, что лучше безделье или работа. Хотя порой я скучал по соревнованиям, по азарту, по жажде выиграть. Я все-таки был спортивной лошадью, а не толстым чубарым пони, как меня все тут называли. Я между прочим ранимый. Доев свой завтрак я с удвоенными силами принялся еще и за сенцо. Ну а что я мог поделать, если мне постоянно хотелось кушать? Даже услышав знакомые шаги я загоготал, но от сенца все-таки не оторвался. Сено я любил и Доминику я любил, но она мне кушать не мешала. Но я засеменил ногами по земле, всем видом показывая, как сильно я радуюсь. Вообще я любил всех людей - всех без исключения, но Доминику выделял. Она была моей девочкой, моим самым ценным всадником. Конечно я не откажусь и детишек покатать, да и вообще кого угодно, но Доминику все равно люблю больше. Она ведь постоянно ко мне приходит, балует меня. Вот и сейчас брюнетка подошла ближе, почесывая меня по носу и отталкивая. Эх, придется пока оставить душистое сено. Ну ничего, вдруг у нее там что-то повкуснее? Я послушно отошел от двери, пропуская девушку. Увидев у нее заветный пакетик я ломанулся к нему, забывая про все остальное.
- Дайдайдайдайдай.
Гоготал я, отлично передразнивая чаек на побережье. Наконец мне позволили добраться до сочных фруктов, которые я тут же начал всасывать на манер пылесоса. Девушка же не уходила, а начала гладить меня по холке, отчего я смешно дергал мышцами, реагируя на каждое касание. Я почувствовал, что вкусняшки начинают заканчиваться, потому принялся еще и кормушку облизывать, чтобы ничего не упустить. Девушка же все это время оставалась рядом, отчего мне на душе становилось теплее. Я правда любил Доминику, да и кто вообще мог ее не любить? Я повернулся к ней, чтобы поблагодарить и ткнулся слюнявой мордой в ее руки.
- Пасиба тебе хозяюшка дорогая.
Тихо гукал я, перебирая губами футболку девушки. Она же в свою очередь потянулась за недоуздком, и тут я понял, что мы пойдем гулять.
- ГУЛЯТЬГУЛЯТЬГУЛЯТЬ.
Заорал я на всю конюшню, вылетая из денника и останавливаясь рядом. А то у людей ведь ножки короткие, они у нас ходят медленно. Мы почти бегом вылетели из конюшни на улицу, где энергичным шагом направились в сторону левад. Я задирал голову и раздувал ноздри, оглядывая все вокруг и возбужденно гогоча. Мне не терпелось выплеснуть куда-то всю накопившуюся энергию. Когда мы дошли до левады я уже готов был нестись вперед на всех парах. Но вот незадача - навстречу нам выводили какого-то гиганта, который очень недобро косился в нашу сторону. Конюх вел его на такой хлипкой веревочке, что мне стало страшно. Он же его не удержит! И будто бы в подтверждение моих мыслей, вороной потащил конюха в нашу сторону, так что последний не удержал калитку. Она со всей силой ударилась об забор, что окончательно вывело меня из себя. Я взвился на свечу с криками:
- ПОМОГИТЕ!! УБИВАААЮЮЮЮТ!!!
И опустившись на землю рванул в сторону леса. Мне казалось, что Доминика тоже убежит или на спину мне запрыгнет, но она просто отпустила веревку. Я остановился на мгновение, оглянулся на нее, но она стояла на месте. А вот жеребец нет. И потому у меня не оставалось выбора, кроме как метнуться к лесу. Я бежал так быстро, что мне казалось будто все окрестные собаки сорвались вслед за мной.

+2

12

Пока я судорожно пыталась сообразить, что же мне делать сейчас, мой обожаемый конь уже скрылся за плотной пеленой деревьев. Делать ничего не оставалось, мне просто необходимо было его скорее догнать, только вот вопрос как и на ком. Я метнулась в сторону конюшни, параллельно в голове перебирая лошадей, на которых можно было догнать Гранд Ривера. Ксаар - самый подходящий вариант, но денник пустовал, а в леваде его не было, значит Кесседи уже забрала его на скаковой трек. Хитман - он меня быстрее убьет, чем позволит хотя бы в денник войти. Алькатрасс - более менее подходящий вариант, но в этом случае его новые хозяева с меня три шкуры спустят. Ракель - Андре уехал на ней в лес и когда вернется - неизвестно. Остается самый неадекватный и непрактичный план - Каприоль. Эта дурная кобыла от меня может и живого места не оставить, но выбора не было. Спортсменов на конюшне еще не было, кого можно было бы попросить о помощи, а чтобы брать кого-то из главной конюшни - это еще больше заморочек. А медлить было нельзя, зная то. на что способен Гранд Ривер - он в любой момент может попасть в какую-то передрягу. Прямо как моя подруга Кесси. Я пулей долетела до амуничника Андре (благо, он его не закрыл) и, схватив седло и уздечку, вернулась к деннику серой. Без лишних разговоров я ввалилась в ее денник, отчего кобыла чуть было до потолка не подпрыгнула, но все же не стала наотмашь бить меня копытами, что уже приблизило меня к моей маленькой победе. Далее последовала долгая и упорная борьба за морду лошади в попытке нацепить на нее уздечку. Однако, я все же смогла оставить за собою последнее слова, схватив кобылу за храп так, что она сама склонила голову. Да, это было немного жестоко, ну а что поделаешь, если она такая своенравная, а времени на сюсюканья у меня сейчас нет. Уздечка была нацеплена, а меня даже никто не укусил, на удивление. Хотя, зная эту чумную кобылу - это еще не показатель. Я быстро закинула на ее спину вальтрап и седло, попутно уворачиваясь от топающих копыт, а когда все было сделано - приготовилась вытягивать кобылу из денника. В прошлый раз она напрочь отказалась выходить со мной, но на этот раз она вылетела так, что мне оставалось только повиснуть на поводе, чтобы не проебать профукать еще одну лошадь. А то две сбежавшие лошади это будет уже перебор. Я попыталась натянуть на себя повод, чтобы хоть немного сократить кобылу и, когда она чуток замедлилась, на ходу вставила ногу в стремя и уже в следующий момент вскочила в седло. И да, тут мне стоило обрадоваться, что мне удалось хотя бы сесть на эту дурную лошадь, но для радости повода было мало, ведь Каприоль категорически отказывалась реагировать на мой повод. Она поперла в сторону леса с такой скоростью, что меня чуть было с седла не снесло. Да, этому, конечно, способствовали еще и периодические козлы и опускания головы, но все же. Мы очень быстро оказались в объятиях густых деревьев, и я только успевала видеть, как массивные стволы проносятся мимо. Стараясь обуздать кобылу и добиться от нее хотя бы малейшего послушания, я параллельно пыталась найти Гришу. Но знаете что? Эта серая идиотка не обошлась обычным галопом с периодическими козлами, она теперь тащила меня по всем кустам, каждый раз норовя обнести меня об дерево. Бывалые, знаем, а потому каждый раз, когда перед нами показывался очередной ствол, я полностью вставала на одно стремя, а вторую ногу убирала на седло. Но не тут то было. Вроде бы очередная подобная операция, но на этот раз кобыла мене перехитрила и резко свернула в другую сторону так, что я коленом со всего размаху ударилась об дерево. Боль была такая, что я еле сдержалась, чтобы не закричать. На глаза тут же накатили слезы, но я пыталась унять эту резкую боль, ведь не хватало мне еще натворить делов с кобылой Андре.
Пока я растирала колено, что на глазах стало увеличиваться в размерах, кобыла решила воспользоваться моментом. Перед нами было поваленное дерево, перепрыгнуть которое она бы точно не смогла, ну по крайней мере под седлом точно, да и под ним пробежать с человеком был бы довольно тяжело. Но Капа не собиралась сбавлять скорости, да и сворачивать, по всей видимости, тоже. Я прижалась к ее шее, не зная, что может она выкинуть в следующий момент, и задержала дыхание. На этот раз мне действительно стала страшно. Несмотря на то, что я пыталась ее удержать, кобыла продолжала переть вперед. В один миг кобыла чуть ли не на согнутых ногах пробежала под деревом, и тут я готова была выдохнуть, радуясь тому, что все произошло без происшествий. Но Капа была бы не Капой, если бы не вытворила какой-нибудь фигни. В тот момент, когда дерево было ровно над нашими спинами, она резко подскочила вверх, со всей силы прикладывая меня позвоночником к стволу дерева. Мое тело моментально отказалось меня слушаться, а легкие забыли, как дышать. Я в миг рухнула со спины лошади, падая на землю. Перед глазами была темнота, а по всему телу растеклась сковывающая боль. Если бы мы были в каком-то мультике, то у меня сейчас над головой засветились звездочки. Но это был не мультик, а дышать мне было действительно невыносимо больно. Я лежала на спине, как рыбка хватая воздух губами.

+1

13

Мое утро началось не так уж и хорошо. После завтрака я услышала в проходе знакомый голос, отчего высунула довольную морду в проход. Конечно, это был мой человек, а если он пришел, то это могло означать то, что скоро мы пойдем с ним на прогулку или же на тренировку. Давненько мы с ним никуда не выбирались, а потому я сейчас была бы только рада хорошенько размять свои мышцы. Я дружелюбно впустила его в денник, когда он подошел, а после принялась уплетать лакомства, которые он принес. Мужчина удалился, скорее всего для того, чтобы переодеться и взять амуницию, а значит, ждать осталось совсем недолго. Но вот, кормушка опустела, а Андре так и не вернулся. Я слышала радостный голосок его девицы, но на нее мне по большому счету было плевать. Я высунула голову в проход, чтобы узнать, куда же все-таки пропал мой человек. Небось опять завис со своей девицей, позабыв о своих обязанностях. Но нет. тут дело было даже не в девице. Я нашла Андре, но он стоял рядом с этой рыжей заразой, довольно ее начищая и снаряжая для прогулки. Я резко задрала голову вверх, прижимая уши, после чего развернулась и с такой силой ударила копытом по двери денника, что несчастные доски жалобно заскрипели и чуть было не сломались. Ох, кто бы знал, как меня сейчас переполняла злоба. Я металась из угла в угол, не в состоянии найти покоя. Меня злила эта кобыла. меня бесил тот факт, что сейчас вместо того, чтобы вывести меня на прогулку, Андре повел ее. Я услышала цокот копыт по полу и увидела, как Андре повел Ракель в сторону выхода. В один момент я метнулась к двери, со всей силы приложившись к ней грудью. Я вытянула шею, насколько могла и попыталась укусить лошадь, но она шла слишком далеко от денника, а потому у меня ничего не вышло. Я раздосадованно заржала им вслед, вновь прячась в своем деннике. Я уткнулась носом в прохладно стекло, наблюдая за лошадьми, что гуляли в леваде, а меж тем мое сердце билось о ребра с такой силой и яростью, что доставляло мне даже некую боль. Я не знала, как избавиться от этой рыжей напасти. Уже и драться с ней пыталась и так временами пришугивала в деннике. но ей все не по чем. Она чувствовала защиту со стороны Андре, а потому и не собиралась отступать, что выводила меня из себя еще сильнее. Во мне бушевало чувство собственничеста и ревности, я не понимала, зачем она нужна Андре, когда мы и так могли прекрасно справиться вдвоем. На соревнования? Пожалуйста. В лес - да ради Бога. Но нет же, ему стало мало одной лошади, а потому он тут же поспешил приобрести себе еще и вторую. Того и гляди, скоро и третья, и четвертая появятся.
От моих гневных раздумий меня отвлек чей-то приход. Я бросила разъяренный взгляд в сторону нежеланного гостя. Им оказалась девица Андре, в руках которой красовалась уздечка.
- Девочка, ты серьезно?
Я ухмыльнулась про себя, но тут девица так юрко ко мне подступила, что я даже не ожидала от нее такого действия. Однажды она уже попыталась вывести меня из денника, но ее попытка увенчалась провалом. И она надеется, что на этот раз у нее что-то выйдет? Глупая. Девчушка обладала не особо выдающимся ростом, а потому мне не составило особого труда лишь задрать голову вверх и наблюдать за тем, как она пытается допрыгнуть до моей морды. Но тут она совершила непростительную ошибку. Пальцами она уцепилась за мой храп так, что мне стало не то, что не по себе, мне стало больно. Скрысив уши, я опустила голову, позволяя этой девчонке нацепить на меня недоуздок.
- Ну ладно, не долго тебе осталось радоваться своей победе. Я даже выйду из денника, коль ты этого так хочешь.
Я недовольно всхрапнула, пока девчонка надевала на меня уздечку. Следом пошло седло и я всячески старалась доставить дискомфорт этой девчуле, но при этом сделать так, чтобы она все же смогла нацепить на меня седло. Немного потоптавшись по ее ногам, я все же позволила ей затянуть подпруги и немного поверить в себя и в свои силы.
А вот когда настала пора выходить из денника, тут уж я решила вдоволь насладиться. Я вылетела из этой комнатушки, бодрой рысцой направляясь в сторону выхода. А девчонка то не промах, крепко вцепилась в повод. Да еще и осадить меня пытается.
- Ну ладно, если ты так хочешь прокатить свою задницу на моей спине, садись. 
Я слегка сбавила скорость, чтобы девица смогла усесться в седло, и как только почувствовала ее вес на себе, с места стартанула карьером в сторону леса. Ох. ну если Андре мне не дает размяться, то я сделаю это сама. Я вытягивалась словно страну над землей, даже не замечая того, что прогулочные дорожки уже давно сменились лесными тропами. Девчуля что-то пыталась делать с поводом, но я уже давно закусила трензель, поэтому сейчас мне было по большому счету плевать на все ее манипуляции. Однако, она мне все же стала досаждать, словно назойливая муха. Необходимо было ее сбросить со своей спины, дабы спокойно продолжить свой путь без лишнего балласта, однако обычные козлы на галопе ее не особо волновали, поэтому вход пошла тяжелая артиллерия - кусты и деревья. Одно дерево, второе. Эта девочка очень юрко уворачивалась от ударов, но она не ожидала следующего. Когда я неслась на очередное дерево, девчушка уже успела подготовиться к тому, что оно пронесется мимо нас, но в последний момент я резко свернула так, что дерево оказалось по другой бок от меня. Я услышала глухой стук и тихий стон девушки, который был больше похож на скулеж. Однако, она по-прежнему оставалась сидеть в седле. Вот же цепкая зараза. И тут, словно Боги леса меня услышали. Перед нами показалось поваленное дерево. Будь я без этого груза на своей спине, то возможно бы и перепрыгнула его, но сейчас однозначно нет. Я ведь не хочу калечить себя, я хочу только избавиться от этой дамочки. Я пригнулась к земле как можно сильнее, пробегая под деревом. Девушка со все силы прижалась ко мне, что вывело меня из себя еще больше.
- Да когда же ты уже отстанешь!
Резкий рывок вверх и долгожданной облегчение. Вновь выпрямившись на ногах, я стартанула вперед, но не успела пробежать и нескольких метров, как передо мной показался Андре на Ракели. Я резко затормозила перед ними, бороздя копытами сухую почву, а сразу после этого развернулась, выкидывая задние ноги и целясь прямо в морду Ракель. Но, увы, мне не хватило буквально пар сантиметров до заветной цели. Я отошла на пару шагов в сторону, после чего принялась топтаться на месте, вздергивая голову к верху, то и дело приподнимаясь на свечу.

0

14

Каждый раз просыпаясь вместе с Доминикой я не переставал удивляться тому, что она рядом со мной. Мы начали жить вместе какие-то пару дней назад, но она уже заполонила собой дом. Не только вещами, а своим присутствием. Своим запахом. И это было прекрасно. Раньше я никогда не жил вместе со своей девушкой. Стефани я в расчет не брал, ведь она была у меня в статусе гостьи, а не возлюбленной. Сегодня нам нужно было на конюшню: я планировал выехать на природу с Ракелью, а затем с Капой. У Доминики как раз было много времени на своего чубарого коня. Она вроде планировала вывести его в леваду, пока переберет амуничник и вещи, а потом отправиться на тренировку. Я же рассчитал потратить на каждую кобылу порядка двух часов. Если бы Каприоль не реагировала так агрессивно на рыжую, то я бы брал обеих сразу на прогулки, но ничего не мог поделать с характером серой. Наверное я ее в свое время слишком избаловал своей заботой и вниманием и сейчас она не принимала других лошадей. Но отказываться из-за этого от рыжей я не собирался. Слишком полюбилась мне эта малышка, с которой никогда и никаких проблем не было.
Про приезду на конюшню я первым делом зашел к Капе, чтобы та не обижалась и вывалил в кормушку огромные пакет яблок и моркови, потрепав серую по холке. После нее я сразу направился к Ракели, не меньший пакет предоставив и ей самой. Пока обе кобылы хрустели вкусняшками я сходил до амуничника и переоделся в свободные джинсы и рубашку с жилетом. Было довольно прохладно, что впрочем не было удивительным для Эдинбурга в начале осени. Главное, что дождя пока не собиралось. Я переоделся быстро и подхватив амуницию направился к Ракели. Почесав рыжую по шее я вывел ее в проход, быстро смахивая скребницей и щеткой. Дальше вальтрап и седло, оголовье на дутом мягком трензеле и на всякий случай ногавки, я собирался в поля и хотелось защитить ноги кобылы от возможных травм. Проводя рыжую я старался держаться подальше от Капы, которая и без того пыталась ее схватить. Я прищелкнул языком на серую, отгоняя ее рукой. Порой мне хотелось найти какого-нибудь лошадиного зоопсихолога или "заклинателя" который помог бы решить проблему ревности яблочной. Мы вышли на улицу, где я сразу подтянулся в седло, отдавая кобыле повод. Я направил Ракель медленным шагом в сторону леса, собираясь срезать через него путь до полей. Кобыла подо мной шагала ровно и размеренно, но время от времени я все равно проходился ладонью по рыжей шкуре на шее.
- Застоялась небось, да малышка?
Посмеиваясь спросил я, шенкелем давая команду ускорить шаг. Нужно было как следует размяться и разогреться перед скачкой в полях. Мы ступили под покров леса, где нас тут же окутала тенистая прохлада и шепот деревьев. Рыжая пряла ушами, прислушиваясь к окружающим звукам, а я чуть крепче взял повод, прижав шенкель к бокам рыжей и высылая ее в рысь. Я не любил облегчаться, когда ездил на Ракели - такие уж мягкие у нее были аллюры. Мне оставалось только чуть отклониться назад и работать поясницей в такт ее движений. Кобыла никогда не закусывала трензель, не вырывала из рук повод и была добродушна и спокойна. Мне оставалось лишь направлять ее в нужную сторону. Я здорово расслабился и потому даже не сразу услышал шум в соседнем пролеске. Успел увидеть только серую тень, что мелькнула мимо и девушку, сидящую на спине лошади. Странно знакомую девушку на странно знакомой лошади. И тут меня будто молнией поразило.
- Доминика!
Крикнул я вслед мчащейся паре, но те меня видимо не услышали. Доминика села на Капу? Она совсем с ума сошла?! Холод медленно поднимался по моему горлу. Никто и никогда не брал Каприоль, даже конюха выводили ее в леваду вдвоем. Она не знала на своей спине не единого человека, кроме меня. Она убьет девушку. Я ударил шенкелем по бокам рыжей, пуская ее в погоню за серой. Она не так хорошо передвигалась по лесу как Капа, ведь была все жде конкурной лошадью, но старалась как могла.
- Давай милая, давай.
Пейзаж смешивался в какое-то грязное месиво, копыта отбивали дробь по мягкой почве, ветер скользнул под жилет и растрепал волосы. Я не выпускал из виду серую каждый раз вздрагивая, когда она проносила Доминику по кустам. Девушка пока успешно справлялась, но вот очередная ее уловка не удалась и она со всей силы врезалась коленом в дерево.
- Черт.
Выругался я. Ракель уже почти догнала серую, но впереди выросло огромное поваленное дерево. Я слишком поздно понял, что собирается делать Каприоль. Я был слишком далеко, чтобы ей помешать. Будто бы в замедленной съемке я смотрел на то, как девушка падает на землю, как кобыла несется дальше, лишь каким-то чудом не наступив на брюнетку. Я даже не успел свернуть, потому лишь поджал шенкелем рыжую, убеждая перепрыгнуть препятствие. Приподняться на стременах, отдать повод, отработать приземление и вот Ракель проносится рядом с Капой, успевая увернуться от нацеленных на нее зубом. Резко осадив рыжую я хлопнул ее по шее, спрыгивая на землю. На Капу я махнул рукой, чтобы не смела кидаться на рыжую. Та итак была вся в мыле после такой бешеной скачки. Сам я бросился к девушке, что лежала на земле. В моих мыслях было, лишь бы она ничего не сломала. Лишь бы не повредила спину таким ударом. Я упал рядом с ней на колени, в ожидании того, как она сможет выровнять дыхание.
- Доми, Доми?
Я осторожно перевернул ее на бок, чтобы было легче вдохнуть. Пройдясь рукой по спине я убедился, что все позвонки целы, значит просто дух вышибло и синяки будут. Дальше я двинулся к ноге, доставая с кармана перочинный нож и разрезая бриджи над и под коленом. Оторвав этот кусок я оглядел распухшую ногу. Не обращая внимания на стон девушки я с максимальной осторожностью ощупал коленную чашечку. Вроде бы все нормально, но нужно было сделать рентген и убедиться, что нет трещин. Девушка вроде бы начала дышать нормально, так что я положил руку ей под голову, приподнимая над землей.
- Ты как? Язык не прикусила? Ничего кроме колена и спины не болит? Встать сможешь?
Внутри я пытался себя успокоить, но во мне бушевала с трудом сдержанная ярость за глупый и безрассудный поступок брюнетки. И вместе с яростью какое-то странное, отстраненное опустошение.
- Зачем ты взяла Каприоль?
Тихо спросил я, но голос мой был таким ледяным, что я сам его не узнал.

0

15

День начался, как обычно, ничего нового. Еда, прогулка и снова дом. Я от тоски и бездельничества стала тереть доски женщина, потом повторила с соседом. Потом простояла, снова прилипает к соседу и опять были слышны подковы наши и потом передергивания. Не нравился он мне, как ком-то он хитрый и подозрительный. Всегда хотел отнять мою еду или вкусняшки. Грррр… Я уже застоялась, но кого бы то ни было не хотела к себе подписать, только хозяин и точка. Даже если буду вечность стоять. Хрюкнув и фыркнул на новую реплику соседа, лишь посмотрела на него, как на полоумного. Потом демонстративно повернувшись к нему задом, показывая тем самым, что дискуссия исчерпан и пусть, больше не пристает ко мне. В конюшне пошла движуха. Прибыли хозяева к своим конями, даже к соседу пришли.. Мне было не на что и надеяться, так что даже не повела и ухом и не пошла к двери женщина. Я все понимала, что у Андре много дел помимо меня, да и у него была ещё одна лошадь. Каприоль. Вздрогнула, но быстро взяла себя в руки. Это всегда теперь у меня на неё реакция. Хотя я не ревновать, да и не имела права, так как каприоль уже давно у Андре, а я только не давно. Да и относилась я с точки зрения, что если он меня любит или хоть чем-то нравлюсь, то рано или поздно появится. Любви и на всех хватит. Хотя немного было обидно, но ничего страшного. Со мной часто так… все равно любила своего хозяина и души в нем не чаяла.  Вздохнув и преступника с ноги на ногу. Я хотела подружиться с серой, но наша встреча не принесла, ничего хорошего и расстроило только нашего человека. Вспоминать не хотелось и хотелось просто выкинуть этот момент из памяти, но к сожалению этого не сделать. Мне с частой регулярностью даже это снится. От чего я просыпаюсь и выскакивают в мыле, осматриваться не прячется, кто-нибудь у меня в углу. Кто-нибудь знал бы, как иногда мне страшно и хочется спрятаться от всех, или как мне больно оттого, что кому-то решаюсь и мне становится стыдно, что прошу немного внимания на меня, но я никогда этого не показываю и не рассказываю никому. Стараясь казаться беззаботно и с характером жеребец, но это мне так бывает часто теперь тяжело делать.
Я очень скучала по своему сером любимому. Сабантую…. У меня даже сердце замирает и начинает трепыхаться, как бабочка в замкнутой пространстве. Трепет и тепло, я именно его любила и отдала ему свое сердце. Мне приходилось только надеяться, что это взаимно. Тут из раздумий меня вывела звук открывающий двери моей двери, я повернула голову, чтобы посмотреть, кто ко мне заглянул на огонёк и у меня чуть не отвалилась челюсть. Это был мой хозяин! На мое морде была видна вся моя гамма чувств, что я сейчас испытывала. Удивление, неверие, надежда и безграничные счастье. Ведь он пришёл все-таки ко мне. Все я в счастье от чего хотелось, как собаке повизгивать, но вместо этого стала гугукать от удовольствия. Он принёс мне гостиницы, но они по-настоящему ничего не значит, лишь бы хоть ко мне заглянул и погладил, а потом может и дальше идти по своим делам, ведь мне для счастья не так и много нужно было. Всего лишь почувствовать его копания изучать, что хоть немного, но кому-то нужна. Я подошла к нему и прикоснулась носом к его руке и все, мне ничего больше не надо было. Так бы вечность простояла. Интересно, когда я стала такой? Где вся моя шаловливость, не желание идти. На контакт с людьми, куда это делось?! Переросла похоже саму себя. Я боюсь больше всего быть никому не нужной, только тссс… Никому об этом не говорю и стараюсь держать это в секрете.  Всеми своими шалости и поведением в прошлом, это было направленной на то чтобы привлечь к себе внимание и показать: «Вот она я, обратите на меня внимание, пожалуйста!».  Андре высылал мне в кормушки морковь и яблоки и куда-то удалился погладил. Я вздохнула не много простояла в эйфории  от прихода хозяина и приступила к преданию содержимого моей кормушки.  Западу минут она опустила и лишь остались об этом приятные воспоминания.
Каково было моё удивление, когда мужчина вернулся. Вывел меня на развязки, почистил и посещал. Моему удивлению не было предела. Меня провели мимо серой подальше, чтобы она не смогла меня достать и хорошо, так как она попыталась это сделать. Я же себе молча поаплодировала. Ни держалась и ни показала виду, что испугалась, а просто прошла. Хотя когда мы чистилище слышала удар ногами по двери женщина и я знала, кто это именно было. Тихо все внутри у меня сжалось, но снаружи я была спокойна. Мужчина быстро сел ко мне на спину, когда вышли из конюшни и мы двинулись в сторону леса. Прогулка, наконец-то разогнать. Да, если бы я знала что меня ожидает… Хотя я бы не стала, ничего менять, произошло, так и произошло. Мы размеренно шагами и гугукать на слова человека, послушно перешла в рысь. Я прислушивалась к звукам, так как уже что-то слышала, но ни понимала в чем дело.. Топот ног, как будто кто-то неся по лесу сломя голову. Все прояснилось, когда недалеко от нас пронеслась….Каприоль… Я недоуменно посмотрела им в след, но тут почувствовала удар шекелей. Мне стало так обидно!
- Эй, ты чего дерешься?! Я же и мягким посылом все понимаю! Я в чем виновата!?
Послушно помчалась  за серой, не смотря на обиду на хозяина. Я неслась, как могла и только хрюкнув на слова Андре. Стараюсь, ради тебя! То и дело мне на дороге появлялись деревья и только успевали между ними пробегать. Как давно я кросс не бегала,  в основном меня больше использовали в конкур.  Я чувствовала, что для мужчины всадника многое значило и мне это придали сил и я смогла, почти догнать серую, но все-таки не успела немного. Увидела, как она упала, а потом я поняла, что передо мной препятствие и еще какое! Мать моя кобыла! Это неожиданно и как быть?! Выше меня! Мужчина меня подходил и я решилась, да и куда деваться, а то разбились бы в лепешку, если остановилась то мой человек мог пострадать, а я этого не в коем разе не могла допустить. Поэтому прыгнула. Вот мои передние ноги отрываются от земли, а задними я как можно сильнее отталкиваясь от земли. Сначала перед, как можно больше прижимая, а затем и задние. Я перестала дышать, возобновила дыхание, когда мои ноги оказались на земле. Я успела увернуться от удара серой, и остановилась по требованию мужчины и вот на мне уже никого не было. Мужчина побежал к девушке. Я была вся в мыле и дышала шумно и не могла успокоиться. С меня лилия потом и даже по носу, это так было противно, что я стала мотать головой, чтобы стряхнуть влагу. Все неимоверно честность и я не знала, как от него избавиться Тут поняла, что от меня не далеко, та которая меня терпеть не может и я так потихоньку решила свалить поближе к моему человеку. Бочком-бочком, я оказалась около Андре и девушки. Я услышала последние слова хозяина и удивлённо на него посмотрела.
- Не надо так, ну мы женщины же и делаем иногда глупости! Мы же живые. Вы же друг друга любите! Прости её и не делай глупости просто, забудь про это и не открывай тему!
Я толкнул носом мужчину показывая, что не надо так с юбилей говорить, ведь все делают ошибки. Может у неё были причины сесть на Каприоль. Тут я почувствовала боль во всем теле. Давно так не носился, поэтому все мышцы ныли и меня стала бить дрожь. Так как больно, но это терпимо, не конечная, да и в добавок я вся была горячая, а на улице осень и прохладно. В другом случае это было бы замечательно, но не сейчас, когда все тело горячее, а тебя обучает прохладный ветер. Я не стала привлекать внимание к себе и пошла походить, отдышаться, остыть и подальше от серой. Я же не знаю, что ей может прийти в голову и чтобы не было снова конфликта и не расстраивает ещё больше нашего человека. Ему и так не просто живёт я с нами твоими. Найдя подходящее дерево не далеко и около него встала и просто старалась отдышаться и выровнять дыхание.

Отредактировано Ракель (2016-09-06 21:49:18)

0

16

И на что я, спрашивается, надеялся? Посмотрел на спокойную лошадку в деннике и на развязках и решил было, что все будет так легко. Я был твердо уверен в том, что шенкель дал команду "шагом", а не "несись как будто за тобой черти гонятся, гребаный лес твое единственное спасение". Но с другой стороны, поведи себя жеребец чинно и спокойно, он бы меня наверное немного разочаровал. Но не будем об этом. Я успел не растеряться и экстренно вспомнить уроки верховой езды. Повод покороче, шенкель прижать, склониться чуть вперед, подавая корпус и оторвать шлюс от седла, вставая в полевую. Если этот караковый дьявол надеялся меня вот так вот сбросить, то явно недооценил моих сил. Я не стал дергать ему рот, заводить на вольт или делать пилку. Застоялся? Хочет побегать? Да пожалуйста. Зато потом, когда он исчерпает силы, то все-равно все будет по-моему. Мы неслись по прогулочным дорожкам, притягивая к себе взгляды окружающих. Кто-то попытался что-то крикнуть мне вслед, но конечно же я ничего не услышал. Мы приближались к лесу, где караковому придется так или иначе немного сбавить скорость, ведь местность была для него незнакомая. Не рассчитав сил на каком-нибудь повороте Амен мог запросто влететь в дерево и при таком пострадал бы наверное больше меня. Хотя, черт его знает. На подходе к лесу я стал все-таки сокращать повод. Я то в крайнем случае свалюсь, ну сломаю при плохом раскладе пару костей, а вот за этого засранца мне потом пол зарплаты в течении пары месяцев отдавать. А на свои деньги у меня были другие планы. Корпусом я тоже подался назад, усиливая давление на повод, пока караковый все-же не сбавил темп до обычного кентера.
- Мелкий засранец.
Буркнул я, еле сдерживаясь, чтобы не ущипнуть гнедого за шею в наказание. Ну да ладно, не будем рукоприкладствовать с новой лошадью. От быстрой скачки у меня растрепались все волосы, а щеки пощипывало от морозного ветра. Ну, зато это отличная встряска не правда ли? Гнедой мерно отбивал такт копытами по устланным опавшими листьями лесным дорожкам. Повод я снова ослабил, не затягивая жеребца и позволяя ему в полной мере осмотреть окрестности, в которых он теперь будет жить. Лес был большим, занимал колоссальную территорию и тянулся до границ местного заповедника, куда было лучше не забредать, если не хочешь стать ужином волкам или медведям. На мое удивление, нам пока не попалось ни одной пары. Неужели все наши спортсмены столь изнеженные, что в такую погоду дальше крытых манежей не высовываются? Если это так, то боюсь представить, что будет зимой. Хотя, надо признать, что зимы в Шотландии и правда очень суровые - порой сугробы наметает так, что лошадь в лесу проваливается по самые уши, что уж говорить о людях. Мы шли галопом уже порядочное количество времени, так что я снова сократил повод, стараясь перевести жеребца на рысь, а затем и на шаг.
- Шагом Амен. Нужно отдохнуть.
Тихо отдал я команду караковому, призывая к голосу его разума. Он только недавно перенес длительное путешествие и если сейчас начать с обширных нагрузок, то ничем хорошим это не закончится. Лучше было прошагать минут десять, а затем снова подняться в галоп и попробовать взять пару препятствий - благо поваленных деревьев или кустов здесь было предостаточно. Если конечно, его высочество соизволит совершить прыжок.

0

17

Мы быстро покинули просторы конюшни, поддаваясь объятиям легкого мороза и огромным хлопьям снега. Несмотря на то, что в большинстве своем всем временам года я предпочитала лето, в зиме была какая-то своя сказка и свой уют, особенно, когда на улице стояла такая безветренная погода, а на землю тихонько опускался снег, описывая невероятный танец в воздухе. Такие деньки довольно редки в Шотландии и уже на следующей недели обещают мокрый снег и гололедицу, а потому я с нетерпением хочу взять от этой атмосферы как можно больше. Ну а так как меня все покинули, променяв мое общество на свою работу, я буду развлекаться с лошадьми.
Остановив рыжего, которому тоже не терпелось поскорее выплеснуть свою энергию, я перекинула повод через его голову, а после - одним легким движением взобралась в седло, сразу же подтягивая повод, чтобы Карат не унес меня в далекие дали. Еще минуту я помучила коня, заставляя стоять на месте, пока сама поправляла стремена и натягивала перчатки. Сейчас наш путь должен был пролечь в сторону манежа, но идти туда совершенно не хотелось. Зачем поднимать пыль в закрытом помещении, когда на улице такая погода? Конечно, можно было пойти на открытый манеж, но лучше будет для нас обоих, если наше знакомство и первая тренировка пройдут в более непринужденной обстановке.
- Я думаю, ты тоже не особо горишь желанием бегать по манежу?
Я погладила рыжего по шее, а после оглянулась по сторонам, чтобы убедиться, что никого из работников администрации нет поблизости, а уж тем более Виктора. Если честно, я до сих пор не знаю, за какие заслуги меня все еще не выгнали с конюшни, ведь мы с Кесседи умудряемся постоянно в такие переделки попадать по своей же глупости, что любой другой директор давно бы нас выставил за ворота вместе с нашими лошадьми. а если сейчас до Виктора дойдет слух о том, что первую тренировку с новым жеребцом я собралась проводить в лесу - это будет точно последней каплей. Но когда меня это останавливало?
- Мы ведь никому ничего не скажем, правда?
Я наклонилась к голове рыжего, потрепав его за ухом, а после протянула кусочек сахара на раскрытой ладони. Убедившись, что вокруг никого нет, я направила Карата в сторону прогулочных дорожек, за которыми начинался густой лес, покрытый снежным пледом.  Шаг жеребца был немного торопливым и нервным, и я прекрасно понимала, чего он хочет, но отдать повод и пустить носиться, как ошалелого было бы непростительной ошибкой, а потому я взяла повод покороче, но сильно не перетягивала, оставив небольшую свободу его голове. В седле же я сидела собрано, плотно прижав шлюс - несмотря на всю свою дурость, что с детства засела в моей голове, я все же понимаю, что такое лошадь и на что она способна. Тем более кто-то слушал старшего конюха, когда то рассказывал про характер рыжего? Пф, конечно же нет. Но моя детская наивность заставляет верить в лучшее. Тем более, после бешеной Каприоли Андре мне уже ничего не страшно.
Миновав прогулочные дорожки, мы наконец то вошли под своды высоких деревьев, чьи макушки смыкались над нашими головами. Теперь можно было и немного размять затекшие мышцы. Немного расслабив повод, но продолжая сохранять контакт со ртом лошади, я легким толчком шенкеля и подачей поясницы вперед выслала Карата в рысь, чем он, наверное, был несказанно рад. Рысь его была высокая, но вместе с тем довольно удобная. Четкий так, который позволял спокойно облегчаться. Любой лошадник, если у него есть своя лошадь, будет ставить ее в сравнение с остальными. И смею заметить для себя, что Карат с Гришей абсолютно разные в плане аллюров и темперамента. Гранд мягкий и плавный, действия Карата же более резкие и четкие. Да, о многом за себя говорит сама порода, но я не могу сказать, что резкость Карата хуже мягкости Гранд Ривера. Их полная противоположность - изюминка и достоинство каждого, а потому говорить о том, кто лучше я даже не буду.
Карат, видимо, вошел во вкус, изучая ногами просторы его нового дома, а потому я не сразу заметила, как под вальтрапом шкура быстро намокла.
- Тиише, куда ты так торопишься?
Откинув корпус немного назад, я натянула на себя повод, дабы перевести рыжего на шаг и дать ему немного отдохнуть. Да, в следующий раз я, однозначно, буду узнавать о том, сколько лошадь стояла в деннике, прежде чем я взяла ее в работу. Хотя, я говорю себе об этом каждый раз и каждый раз выходит все совсем иначе.
Деревья за спиной уже давно сомкнулись, завлекая нас в свой плен. Звонкую тишину нарушал хруст снега под копытами лошади, легкое фыркание и пение птиц, что периодически разносится по всему лесу. Вот именно о такой зимней сказе я и говорила. Чувствуя, что Карат стал меньше вырываться вперед, я ослабила повод на свой страх и риск, одной рукой принявшись поглаживать рыжую шею. Я осмотрела Карата на предмет хромоты или еще каких-нибудь отклонений, а после - убедившись, что все в порядке, вновь подобрала повод и выслала жеребца в рысь.

P.S

Не вели казнить. Каюсь, впредь буду стараться быстрее отписываться ッ

+1

18

Да, определённо, конь разгорячился по-взрослому, только лишь выйдя из надоевшего плена четырёх стен и гнусной компании сверстников. Карат волновался, шумно вздыхал и бегло рассматривал новый открывшийся ему ландшафт. Опять же, тут сказывался его молодой возраст и тот факт, что он жеребец. Несказанно хорошо то, что в ближнем радиусе не виднелось ни души кобылы, а то всаднице сразу принудительно требовалось бы сдерживать его во всю силу. Хотя толком он не жеребцует, но исключением остаётся то время, когда поблизости нет конкурентов. Ибо даже при коне из села, убитым работой рыжий не стал бы выпендриваться.
Он несколько встрепенулся, когда почувствовал поглаживание по своей шее, из-за чего переступил с места на место и захвостил. Немного успокоившись, он снисходительно принял сахар и тщательно разжевал лакомство, облизывая губы и тем самым пожёвывая трензель.
Откликнувшись на команды поводом, конь свернул на дорожку и умеренным шагом шёл вперёд, пребывая в задумчивом состоянии и наслаждаясь сладким послевкусием после кубиков сахара. Каково же это - вновь почувствовать на своей подкачанной спине вес седла и всадника? Это непередаваемо. Ну, конечно же, если человек грамотен в работе и не относиться к тебе, как к машине, исполняющей приказы. Каждый посыл - просьба, которую лошадь должна услышать и принять. Карат ненавидел использование хлыста в качестве наказания. Был период страха, когда он паниковал, когда замечал проходящего человека с этим "орудием" в руке. Кое-как да и справили, слава Богу. Он принимает эту вещь в качестве подсказки, если он затерялся, либо посыл всадника не был слишком чётким.
Колебания раскрепощённой поясницей в седле - как музыка для ушей, но в этом случае блаженство для спины. Рыжий расслабил поясницу и опустил голову, слегка добавив темп шага, дабы ответить Доминике той же мягкостью.
Недолго время проплыло, как твёрдый грунт дорог сменился более мягкой землёй, а солнце заслонили зеленоватые мазки листьев на высоких кронах. Жеребец приподнял голову, вертя ушами в направлениях раздававшихся звуков перекрикивания птиц и шелестение сталкивающихся веток. Это немного его возбудило, как маленького ребёнка, которому так и надо всё потрогать и попробовать.
Когда же время шага было исчерпано, то Карат без задних мыслей поднялся в рысь с места, как только почувствовал равномерное давление шенкелей. Да, рысь у него была остро ощутимая и рабочая, но не настолько, чтобы "выкидывало". Просто по себе он не любил медлить, хоть и просматриваются отдельные моменты лени, когда его требовалось взбодрить хорошим таким толчком по бокам. Всадница умело и мягко приземлялась в седло, не беспокоя ничем Карата. А то раньше, когда на него садили кто присмотреться, галлопируют, а левый шенкель не пойми почему на каждом темпе пихает коня в бок, так после тренировок сразу давай тренеру орать "конь не годный!". Хорошо, что вовремя его сюда привезли, да выкупили, а то недалеко обычные покатушки махали ручкой.
- Тиише, куда ты так торопишься?
Жеребец сам не понял как опять разгорячился, что аж подпотел, смягчил затылок и сократил темп при небольшом давлением на рот. Начал отжёвывать трензель для своего успокоения, и дабы не пропускать дальнейшие команды.
Вот они прошли плавный поворот, где Карат переступил через лежачую весомую ветку, что обернулось для обоих лёгким незначительным прыжочком, хотя даже такая мелочь зажгла в нём интерес попробовать преодолеть что-нибудь ещё.
Грамотное руководство лошадью может менять и саму лошадь, даже тугоуздый захочет понимать тонкие команды и помогать Вам, когда Вы - ему.

+1

19

Рыжий стал немного спокойнее, видать ему действительно не достает работы и физических нагрузок. Сейчас же его рысь была гораздо мягче, а сам конь наконец-то смог расслабиться. Меня не мог не радовать тот факт, что он чутко отзывается на повод и отвечает на мои просьбы и посылы без какого-либо упрямства. Мне уже начало казаться, что наше знакомство проходит именно в лесу, а не на манеже, к тому же погода вызывала только игривое и радостное настроение. Преодолев еще немного пути легкой рысью, я плотнее села в седло, делая легкую полуодержку поводом, и, незначительно откинув корпус назад. прижала шенкель, тем самым требуя от рыжего немедленного ответа. И я его получила - жеребец тут же поднялся на галоп. Некогда казавшиеся такие мягкие и пушистые снежинки сейчас хлестали меня по лицу, а ветер резал глаза, заставляя щуриться, как аляскинский эскимос. И это при учете того, что шли то мы почти что кентером, боюсь представить, что бы было, пустись Карат полевым галопом. Чтобы этого избежать. я старалась не расслаблять повод, периодически напоминая рыжему, что я все еще тут, хотя, у меня складывалось впечатление, что ему это особо и не нужно, он и без того оказался славным малым. Перебрав повод в одну руку, я слегка нагнулась к шее жеребца, и одобрительно по ней похлопала.
- Молодец, малыш!
Вновь глубже усевшись в седло, я свернула рыжего на соседнюю дорожку. Ее часто используют спортсмены во время прогулок со своими копытными, чтобы немного отвлечься от раскрашенных палок в манеже. Здесь не так часто, но все же попадаются поваленные деревья, камни, собранные в мини-заборчик, ветки, сваленные в кучу. Это неплохой вариант, чтобы посмотреть на рыжего в деле, тем более, что его специализацией был кросс, поэтому поваленное дерево не должно стать для него большой проблемой. Уже через пару минут перед нами как раз-таки показалось именно оно. Невысокое, расстояние от земли примерно сантиметров 50. Я немного подобрала повод, организовывая некое сопротивление с жеребцом, дабы перед самим препятствием он не решил меня обнести. Держа шенкель плотно прижатым, дабы рыжий не затормозил, я навела его ровно по центру препятствия. Я не была в курсе, умеет ли он рассчитывать точку отталкивания или нет, поэтому решила перестраховаться, ведь если жерди в конкуре задеть, то они быстро повалятся на землю, а если Карат заденет дерево - мы полетим вместе с ним. Примерно рассчитав нужную нам точку, я дала рыжему подсказку шенкелем, после чего прижала колени еще сильнее и в момент, когда его передние ноги оторвались от земли, немного склонила корпус в перед и протянула руки вдоль его шеи, предоставляя достаточно повода для того, чтобы он смог вытянуть шею, но при этом сохраняла мягкий контакт с его ртом. Секундный момент подвисания, когда я выравниваюсь в седле, чтобы соблюсти равновесие, а после - немного отклоняю корпус назад, когда рыжий начинает приземление. Стоит отметить хорошую технику прыжка. Карат чутко отзывается на все мои действия и свою задачу выполняет качественно. Пропустив один такт после приземления, я вновь глубоко усаживаюсь в седло и набираю повод, чтобы рыжий не понесся сломя голову куда глаза глядят.
- Ай браво, мальчик, молодец!
Мои губы растянулись в широкой улыбке. На самом деле, каждая лошадь хороша, но если тебе достается в работу такая, которая помимо своих спортивных качеств так же готова работать в команде с человеком. Самовывозы с одной стороны удобны тем, что всаднику практически ничего не нужно делать, только задавать верное направление, но, с другой стороны, какова тогда заслуга самого человека? И можно ли его в таком случае вообще называть спортсменом и присуждать какие-либо категории? Да и к тому же, лошади не могут знать все на сто процентов и бывают такие ситуации, когда только человек может правильно ее сориентировать.
Про "трудных" лошадей, которые туго поддаются обучению и вообще не настроенные на какое-либо сотрудничество с человеком, сами по себе могут доставлять дискомфорт и неудобства.
Ободряюще похлопав рыжего по шее, я направила его дальше по извилистой дорожке шествовать сдержанным галопом. Сегодня устраивать изнемогающую тренировку я не собиралась, ведь мы просто с Каратом знакомимся друг с другом, поэтому уже совсем скоро я планирую возвращаться обратно на конюшню. Вот только мы перепрыгнем через еще одно препятствие, что оказалось у нас на пути - сложенный в кучу хворост. Выполняя все те же действия, что и минутами ранее, я задала рыжему направлению, подтолкнула его шенкелями и уже в следующую секунду приподнялась в седле, отдавая ему повод.

офф

Ты вроде как хотел какое-то чп, чтобы с ветом потом встретиться. Можешь описать его в своем посте, я потом подстроюсь)

+1

20

Вот оно то чувство, когда понимаешь, что лошадь радуется прогулке куда больше, чем работе. Ладно, парнишка заслужил небольшой отдых, то что можно было, мы уже отпрыгали. Сейчас же у Ротора был шанс погулять вволю, сколько ему влезет, а мне представилась возможность обдумать, что нам делать, куда и как. Я очень хотел подготовить парнишку к первым в его жизни серьезным соревнованиям и неважно, какая эта будет высота. Сейчас у него как раз был такой возраст, когда лошадь может вполне показать себя среди своих сверстников, но пока что в конюшне у нас мне попадались в основном уже асы своего дела — именитые, знающие что такое большая высота. Нагнать их сейчас нам будет очень тяжело, но вариантов нет, надо было продумать все нагрузки и прочее что можно дать парню и хоть немного нагнать его друзей. Пока мы направлялись в сторону леса, я все думал, что мне делать, ведь сейчас этому юному созданию нужна слаженная работа не только сверху, но и с земли. Не привяжу же я к нему камеру GoPro, чтобы смотреть со стороны что и как он делает. В конечном итоге в своей светлой голове я разработал план активных тренировок. Только из-за долгого «отдыха» придется вводить парня во все это дело очень аккуратно и медленно.

Ладно, из своих мыслей я вновь вернулся на землю к тому моменту, когда Ротор все той же активной рысцой, которой мы покинули манеж, приближался к лесу. Лесная прогулка сейчас будет как раз кстати, я вообще любил лесные прогулки — шум деревьев, лесная живность, звуки природы. От такого блаженства получаешь истинное удовольствие и наслаждаешься полным единением с природой. Однако парнишку надо было перевести все-таки пока в шаг, после работы ему надо было хорошо отшагаться, а он тут такой молодец довольной рысцой несется вперед. — Тише, тише. Не гони, нагуляемся вволю. — Хорошо, что мы все-таки накинули попону, после манежа улица была уже другим делом. Похлопав Ротора по шее и выдав ему очередную порцию сухарей, я отдал ему повод, давая возможность расслабиться, вытянуть вперед шею и «расколбаситься». — Отдыхай пока, не спеши, еще успеешь набегаться. — Сказал я с улыбкой. Тем временем мы добрались до лесной дорожки, если до этого в начале леса еще хоть немного был асфальт, то тут уже была «сельская» дорога. Да были лужи, все-таки снег таит, да была грязь — но кто будет мыть коня, конечно я, не сам же он себя помоет: «Зашла лошадь, выйдет хрюшка. Эх, тяжелая у меня жизнь».

Лес так прекрасен, в любое время года, да? — Вот она! Минута разговора с лошадью. Тем временем мы уже зашли довольно далеко в лес, мокрая дорога, наполненная лужами, сменилась на более сухую, в глубине леса всегда так было, почва здесь всегда более рыхлая и влага поглощается куда быстрее. Да и судя по дорожке, сейчас здесь мало кто гулял, потому дорогу никто не мусолил. — Вот и хороший участок, можно и прибавить. — Чуть подобрав поводья, я выслал Ротора в рысь: спокойную, без лишних «сборов» и прочей ахинеи, которая присуща во время работы. Нет, сейчас у нас была простая прогулка, а не работа. Посему пусть бежит хоть гусем с длинной шеей, хоть с шей в баранку. Единственное что я требовал не прибавлять ход, посему иногда придерживал парня короткими полуодержками и шенкелем. Такой легкой и, я бы сказал даже, ленивой рысью мы спокойно продвигались дальше по лесной дорожке вглубь. Весна уже вовсю вступала в свои права и даже не поверишь, что только сегодня утром я быстро бежал к манежу, спасаясь от ненастной английской погоды, которая спустя пару часов сменила гнев на милость, и минус поменялся на плюс. Летом здесь будет еще лучше. — Завтра мы с тобой попробуем работу в руках, посмотрим, что из этого выйдет.

+1

21

- Урааааа!
Проголосил я на всю улицу, выбегая из манежа бодрой рысцой. Откуда-то из стен частной конюшни послышалось ответной ржание, но мне было некогда на него отвечать, ведь впереди я заприметил гущу деревьев, между которыми простиралась узкая тропинка. Гулять гулять гулять. Что может звучать приятнее этого чудесного слова? Ах, да - играть! Но мы ведь всегда можем совместить приятное с полезным. Я весь такой красивый и весь такой молодец бежал бодрой рысью, поднимая высоко ноги и отбивая ими по каменной брусчатке, Голова моя было высоко поднята, а уши навострены вперед. Нет, ну ей богу, моему попоседу оставалось сейчас только закричать В Атакууу! - и мы бы идеально вошли в образ. Но он этого не сделал, а как жаль! Вот знаете, люди такие странные, они зачем то придумали много разных языков, лепечут на них, изучают, но до сих пор не научились разговаривать на нашем родном языке. А ведь как бы это упростило нам жизнь. Надо будет как-нибудь навести Аарона на эту замечательную мыслю.
Тем временем камень под ногами сменился вязкой и скользкой землей, а Аарон поспешил меня немного придержать. Эх, опять все веселье коту под хвост.
- Ты зануда.
Недовольно пробурчал я, игриво подкидывая крупом мужчину, чтоб не расслаблялся. Но тем временем мне дали полную свободу воли, отдав повод и позволив немного расслабиться. Хорошо, он прав, набегаться я еще успею, а пока я могу насладиться красотами весеннего леса. Начал я, конечно же, с луж. Меня очень забавляет как размокшая почва хлюпает под копытами. Заприметив пару глубоких луж я даже с детским озорством и радостью ударил по ним копытом, отчего ошметки грязи полетели в разные стороны, не оставляя без внимания мою морду и, вроде бы, даже Аарона. Но вскоре веселье закончилось, ведь веселая каша сменилась более твердой и устойчивой почвой. Даже не поиграешь толком, но в этот момент мой попосед разрешил мне немного побегать. Рывком я дернулся вперед, моментально переходя в рысь, но совсем скоро сбавил обороты и пошел ленивой, я бы даже сказал коровьей рысью. Ноги мои ступали независимо друг от друга, отчего я периодически сам себя бил копытами, а голова, словно болванчик, мотылялась из стороны в сторону, на ходу разглядывая все красоты леса.
- Опять ты про свою работу? Сны тебе тоже о ней снятся?
Пробубнил я, игриво вскидывая голову к верху. И вот, вроде бы, мы смогли достигнуть полной идиллии, когда каждого устраивает все происходящее, как из кустов резко что-то выскочило Меленькое и мохнатое и, перебежав мне дорогу, тут же скрылось в кустах, обрушивая на нас остатки снега.
- Аааааа
С криками раненного орангутанга я резко поджал хвост и стартанул вперед так резко, что мои ноги не успели подстроиться под мой темп и чуть было не запутались между собой. Но я уверенно устоял на них и уже уверенно, поджав задницу, несся мимо колючих веток черт знает куда. Нет, ну а вдруг это маленькое и лохматое существо за нами гонится? А вдруг это чей-то детеныш и сейчас выйдет его мама, которая больше нас в два раза и съест нас? Прижав уши, я так сильно выпучил глаза, что больше сейчас походил на рыбку, нежели на лошадь. Но, на самом деле, мне сейчас было все-равно на кого я похож, лишь бы скорее унести отсюда свои ноги.

+1

22

— Ну-ну тише, ты что, белки испугался? — С легким смехом сказал я, оглаживая своего вороного парнишку-юнца, испугавшегося белки, которая пробежала у него перед носом. Кто еще кого испугался, судя по тому, как быстро белка ретировалась по веткам подальше вглубь леса, коня она испугалась намного больше, чем он её. — Ты же большой парень, белка испугалась тебя больше. — Забавно, наверное, все это смотрелось со стороны, такой большой и высокий конь почти присел на свою пятую точку из-за одной несчастной белки, которая толком его даже не рассмотрела, ведь проскочила мимо нас она действительно быстро. Подсев под темп ускоренно-испуганного аллюра я стал потихоньку успокаивать Ротора, а то того глядишь он тут еще запутается в своих ногах и на полной скорости влетит в какую-нибудь грязную лужу. Парень же тем временем с глазами, наполненными страха и ужаса, мчался далеко вперед, не обращая внимания на меня и то, что я от него требую. — Эй-эй! Ты меня слышишь? Ф-ю-ю-ю… — Тихо присвистывая, я сел назад, загружая парнишке зад и хлопая его по шее одной рукой, надеясь на то, что сейчас в его голову вернется хоть маленькая доля мозга, и он осознает, что ничего и никого страшного тут нет, да и откуда им тут взяться? Мы не так уж и далеко ушли в лес, да и проходя по тропинке уже сделали небольшой полукруг и среди весенних деревьев вдалеке проглядывались очертания здания конюшни и даже изредка доносилось ржание других лошадей.

Тор ну ты чего? Не слышишь собратьев? Погрузился в мир природы? — Продолжал разговаривать я с конем, возвращая его на землю. Как только парнишка успокоился, я его остановил. Сейчас ему надо было осознать, что все в порядке и вокруг не творится ничего из ряда вон выходящего или совершенно страшного. Сначала я огладил его по шее, хлопнул по плечу и вроде как парень пришел в себя. — Все? Не страшно? Готов к короткой пробежке? — Наконец, я снова дал парнишке четкий посыл вперед, поднимая его в галоп, а сам тем временем сел на полевую посадку, чтобы нашему юнцу было проще бежать вперед. Рука подалась чуть вперед, соответственно и повод стал чуть свободнее, все это в дополнение с моим шенкелем позволяло Ротору немного разогнаться и увеличить скорость своего движения с обычного медленного галопа на что-то более быстрое, да и дорожка вновь позволяла спокойно и без колебаний и опасностей двигаться вперед. Конечно где-то еще лежал снег, но для того я и сидел сверху, чтобы уберегать парнишку от всяких непредвиденных ситуаций из разряда: яма спрятана в снегу или камушек что того хуже. Рука и нога четко отводили Ротора от «подснежников», а впереди уже виднелась довольно большая лесная поляна, вот там и можно будет вволю набегаться.

А вот и подходящее место для хорошей пробежки. — Мы выбрались из леса, Ротора я перевел в рысь. Поначалу в глаза ударило вечернее солнце, которое то и дело иногда пряталось за тучами, после леса, где довольно много тени было непривычно, но спустя короткое время взгляд привык к свету, и теперь можно было хорошо осмотреть поляну, а заодно и погонять парнишку. — Что скажешь? Хорошее местечко? — Сейчас надо было дать парнишке немного отдохнуть, а заодно и пройтись по полянке, всю её осмотреть. Вдруг тут можно найти что-то интересное? Например, небольшие бревна, которые лежали на земле чуть прикрытые снегом или маленький ручей, что выходил устьем из леса и просто пролегал через это поляну. Конечно, естественная среда обитания всегда служила хорошей возможностью продолжить обучение, и эта поляна была не исключением. Многие могут посчитать, что я думал лишь о работе, но вот работа с игрой мне казалась хорошим решением нашей проблемы: и парнишке не будет скучно и я смогу немного поднять его «скилл» так сказать. Кто знает, может быть вместо простого конкура, к которому его сначала готовили, он сможет пройти на более высокую ступень, ведь его движения, да и характер всячески говорили о том, что он парень старательный и весьма гибкий. Может он сможет осилить и троеборье, кто знает.

+2

23

Все-таки, Флай была самой удивительной лошадью на свете. Не смотря на хозяина, который почти ее не посещал, да и не особо заботился о ее благополучии, и на ее несколько печальную историю, указанную в досье, Летучая не переставала быть неимоверно доброй, отзывчивой и славной. Даже сейчас, когда Эделин на самом деле было стыдно за свою пропажу, пегая вовсе не серчала, а даже звонко так заржала, стоило только ее обнять. Правда, из-за этой доброты девушке становилось только еще более стыдно — так не хотелось подводить свою девочку. Но пора было переставать печалиться и начинать готовиться к прогулке. Выведя лошадь на ближайшие развязки, Эдли на секунду перевела взгляд на громкого вороного жеребца, которого в прошлое посещение еще не было в конюшне. Он то злостно вопил, то пытался кинуться на решетки, но в итоге лишь отступил к дальней стенке своего убежища, грозно смотря на окружающий его мир. Отчасти англичанке было его очень жаль: неужели кто-то сделал его таким? Впрочем, он стоял в частной конюшне, в новом и чистом деннике, а это уже было не так плохо. На его табличке владельцем значился сам директор Авалона, и можно было смело решить, что конь находится в надежных руках, и, может быть, его даже ждет светлое будущее. Но ведь не он сейчас самое главное.
Выдав Флаин очередное яблочко, чтобы быстрее прошла чистка, Эда начала упорно вычищать из пятнистой шерсти всю скопившуюся пыль и остатки опилок. К счастью, коновод, с которым она договорилась, хорошо делала свою работу, и следила за пегой очень усердно, поэтому совсем скоро гнедо-пегая шерсть кобылы вновь блестела, а хвост и грива опять были ухожены и расчесаны. Совсем скоро и амуниция уже красовалась на Флай: черное оголовье с мягким трензелем-восьмеркой, новенький бордовый вальтрап и блестящее черное седло. Когда светловолосой было совсем скучно или печально, она сама начищала до этого пылящуюся в амуничнике экипировку своей подопечной, в мыслях еще раз ругая Джо за его беспечность. Зато сейчас все выглядело очень даже статно, и девушка лишь радостно оглянула свое творение. Ей действительно хотелось порадовать Скай, еще раз хоть как-то намекнуть, что она очень красива, и что заслуживает она лучшего, чем ей давали до этого. И, кажется, ее надежды начинали немного оправдываться.
Когда с приготовлениями было покончено, Олдридж еще раз прошлась мягкой щеткой по крупу и шее кобылы, чтобы смахнуть налипшую за все это время пыль, и, запихнув в карманы побольше сахара, повела свою четвероногую подругу прочь из приевшейся конюшни. Сегодня их ожидала не обыкновенная тренировка на плаце, да и не поход на маршрут для кросса. Нет, Эдинбург сегодня радовал совсем непривычной для него погодой: на улице светило теплое солнышко, темные затяжные тучи расступились, давая место голубому небу. Воздух заметно потеплел, и уже можно было не кутаться в пуховики, а накинуть поверх поло легкую ветровку. Проанализировав все это, Эделин решила, что сегодня они пойдут в лес, где смогут полностью насладиться наступающей весной и просыпающейся природой. К этому времени лужи на дорожках уже высохли, и можно было не переживать, что они где-нибудь поскользнутся или вернутся полностью облепленными грязью. Так что, ловко сев в седло, англичанка похлопала кобылу по шее и направила спокойным шагом по дороге в сторону леса. Идти в тишине как-то не хотелось, поэтому, чуть помедлив, она решила все-таки поболтать.
— Я заметила, у тебя новый сосед, — с озорной улыбкой начала Эдли, чуть лукаво косясь на кобылу. — ну и буйный же он, как считаешь?
Как часто ей за ее жизнь говорили, что с лошадьми разговаривать глупо. Мол, скотина это, ему дорогу надо показать, подсказать, в какой момент прыгать, да и вообще обойтись без всякой фамильярности. Вот только сама девчушка считала всегда иначе, и фамильярничать с собой не позволяла только людям, а лошадям — за милую душу. Ей всегда казалось, что разговоры смогут помочь чуть лучше понять друг друга, да и отношения с четвероногим напарником будут крепче и дружнее. Также она была полностью уверена, что лошади на самом-то деле куда лучше людей, и уж точно все понимают, да и отвечают часто, только на своем языке. Вообще, матушка всегда любила высказывать свое мнение, точнее свои придирки. Кросс ей был не по душе, опасно ведь это, разговаривать с конями — дурной тон. Не так давно Эделин слишком уж была рада, и скинула ей фотографию Летучей, чтобы хоть что-то рассказать о своей жизни, образ которой вовсе не входил в планы маман. Та же сообщила, что денег в семье полно, да и сама дочь неплохо работает, и могла бы купить кого-то породистого, статного, и точно уж не пегой масти. А еще лучше жеребца, это как-то более лирично. Но такие высказывания вызывали лишь улыбку: не нужны были Олдридж другие лошади, и совсем не важна была порода. Что могут понимать все эти напыщенные светские львицы в таких чудесных созданиях, как лошади. Она же лишь планировала, как накопит достаточную сумму и выкупит Флай у ее горе-хозяина, чтобы заняться улучшением ее жизни вовсю. К тому же, у этой пегой девочки были прекрасные движения, а ее любовь к скорости просто потрясала. И кросс был действительно ее специализацией.
Впрочем, заасфальтированные дорожки, витиевато идущие через плацы и левады, вскоре закончились, и перед парой наконец появилась простая вытоптанная дорога, которая вела через небольшое поле прямо к лесу. Грязи на ней уже почти не осталось, благо, солнце успело ее высушить. Чуть помедлив, Эделин наклонилась к кобыле, чтобы выдать ей горстка сахара.
— Ну что, порысим немного, чтобы размяться? — чуть подсобрав повод, спросила девушка свою напарницу.
Кажется, Флай и не стоило задавать подобных вопросов. Пегая вся напряглась, едва ли сдерживаясь, чтобы не звонко заржать на всю академию, а Эдли лишь довольно улыбнулась, аккуратно высылая шенкелем подопечную в рысь. У кобылы были довольно чувствительные бока, поэтому сильно давить на них не требовалось. Так, чуть помедлив, они перешли в более быстрый аллюр и двинулись по тропинке в сторону леса, чьи зеленеющие верхушки уже виднелись вдали. На самом деле, весна действительно пришла неожиданно и очень удачно: на поле уже прорастала нежно-зеленая трава, а ветер, что обвивал зеленеющие ветви деревьев, уже не обдавал ледяным холодом, а приятно освежал, не давая запыхаться даже после самой усердной тренировки. Казалось, что все вокруг действительно прекрасно, и так будет всегда. Мысли об обыденной жизни все е ще терзали светлую головушку девушки, но все же начали медленно отступать. То ли еще будет, когда они помчатся галопом по лесу.
Сейчас же девушка движением руки и шенкеля попросила Флаин Скай немного подсобраться, чтобы они не бегали, как заправские клячи. Шейка кобылы округлилась, стала более мускулистой, чем была еще осенью, и это не могло не радовать. Совсем скоро на пути стали появляться первые, маленькие деревца, и еще через пару минут пара вбежала в тенистый лес, где смешивались и вечнозеленые ели, и мощные, раскидистые дубы, на которых уже стали появляться молодые листья. В лесу пахло свежестью, выбирающимися после долгой спячкой растениями и первыми цветами. Тут было совсем тихо, если не считать радостных переговоров птиц. Парочка из них даже пролетели рядом, задорно призывая девушку и ее напарницу устроить с ними гонку. Но Эда лишь ласково улыбнулась, вновь переводя взгляд на дорогу и внимательно прислушиваясь к движениям Скай. Не хромает ли она? Такт ее был ровный, широкий и плавный, и казалось, что все хорошо. Прорысив так минут 15, аккуратно оббегая упавшие деревья, что встречались на пути, англичанка все же перевела кобылу в шаг, нежно похлопав по плечу и почесав шейку.
— Ох, Флай, мне столько всего надо тебе рассказать, — тихо улыбнулась англичанка, наклоняясь, чтобы не задеть головой сломанную ветку огромного дерева. — но я что-то все о тебе. Ты-то тут как? Ничего не болит?
И да, она действительно ожидала ответа. Вдруг у кобылы что-то болит? Им нужно было пошагать, чтобы пегая девочка перевела дыхание, насладилась окружающей их красотой. Повод вновь был распущен, и Летучей не должно было ничто мешать. В лесу было чуть прохладнее, чем там, у конюшни, но это вовсе не страшно — они успели размяться, и понижение температуры совсем не ощущалось. К тому же, их совсем скоро ждал галоп, и согреться они еще успеют. Пока они размеренно шли по дорожке, девушка успела увидеть даже парочку небольших животных, но больше ее волновали павшие деревья, которые еще не успели убрать. Впрочем, они могли сослужить им сегодня неплохую службу — чем не троеборные препятствия? К тому же, где-то в лесу было расставлено несколько настоящих барьеров для кросса, и, если будет желание, можно и немного потренироваться, чтобы не превращать прогулку в скучную ходьбу. А пока же они лишь спокойно шагали вперед, пока не дошли до поворота, после которого шла длинная прямая.
 Готова? — улыбнулась Эдли, понимая, что озвучивать свои мысли и не нужно. Флай вновь напряглась в ожидании долгожданной пробежки, и девушке оставалось лишь чуть подсобрать повод и дождаться, пока ее напарница сама решит, когда нужно начинать.

Отредактировано Adeline Oldridge (2017-04-06 01:07:24)

+1

24

<--- Выездковый манеж --->
Сквозь заливистое пение лесных птиц, сидящих высоко по веткам своих вековых дубов, слышен был только едва различимый гул трассы в стороне. Здесь, внутри густой чащи леса, на укатанной грунтовой дорожке были и другие следы копыт, Джей видел их, медленно вышагивая верхом на своём новом подопечном. Альф был на удивление спокоен и хладнокровен, каждый широкий и расслабленный лошадиный шаг дарил всаднику ощущение внутренней легкости и свободы. Наверно, так сказывалось на Джексоне ощущение бесконечного пространства, лишенного крашеных бортов и вечно снующих мимо зевак. Укромные коридоры главного здания, широкие, пропахшие сеном и прелыми опилками проходы, тренерская, заставленная вечно недомытыми чашками из-под чая и забитые лошадьми даже в самый ранний час манежи - они все, конечно, были ему роднее родительского дома, но кроме своей продуманной функциональности, "Авалон" был ещё и запертым в своём собственном мире и пространстве местом, где время останавливалось, не желая двигаться с места. А здесь, на природе, лишенный ограждений и требований соблюдения рабочего порядка, Джей чувствовал себя словно другим человеком. Здесь время бежало, журча, как весенний ручей, и неизбежно хотелось жить и радоваться.
Вместе с Мистралем они вышагивали вдоль кромки дорожки с пожухлой прошлогодней листвой степенно и задумчиво. Эванс расслабленно касался мягких пушистых боков скрипучим лаком своих сапогов, но не специально, а лишь следуя за глубоким мягким шагом коня. Тот, похрапывая, смотрел по сторонам, но кто знает - о чем он думал? Красиво тут, да? - мужчина сдержанно оглаживал рельефную округлую шею краешком ладони во влажной перчатке, а повод незатейливо болтался в его руке, выпущенный на всю длину. Какой воздух, с ума можно сойти, - блондин вытянулся струной, откидывая голову и глубоко, жадно вдыхая аромат леса вместе со всей сырой прохладой, которая щекотала кожу под легкой рабочей кофтой с плотной нашивкой на спине.
"Своих" здесь узнать было проще всего - перестук лошадиных копыт слышался во весь лес, и гул чужих голосов, отражённый от деревьев, доносился сквозь чащу до гуляющих по самому короткому маршруту Эванса и Альфа.
Мягкая почва под ногами не пружинила, как плотный и укатанный манежный песок, страшно было только потерять подкову в лесной грязи, но Джей увлечённо смотрел под ноги своему жеребцу и просил обходить лужи стороной. Что ж, завтра начнем работать, а сегодня наберемся сил, - спортсмен глянул на это зрелище со стороны и усмехнулся собственной нелепости: перед ними разворачивался густой лес, лысые кусты, что тянули к ним свои покрасневшие ветки, высокие, огромные каждый в своём обхвате деревья - лиственные и хвойные, дорога, то ровная, то грязная и рыхлая, и посреди всего этого природного единства - они - вышагивающие по лесным владениям человек в лаковых сапогах и начищенный золотистый конь в уныло висящей спортивной сбруе, с этим длиннющим мундштуком, золоченым трензелем. Наверно, надо будет хоть в магазин зайти и подыскать ему железки получше. Эти совсем износились, - Джей вспоминал, с каким трудом пихал ещё час назад потертое железо в рот Альфу, но сейчас он выглядел таким ровным и безмятежным, словно это были две разные лошади, уживающиеся в одной шкуре и обличии. Хороший день. Давай проедемся рысью? - Эванс был почти уверен, что сошёл с ума, говоря вслух, но это укачивало его и дарило внутреннее умиротворение. Он мягко набрал повод не в полную силу, а лишь чтобы иметь возможность остановиться, если Альф вдруг вздумает чего-нибудь испугаться. К счастью, природа была безмятежна, как море в солнечный день. Ничто не нарушало единения человека с его первобытными инстинктами, которые рождались здесь, вдали от цивилизации.
Чем глубже уезжали они в чащу леса, тем увереннее становился Джексон в своей памяти. Да, здесь он точно когда-то уже ездил, да и чужие следы вели точно по этой дороге. Мужчина мягко облегчался, хотя эти ощущения были совсем иными, нежели на манеже. Словно Альф толкался глубже и движение гасилось где-то между его ногами и всадником. Мужчина очень старался не тревожить рыжего понапрасну, давал вытянуться то вниз, то задраться чуть вверх, когда настороженные короткие ушки интересовались чем-либо на горизонте. Внутри словно играла музыка, она расслабляла его, и того нерушимого доверия, с которым спортсмен относился сейчас к своему четвероногому спутнику, должно было хватить на двоих.
Внутри леса, укрытый от посторонних глаз, был спрятан дивный неширокий прудик. Летом здесь бывало особенно красиво, когда густой камыш разрастался в половину водной глади, и на всю округу стоял громкий гогот уток. Бывало что здесь даже останавливались люди с палатками и разжигали костры у воды, но до жарких дней было еще далеко, и пока что широкая травянистая полянка возле самого берега пустовала. Плавно спускаясь под горку, Джей привёл Микса прямо туда и остановил возле краешка берега, предлагая лошади оглядеться.
Купаться не будем, но копыта помочить, думаю, можно.

Отредактировано Jackson Evans (2017-04-09 14:09:21)

+1

25

Местность Авалона медленно оставалась позади, а бескрайние просторы дикой природы открывались перед вами двумя. Блондин спокойно сидел верхом и прислушивался к звукам природы, как и ты. Твои уши активно ходили по сторонам и старались уловить малейший шорох полевой мышки или потирание ветка об ветку пока голых деревьев. Солнце иногда проглядывало сквозь облака, а временами даже успевало припекать в твои рыжие золотистые бока, которые становились еще красивее под теплыми лучами.
Мужчина сначала сидел тихо и не дергал за повод, да и ты мог совершенно расслабится. Весь инцидент с рыжим конем на манеже остался там же и ты совершенно забыл о нем. Сейчас душа была в гармонии с человеком и природой вокруг. Наконец за столь долгое время ты мог идти по вытоптанной тропе, по обе стороны которой подымалась молодая трава, а пение птиц куда более разнообразнее чем на территории Авалона. Здешние края были очень красивыми, запашными и богатыми. В прошлом доме было не менее хорошо и красочно, да и еще за времен работы с Лаурой, ты помнишь по сей день как вы могли позволить себе легкую тренировку в поле или пробежаться галопом по зеленой тропе которая была настолько большой и длинной, что охватывала всю конюшню. Были времена хорошие, но и здесь грех жаловаться.
Громоздкие копыта ступали на подсохшую землю, которая была совершенно другой по ощущениям нежели грунт в манеже, но не смотря на это, идти по ней было очень приятно. Следы подков оставались ровными отпечатками  и лишь задние ноги слегка переступали вперед. Пусть ты был расслаблен тело уже на автомате работало как надо и лишь шея с ушами могли расслабится сейчас. Рыжие меховые ушки сейчас расплылись по сторонам и ты полностью слушался команд человека, но похоже он и сам совершенно ушел в себя и лишь его касание ботинок напоминало о том, что он все еще сверху.
Мужской тон Джея привлек внимание твоих ушей, но голова так и оставалась на среднем уровне не особо напрягая мышцы шеи. Глазами ты осматривал все, что успело заинтересовать, но в общем все и так давно знакомо. Какая-то еще сонная муха случайно залетела в ноздрю и от щекотки и неприятных ощущений ты громко чихнул и та за секунду уже вылетела вся в соплях и еще больше офигевшая. Облизав языком верхнюю губу, ты сам не заметил как начал замедлять шаг, но голос блондина вновь прибодрил тебя.
Хороший день. Давай проедемся рысью?
Ртом ты ощутил, как повод начал собираться, хотя все еще позволял тебе держать шею в более привычной позе, а шенкель слегка подтолкнул в бока высылая в рысь. Ты и по голосовым командам понимал, когда человек требует рыси потому без труда поднялся в мягкую рысцу. Здесь она могла быть немного тверже, но в общих чертах не особо отличалась от манежной. Местами вам попадались участки болота и даже луж, но Джексон решил, что стоит их обходить стороной, а некоторые ты просто пролетал, такими они были маленькими.
http://savepic.ru/13511851.gif
Ровный топот рыси отбивался глухим звуком, а птицы старались перебить его своими щебетаниями. Ты уже немного приподнял голову и смотрел вперед, уши иногда напрягались и становились торчком,а  потом вновь расплывались по сторонам. Густой рыжий хвост волной ходил из стороны в сторону и иногда мог окутать рыжие бока, дабы согнать неких назойливых мух, которые уже проснулись от зимы и начали вновь надоедать.
Где-то вдали твои уши улавливали так же топот и других лошадей, но судя по тому, что ты еле улавливал их, те были слишком далеко от вас и вряд ли вам получится пересектись. Возможно это и к лучшему если припомнить гостей на манеже, или скорее вы были гостями?
Громко сфыркнув ты потряс головой и даже прикрыл глаза, потому не успел обойти лужу впереди. Сочно чвакнув ногами пару темпов по болоту с водой, ты вышел вновь на сухую почву, но белые носки и чулки окрасились в серый тон, а копыта "утяжелились" кусками болота. Помотав вновь головой и задорно загугукав, ты стал более активным. Джей так старался не замазатся, но его ждала неудача. Пара капель от лужи попала и на его чистые ботинки, но надеемся это не сильно его расстроит.
В какой-то момент мужчина напомнил тебе о себе и потянув за повод, вы сошли с широкой тропы на более узкую. Здесь ветки с деревьев были куда ниже и блондину приходилось иногда быстро реагировать и пригибаться дабы не получить по своему личику. Вдали уже начал пробиваться более яркий свет, а значит вы скоро выйдете из хащей, а вот куда уже интересно. Так как твоя морда была любопытной, ты прибавил в темпе и выбежал на более открытую местность вдруг почувствовал натяжку поводом. Мягкая остановка, ты наконец поднял голову и навострив уши внимательно оглядывался по сторонам. В воздухе запахло трясиной, водой и даже, можно сказать, лягушками. Трава здесь была выше чем по дороге, птичий гул утихал и вокруг тишина. Раздувая свои ноздри ты громко и возбужденно фыркнул, а затем повел ухом на голос всадника. Джей что-то говорил о купании и эта идея тебе не совсем нравилась. Шенкелем он выслал тебя вновь шаг и хотел завести в  воду, но не так все просто.
Выгнув шею и напрягшись всем телом, ты чуть протянул голову к воде и громко втянул,а  затем выдохнул воздух. Впереди был плавный заход в небольшое озеро, но твоя "горячая" любовь к воде говорила о том, что не стоит туда идти. Вообще ты не любил принимать водные процедуры и сейчас не изменял своим желаниям. Нервно ступая потому что человек требует, ты подошел совсем впритык к водной глади, но осмелится сделать еще шаг не решался.
- Может лучше обратно, на тропу?
Повернувшись мордой к человеку чтобы тот обратил свое внимание на тебя, ты вопросительно и невинно посмотрел на него, словно умолял не делать этого. Начав перебирать ногами на месте и вновь исполнять что-то типа пассажа ты сам не заметил как вытоптал под собой небольшую ямку и мягкий песок начал пропитываться водой и становится "болотной кашкой". Вскинув головой, ты вдруг перестал на секунду и помедлив еще пару секунд, присел на зад и попятился назад. Какой-то шорох отвлек тебя от протеста заходить в воду и сжавшись до придела ты вдруг застыл. Из лесной хащи вышел больших размеров зверь, от которого сердце забилось в тысячи раз быстрее. Уши стояли домиком и были так напряжены, что можно было заметить как они дрожали. К озеру на водопой вышел гордый и большой лось. Его огромные рога внушали страх и наверное не у одного тебя, судя по выплеснувшемуся адреналину.
Дикое животное плавно ступало вдали от вас и видимо не заметило, так как даже не посмотрело в вашу сторону. Ты стоял не двигаясь, но тело было напряжено до придела и ждало команды чтобы сорваться и унести тебя с блондином куда подальше от воды и этого гиганта.
- Кого только не встретишь в здешних краях. Задние ноги начинали дрожать от напряжения, хвост застыл напрягая репицу, а глаза и раз не моргнули. Этот дикий зверь был наверное не меньше тебя самого, если не больше, а уж силенок там огого наверное. Самец лося зашел в озеро по грудь и с наслаждением начал всасывать жидкость губами, а ты имел неосторожность оступится назад. Тихий шорох и животное упрямилось прямиком на вас. Минуту вы стояли и смотрели друг на друга и стоило этому гиганту хоть шаг сделать в  вашу сторону, как ты запаниковал. Быстро попятившись назад ты начал закидывать головой, громко фырчать и уловив момент, развернулся и дал "на тапки".
Джей уже успел себя подготовить к тому, что у вас может произойти быстрый старт поэтому по дороге ты его не потерял. Ты бежал так быстро как никогда наверное, ветки с острой болью обжигали твои ноги, грудь и бока, каково там сиделось Джексону ты не знал, да и в голове была одна мысль "только бы удрать".
Внутри ты чувствовал, что с тем жителем леса не стоит шутить, да и он здесь хозяин, а вы лишь так, прохожие. Раньше ты не встречал таких животных  и это еще одна причина чтобы убежать подальше в безопасное место и перевести дух. Пока ты не желал останавливаться, но и звуков преследования не улавливал. Грива развивалась от потока ветра, пара веток попадали по морде и по носу, но сила страха ничто перед всем этим. Местами оставались следы от ударов но ноги не переставали набирать скорость, ты уже сам начал отставать от самого себя и путаться в ногах. Места где было болото вы пролетали за секунды и грудки земли разлетались по сторонам и оставались частями на боках, животе и ногах.
Только когда ты чувствовал, что вы сумели "оторваться" на более безопасное расстояние и почувствовав успокаивающий свист Джея, перешел в рысь хоть тело было все еще напряжено. Громко и возбужденно фыркая и посапывая, ты нервно водил ушами по сторонам и старался уловить хоть что-то неладное. Кажется, ничего лишнего не было и ты мог перевести дух, да и Джексон наверное тоже.
Опустив слегка голову, ты зарысил бочком,а  затем и вовсе перешел на пружинистый шаг. Места куда приложились тонкие и голые ветки кустов и деревьев начали слегка жечь, а сердце все еще дико колотилось в груди.
- Вот так прогулка.
Вновь громко фыркнув ты потряс головой и повел ухом в сторону парня начав вновь прислушиваться к его голосу и командам тела.

+2

26

Очень. Очень и очень было страшно. Но, мы ведь взрослые мужчины, а потому очень быстро приложили все усилия и справились с этой напастью. Ну как сказать быстро. Почти. Несколько десятков метров бодрым таким галопом с почти прижатой к земле задницей и все стало хорошо. На самом деле, если вам честно признаться, то мне просто стало неудобно бежать. Дискомфорт, который создавал мне мой попосед на спине, отвлек меня от того страшного зверя, что пулей пронесся мимо нас и, напоминаю! чуть не попытался нас съесть. А что касается моего двуногого, так скажу вам напрямую - ему не помешало бы научиться ездить верхом, а то постоянно от него какие-то неудобства, то повод слишком сильно натянет, не давая мне возможности наслаждаться пробежкой и играми с собратьями, то назад слишком сильно завалится, то ногами зажмет. Ух, где только их ездить учат. Ну да ладно, я его еще научу, как нужно правильно с лошадью обращаться, а то этот неумеха помешает мне еще олимпийским чемпионом стать.
Ну да ладно, когда мои ноги, что так славно заплетались всю дорогу, наконец-то затормозили, прорыв в сырой земле неплохую такую борозду, я подметил, что мой попосед славно так с кем-то общается. Неужто помимо нас тут кто-то еще есть? Ошарашенными глазами оглядевшись по сторонам, я отвел уши в сторону человека, слегка косясь на него.
- Ты это мне?
Ну да, конечно же мне, не птичкам же на деревьях. И уж тем более не с чудовищем, что на нас напало. В конце концов, я больше чем уверен, что он испугался больше моего. Правильно, он ведь такой маленький и хрупенький, как, в прочем, и все двуногие. Не то что я - по мне же прям памятник можно конструировать. Так, кажется, что мы вновь отвлеклись от темы. Я не знаю, сколько со мной разговаривал мой попосед и что он там успел наговорить, но я лишь успел услышать предложение короткой пробежки. На этих словах я аж встрепенулся, вскинул голову, навострил уши и устремил свой грозный взгляд вперед, широко так раздувая ноздри, что все еще с жадностью хватали воздух.
- Я да. Я не против.
Пробурчал я, с нетерпением ожидая посыла. Когда все самое страшное нас миновало, можно было и себя показать. В конце концов, я ведь эталон красоты. А потому, почувствовав долгожданный посыл, я, пусть и не очень мягко и плавно, поднялся с места в галоп. На этот раз аллюр мой был более четкий и ровный. Голова не мотылялась из стороны в сторону, я даже сам выгнул шею дугой, искренне не понимая, как выездковые лошади так работают, это же дико не удобно. Ну и ладно, зато красиво. Но. красоваться мне не долго оставалось, ведь уже совсем скоро мой людь потребовал от меня ускорения, чему я безукоризненно подчинился. Расслабив свою шею, что нещадно была скручена в баранку, я вытянулся, прибавляя темп. Копыта отбивали четкий ритм по влажной почве, которая разлеталась ошметками в разные стороны. Признаюсь честно, этот парнишка оказался куда лучше, чем я думал. В конце концов, в его голове все-таки есть серое вещество, которое помогло ему додуматься до того, чтобы пойти погулять, а не торчать битый час в душном манеже, где мне даже поиграть с моими сородичами не дали.
Резвая пробежка продолжалась не долго. Совсем скоро деревья начали редеть и в итоге пред нами предстала небольшая полянка, озаренная лучами весеннего солнца. На этот раз я чуткой отреагировал на движение повода и, немного замедлившись, перешел на рысь. Божечки, знали бы вы, как тут красиво. Вытянув шею, словно гусь, я стал озарятся по сторонам, предусмотрительно поднимая ноги на рыси больше прежнего, ведь смотреть на дорогу не было времени. Я полной грудью вдыхал весенний аромат, подмечая в нем тысячи различных запахов - новых и совершенно незнакомых. Солнце, что то и дело пряталось за тучами, приятно грела вороную шкуру, почти даже забытое ощущение за время зимы. На земле еще виднелись остатки снега, но на деревьях уже начали появляться мелкие, еле заметные почки, а из-под старой, сухой травы начинали пробиваться маленькие зеленые ростки. Засмотревшись на всю эту красоту, я даже и не заметил, как сам остановился, не в силах оторвать взгляда от всего, что вокруг происходит. Лес постепенно оживал и это было чудесное зрелище. Забыв про своего компаньона, я медленно пошел расшагивать по поляне, склонив голову к земле, словно собака-ищейка. Ну а вдруг мне удастся найти что-нибудь съестное? Я, конечно, понимаю, что еще слишком рано, но от воспоминания вкуса свежей травы у меня аж слюни потекли. И знаете, правильно говорят - тот, кто ищет, тот всегда найдет. Возле здоровенного пня, от которого неприятно пахло мхом и сыростью, я наткнулся на белый цветок, который одиноко так торчал из-под небольшого слоя снега. Обрадовавшись своей находке, я тот же сорвал его губами, поворачиваясь к своему попоседу.
- Ты видел, да? Видел? Кто тут молодец? Я молодец! Хочешь? А не дам.
Подразнив своего двуногого, я демонстративно зажевал цветочек с настолько довольным выражением морды, что казалось бы, большего то мне и не нужно. Какая работа? Где работа? Я тут цветочками обедаю, не знаю ни про какие тренировки.

+1

27

Единение с живой природой проникало всё глубже в подсознание. Спешные, напряжённые мысли уходили прочь, они бесследно растворялись, уступая своё место другим - лёгким и ненавязчивым. Вместе с этим, он расслаблялся и телом, теряя вросшую в его сознание бдительность. Опытный человек никогда не отвлекает своего внимания, он всегда готов действовать, не важно, работает он на заводе, или ездит верхом. Беспечная неосмотрительность могла в любой момент обернуться против него, но пока что судьба благоволила, а рыжий похрапывающий конь под его седлом был спокоен.
Молодая, едва успевшая вылезти из-под холодной земли свежая зелень терялась в сырой прошлогодней траве. Наверно, в расцвете своих сил она была Джексону до середины ноги, но сейчас мёртво лежала густым пластом, цепляя копыта коня и оборачиваясь вокруг них длинными лоскутами. Водянистая почва здесь, у самой воды, уходила вниз под натиском кованых копыт, но пока Мистраль не засуетился, перебирая ногами вдоль берега, земля ещё держалась плотным, негромко похлюпывающим под весом лошади комом.
Альф удивлённо, а скорее даже напряжённо вытянулся шеей вперёд, вниз, к самой воде. Кажется, ему совсем не нравилась затея Джекса. Круглые, приоткрывшиеся так широко, что стал виден белок, глаза с внимательной придирчивостью рассматривали водную гладь пруда, а тело готово было выстрелить в сторону в любую минуту. Задние ноги поджимались под корпус, почти наступая на передние и группируя тело лошади в подобранную пружину. Джей легонько подталкивал жеребца вперёд. У него не было цели засунуть коня в воду, но попытаться уговорить его всё же стоило, обычно после долгих препираний лошади открывали для себя всю прелесть водных процедур и игр и задорно плескались во все стороны. Мужчина просто из интереса пытался сделать хотя бы шаг вперёд, но Микс был непреклонен, он шумно фырчал на своё размытое отражение, пускал по воде круглые волны своим мощным дыханием, и поворачивался назад, заглядывая своему всаднику в глаза. Джей улыбнулся этому трогательному зрелищу. Ну хорошо, хорошо, пошли назад. Берейтор заелозил в своём узком выездковом седле, плотные набитые шерстью упоры возле его колен были такими неудобными, по-крайней мере здесь, в открытом пространстве, где хотелось скакать свободнее и легче, не напрягаясь, без оглядки на свою посадку, на все те мельчи, которые он каждый день пресно и монотонно отрабатывал час за часом, наматывая круги по манежу, как лётные часы наматывают пилоты. Удивительно, какими неудобными могли стать, казалось бы, такие привычные вещи.
Шорох со стороны отвлёк их обоих. Всего секунда, и Альф уже забыл про всё на свете, и его высокая длинная шея вытянулась замеревшей дугой в направлении источника звука. Кусты, которые охватывали плотным кольцом весь бережок, вдруг зашевелились, послышался громкий треск сухих веток, а затем тяжёлое дыхание животного, который своими размерами поражал смотрящих на него человека и лошадь; даже в бесконечном просторе дикого леса зверь казался монументальным и поразительно величественным. Лось, медленно и степенно надвигающийся в сторону водопоя, протяжно постанывал, опускаясь в воду и вытягивая свои плотные, длинные губы вперёд. Чем-то он был похож на привычных Джею лошадей, но со своей тяжёлой медвежьей грацией был точно им не роднёй, и пока ок, раскинув над водой свои ветвистые толстые рога, был занят своим делом, наблюдатели умудрились выдать себя. Альф, кажется, сам не ожидал, что сухая ветка, а может старый лист хрустнет у него под копытом, и всего за треть секунды жеребец уже сорвался в галоп, разворачиваясь на месте и пробуксовывая через глиняную жижу.
Стук копыт отражался от деревьев, разрастался громким шумом по всей лесной чаще, и чем дальше уносили их двоих длинные и резвые лошадиные ноги, тем сильнее становилась уверенность Джея в том, что ещё чуть-чуть, и они уже не смогут остановиться. Несколько крутых поворотов тропы они пролетели почти без тормозов. Альф чеканил ногами почти не касаясь земли подобно свистящей пулей. Его рыжий корпус вытягивался в струну, повисая над землёй в момент, когда все четыре копыта оказывались в воздухе, а хвост стоял трубой. Сколько раз Эванс получил ветками по лицу было попросту не счесть, в конце-концов он устал отмахиваться от летящих навстречу острых палок и лишь беспомощно закрывался, выставляя вперёд правую руку как щит, обороняя лицо. Сверхскорость балансировала на грани невменяемости, уши животного все время поджимались к затылку, и Джей реагировал на эти напряжённые движения короткими оглядками назад через своё плечо. Он не паниковал, но страшно не хотел бы оказаться выброшенным из седла посреди леса и тем более затоптанным диким зверьём. В голове крутился лишь один вопрос: Я доеду до конюшни, или он меня сейчас потеряет в ближайшей канаве?
Джексон набирал повод резкими рывками, пытаясь перейти в рысь, но пока лишь чувствовал, как Мистраль напирает на железо, перетягивая руки человека на себя и утаскивая вперёд, без какой-либо реакции; ему удавалось это так легко и непринуждённо - подтянуть на себя почти восьмидесятикилограммовое тело без всяких проблем. Тихо ты, тихо! - мужчина ловил на ходу упавшее стремя, оно больно стучало металлической дугой по лодыжке и точно должно было набить там синяк. Но страшнее всего было то ощущение, которое он ловил взглядом под мельтешащими внизу копытами. Ощущение неустойчивости и невозможности держать ситуацию под своим контролем. Так тяжело было ожидать, что вот сейчас ещё чуть-чуть, и Альф споткнётся на первой же кочке, и вы оба полетите через голову, но когда этого не происходило возле первой ямы, он начинал тревожиться о каждой следующей на их пути. Все же человеку, воспитанному как всаднику в манежных четырёх стенах было очень непросто свыкнуться с новыми и такими беспокойными движениями животного под собой; он будто управлял ракетой, в устройстве которой на самом деле никогда ничего и не понимал.
А по дороге, на которую тем временем вылетел его скоростной болид, не так давно, судя по всему, прошлись гуляющие верхом люди. Запахи лошадей здесь особенно усиливались, а кроме того вся земля была усыпана следами подков. Джей присвистнул, наконец натягивая поводья со всей силы назад, но не забыл оглянуться, чтобы убедиться, что им точно ничто не угрожает. Однако страх, передающийся ему бурлящими волнами от Альфа заставлял его сердце сжиматься в кулак, а лихая дрожь пробежалась по телу.
И вот, наконец, аллюр становился все мягче. Грива хлестала взмокшую шею, прилипая коричнево-рыжими волосками к влажной шкуре. Сколько волос с хвоста они оставили на ветках кустов было даже страшно представить.
Сначала быстрая размашистая рысь почти выкидывала Эванса из седла, не позволяя даже вовремя облегчаться, и он безвольно плюхался по спине, пытаясь не продавить её своим весом, а затем едва сбавив обороты, Альф перешёл в широкий и спотыкучий шаг, кажется он и сам никак не мог заставить свои ноги идти прямо.
Дыхание их двоих перебивало друг дружку, и пока конь отфыркивался, раскрывая во всю силу широкие чёрные ноздри, его всадник отряхивал голову, которая вся была усеяна поломанными ветками деревьев. Блондин старательно выбирал из своих волос напоминания о бешеной скачке, а параллельно пытался понять, куда же они забрели. Господи, Альф, что же ты наделал, где мы? - Эванс растерянно оглядывался по сторонам, пытаясь воссоздать в памяти карту леса, которую итак-то знал не очень хорошо. Пустившись вскачь, он совсем не следил за дорогой, а потому сейчас мог только догадываться в какой глуши они затерялись. Ну, и чего делать? - мужчина хмуро покосился на своего скакуна, вытянув губы в тонкую линию и сомкнув их так сильно в напряжении, что казалось, лицо его сейчас лопнет. Спортсмен пихнул его под бок, заставляя двигаться, хотя сам ещё не знал куда. Прямо перед ними, огибая большую сосну, уходили в противоположные стороны две песчаные дороги. Дальше десяти метров было не видно ни зги, и сейчас он чувствовал себя ни много ни мало героем былин, ну тех, где кто-то там у камня стоял на распутье. Давай решай, куда пойдём. У тебя же природное чутьё, - человек тяжело дышал, покрываясь влажной испариной на лбу.
Он глянул на время, благо, телефон из закрытого кармана выпасть не успел, и удивился тому, как быстро тут летело время, будто заколдованное. Казалось, что они только-только вышли из ворот Авалона, но часы говорили, что вот уже час они безуспешно бродят по лесу в попытках найти дорогу домой. Навигатор не показывал ему ровным счетом ничего, кроме густого скопления деревьев между двумя загородными трассами, в котором они и находились, оставалось только двигаться в направлении юга, минуя длинные, раскинувшиеся по берегам широкого и каменистого ручья овраги. Бестолковая хренота, - ругался берейтор, стуча телефоном о переднюю луку седла и безумными глазами, полными отчаянья глядя по сторонам.
Джей уже достаточно расслабился с тех пор, как внезапное столкновение с лосём заставило его вспомнить все навыки выживания в лесу, но теперь всадник был исключительно внимателен: каждый посторонний шорох не мог пройти незамеченным, и он легонько натягивал повод, чтобы чувствовать зыбкий контроль над ситуацией.
О господи, каким мучением была эта так невинно начавшаяся прогулка. Задница его стёрлась просто в хлам, кажется, он ещё никогда столько не торчал в седле, ноги ныли как у старика, не имея возможности вытянуться и расслабиться перенапряженными мышцами, так что пока природа вокруг стихла и не грозила затерявшимся путникам своими причудами, Эванс остановил коня где-то у края дорожки и спешился, чтобы наконец немного размяться. Альф, - он окликнул занятого своими мыслями рыжика, - На. На его раскрытой ладони появился затерявшийся в подкладке кармана кусочек сахара. Не то что бы он вдруг расчувствовался, но Мистраль вроде как действительно был парень что надо. Мужская солидарность говорила в Джексоне, он чувствовал себя спокойно рядом с эти большим и мудрым животным, словно это не он всего час назад пытался потерять своего седока на первом же повороте. Кто был виноват, так это он сам. Теперь пенять было уже не на что, хотелось лишь поскорее вернуться в академию в целости и сохранности. Это дерево мы проезжали по дороге от Авалона, - картинка раздвоенной сосны, ветки которой будто рога причудливого зверя уходили лысеющими концами вверх всплыла в его памяти почти мгновенно, и сердце наполнилось тёплой надеждой на возвращение. Человек мягко перебирал скользящий в руке повод пальцами и, надумав идти дальше, потянул за собой уставшего четвероногого. Бедняга, прости меня, - блондин столь же лениво и тяжело вышагивал рядом с плечом своей лошади, как и давным-давно в юности, когда покорение горных лесов в походе с палатками не казалось ему ещё дурацкой затеей. Тёплые воспоминания детства одурманивали голову, он перебирал их по одному, как документы в картотеке, а потом раскладывал по своим местам; таким образом, он вновь отвлекался от дороги и уже не думал, куда идёт, ноги сами несли его в верном направлении, а может это действительно Альф вёл его за своим чутьём, но пока из-за леса не начало пробиваться сначала голубое лишенное облаков высокое небо, а затем яркая крыша главного здания "Авалона", Джей был почти что в трансе. Вот оно, - облегченно выдохнул он, останавливаясь и упираясь головой в плечо жеребца. Кажется, от переизбытка кислорода, а может быть, и эмоций, он начинал чувствовать себя плохо. Земля уходила из-под ног, но выход был уже так близко - почти на расстоянии вытянутой руки, и мужчина по-крайней мере радовался, что подохни он прямо здесь, его тело найдут достаточно быстро. Чччч, медленно, - всадник перебрал поводья из кисти под свой локоть и, приостанавливая широко вышагивающего перед собой Микса, стремился его догнать.
---> Мойка <---

PS

:hobo: Предлагаю перемещаться в конюшню потихоньку и заниматься "приведением в порядок" рыжика))

Отредактировано Jackson Evans (2017-04-11 04:10:09)

+3

28

За всю свою жизнь ты никогда не встречал столь гордое, большое и откровенно говоря, устрашающее животное. Никогда не знаешь как может повести себя дикий лось или еще что-то, что можно встретить в лесах, но ты считал, что лучше от неизведанного уносить ноги и не рисковать своей и задницей человека, который все еще держался верхом.
Наверное выездковое седло не предназначено для столь быстрой поездки галопом по лесу, да и дорога была очень не ровной, с ямами и моментами еще глубже углублениями, но пару ты удачно перелетел, а пару пробежал толком и не заметив. Глаза были так широко раскрыты, что казалось ты стал видеть еще на сантиметр шире и больше. Широкие ноздри хватали сырой воздух весеннего леса, а ноги все дальше уносили вас в безопасное место. Возможно лось остался стоять по грудь в озере, но тебя это не волновало, ты не собирался останавливаться и проверять прав ли, ты хотел лишь одного - вернутся в безопасность и перевести дух. Годы были не столь молоды, кровь в жилах не так циркулировала как в молодости, но как для выездкового "пончика" ты показал отличный результат и возможно даже бы догнал любую чистокровку на ипподроме. Хех, ладно не будем преувеличивать, но скорость у тебя была не плохой. Джей наверное успел ее оценить, так как он не успевал уворачиваться от каждой ветки и потом попросту прикрыл лицо рукой и старался не вылететь с седла.
- Держись крепче.
Фыркнув и на секунду взглянув краем глаза на блондина, ты удостоверился, что он пока не сдает позиции и еще прибавил темпа. Пара луж опустела после того, как громоздкое копыто попало в нее и расплескало всю грязь с водой по сторонам. Одежда парня успела так же запачкаться как и твои рыжие бока с животом. Повод моментами натягивался, но ты считал, что Джексон совершает ошибку стараясь тебя остановить, потому лишь сильнее наваливался на повод и продолжал идти привычным уже темпом. Из ноздрей вылетало теплое дыхание, а взамен залетало прохладное и влажное, которое оседало на дыхательных путях, но сейчас ты об этом не думал, хотелось побыстрее выскочить на более расчищенную дорогу и возможно даже повстречать кого-то из других лошадей и их людей.
Наконец весьма резвым рывком и даже более похожим на прыжок, ты выскочил на главную дорогу и только сейчас обратил внимание на парня, который дышал не тише тебя, а его руки уверенно и с большей силой натягивали повода. Вскинув сначала головой, ты перешел в рысь и после опустил затылок начав активно перебирать во рту мундштук. Уши заходили с новой инерцией по сторонам, глаза все еще бегали из стороны в стороны,а  сердце было готово выскочить из груди и убежать своим путем. Только когда шаг сменил рысь, ты мог почувствовать, как ноги дрожали и не хотели ровно ступать на более сухую поверхность дороги, а из рта активно слетали белые комочки слюны, которая уже успела стать более похожей на взбитые вершки. Джей наконец и сам отошел от происходящего, да и от веселой поездки по заросшему лесу и его тон был далеко не любезным. Он выругался в твой адрес и рыжие уши моментально прижались к затылку, но не от зла, скорее от стыда. Наверное он считает, что ты подвел его, но он не мог сейчас понять что так нужно было, что так ты уберег вас от намного большей беды, чем пару порезов от веток и вырванных волосинок. Да, хвост хорошо полысел наверное, но на фоне его густоты и пышности другие даже не заметят пары пропавших десятков волосков. Грива подымалась от подувшего ветра, а некие волоски прилипли к взмокшей шее.
Громко фырча и все еще перебирая железо во рту, ты нервно и пружинисто остановился у раздорожья. Опущенная голова говорила о том, что ты вновь успокоился, но уши были всегда на чеку. Хвостом ты отгонял назойливых мух и даже комаров, которые во влажной лесной местности успели расплодится и висеть целыми тучами в воздухе.
Давай решай, куда пойдём. У тебя же природное чутьё.
Тяжелое дыхание Джея говорило о том, что он еще не отошел от веселой прогулки,а  настроение его явно стало ниже 0. Ты встряхнул головой и громко чихнул, а затем потоптался на почти на месте, делая шаги в пару сантиметров из стороны в сторону. Тело даже слегка выдавало пар, грудь и шея особенно вспотели окрашивая рыжую шкуру в более темный оттенок.
- Я думаю, нам стоит пойти этим путем, оттуда пахнет лошадьми.
Отведя ухо в сторону парня, ты мягко двинулся с места не подымая головы. Шея расслабилась, ноги только сейчас отошли от дрожи и более уверенно ступали по дороге, пока Джей вдруг не остановил тебя ближе к обочине тропы. Хоть ты и не понимал к чему ваша остановка, все равно послушался блондина и даже ровно осуществил остановку. Джексон вдруг спешился, видимо от такой езды верхом его пятая точка слегка пострадала и теперь он предпочитает размять ноги. Опустив голову к ноге, ты наконец мог почесаться глазом о колено.
- Альф.
Услышав свое имя, ты мгновенно поднял голову и навострив ушки уставился на блондина. Он полез рукой в карман и ты не стал дожидаться пока ее высунет обратно. Нагло уткнувшись слюнявым носом в карман верхней одежды блондина, ты мгновенно слизал сахар с ладони человека и оставил такой маленький "сувенир" на кармане в виде своих слюней.
Довольно облизывая железо и зубы где остались частички сахара, ты на автомате двинулся следом за мужчиной. За время вашего знакомства ты сделал позитивные выводы об этом двуногом существе. Джей был мягким в работе, его движения были уверенными и проффесиональными, а ты успел соскучится за такой работой. Так же из плюсов было его поведение, он не был злым или холодным, но и не позволял себе дурного. Пусть прогулка возможно оставит ему не лучшие воспоминания в сознании, но ты надеялся, что это не последняя встреча.
Спокойно шагая плечом об плечо с человеком, ты иногда вздрагивал от шороха, но когда видел белку или птицу, вновь расслаблялся и шел вперед по тропе. Ноги твои были в болоте, живот усеян засохшим болотом, которое теперь гирляндой свисали на рыжих волосках шкуры, а хвост внизу окрасился в бледно-серый цвет, вместо огненно-рыжего.
Джей вскоре вывел вас на более открытую местность и впереди уже виднелась крыша "Авалона", но вдруг твое нутро начало чувствовать что-то не ладное. Прибавив шаг и переходя в более пружинистые движения, ты посмотрел на своего человека и кажется, ему совсем нездоровилось. Глаза начали угасать, казалось, что он вот-вот упадет, но ведь до конюшни еще совсем самая малость осталась.
Человек начал отставать пропуская тебя вперед и теперь не он вел тебя,а  ты его. Остановившись, ты повернул морду к блондину и решив хоть как-то прибодрить его начал толкать носом в бок, под руку и раз ткнулся слюнявыми губами к лицу человека.
- Ты чего?
Не понимая, что сейчас происходит с Джеем, но все еще ощущая плохое предчувствие, ты вскинул головой и громко, так что стоящего рядом Джея могло оглушить, заржал. Твой пронзительный голос прервал тишину и слегка вернул человека в себя. В ответ послышались ответные ржания лошадей, что наверное разгуливали в  левадах, потому ты аж сам стал активнее и поднявшись в рысь, начал гарцевать возле своего человека тем же подгоняя его двигаться быстрее и не вешать нос.

.мойка.

Отредактировано Alf (2017-04-11 14:47:34)

+1

29

Ротор

Пы.Сы.

— я сразу тут отпишу о возвращении чтобы можно было потом начинать очередной день тренировок или прогулок)

Ахаха, отлично смотришься с ландышем в зубах. — Тонко подметил я, смотря на довольную вороную морду, что с наглостью в глазах дразнила меня красотой девственной природы. Какая уж тут теперь работа, да и признаться честно мне самому хотелось отдохнуть. С другой стороны в голову приходило осознание того, что поры бы уже возвращаться к конюшне. День плавно перетекал в вечер и лесной массив стал покрываться легким рыжим оттенком от солнца, что уходило в закат. Краски неба стали потихоньку наполняться теплом красного цвета, смешиваясь с голубым океаном весеннего неба. Сейчас бы фотоаппарат, чтобы сделать очередной снимок, но, увы, его с собой не было. В мысли закралась идея как-нибудь сделать летом вечерний выезд в лес, уже по-настоящему летний лес, а может быть даже на пару дней отправиться в горы таким небольшим «конным лагерем» с кем-нибудь в паре. Идея жить в палатке, отдыхать вечером у костра и купаться в горной речке грела душу. Тем более когда-то в далеком детстве я участвовал в таких вылазках, и эта идея не казалась мне столь глупой, наоборот, с каждым воспоминанием мне все больше и больше хотелось, чтобы в наши края как можно скорее пришло лето.

Пока я предавался воспоминаниям, дружочек мой копытный уже успел полпня обожрать, поглощая только появившиеся зеленые ростки. — Эй-эй, куда ты их столько ешь, оставь другим. — Сказал я со смехом, отворачивая мордаху коня в другую сторону и высылая его вперед. Нам оставалось еще чуть пройти по этой замечательной поляне и отправиться в сторону корпуса конюшни. Где-то чуть подальше, слышался звук небольшой речки, видимо дальше в лесу начиналось её русло, ну а мы, тем временем, пройдя еще кружок по полянке, отправились в сторону конюшни. — Пошли обратно, а то ты полдник пропустишь. — Сказал я, похлопав Ротора по шее. Благо, что до конюшни нам предстояло еще раз пересечь лес, но сейчас гнать коня вперед я не стал, давая ему полную свободу, он и так за сегодня хорошо набегался. Птички в лесу начинали уже потихоньку затихать, готовясь ко сну, тоже можно было сказать и о белках, которых мы в очередной раз встретили на своем пути. Повезло, что в этот раз мой молодой копытный мачо отреагировал не так испуганно как в первый раз и на одну белку мы даже умудрились посмотреть вблизи. Видимо эта кроха когда-то была прикормлена человеком и в ожидании орехов она то спускалась с дерева, то вновь запрыгивала.

Еще через полчаса мы, наконец, добрались до конюшни. На улице уже кружили конюха, заводя лошадей, что гуляли в леваде и убирая с плаца оставшиеся там вещи или препятствия. Дойдя до корпуса, я спешился с вороного красавца, у которого в трензеле застрял один из ландышей, что он успел опробовать на поляне у пня. — А вот и сувенир. — Сказал я, вытаскивая белый цветок. Был бы Ротор кобылой ему бы подошел цветочек украшение в гриве, но учитывая тот факт что он все-таки жеребец… Хотя для него этот цветочек был не больше чем приятный перекус. Скормив ему сувенир, я собрал стремена и, перехватив поводья, повел коня в сторону его денника, возле которого уже кружился конюх, насыпая в кормушку порцию еды и меняя сено в рептухе. — Мы как раз вовремя. — Заметил я. Пока конюх был в деннике я быстро расседлал Ротора на развязках, на всякий случай натер ему ноги и растер спину, чтобы его мышцам было легче. Спустя пять минут я завел его в денник, где его уже ждал полдник. Пока он занимался поглощением пищи, я унес на место все его снаряжение и прихватил с собой морковки и яблок, что приготовил для юного чемпиона. — Держи дружище, до завтра.

0

30

Лето пришло на просторы Шотландии незаметно, плавным переходом от весны и это радовало. Больше всего мне нравилось, что здесь не было удушающей жары, как в яркой и солнечной Италии, и можно было наслаждаться тихими прогулками в леваде, чувствуя, как ветер ласково треплет гриву. Впрочем, в последнее время вся моя жизнь заиграла новыми красками, благодаря чудесной девушке, что открыла во мне второе дыхание. До появления Эделин мои будни проходили тоскливо и однообразно и я не видела ничего, кроме четырех стен своего денника и редких выгулов в леваде, ведь моему хозяину не было до меня никакого дела. Я уже было свыклась с таким положением вещей и просто приняла это как данность, как вдруг в один прекрасный день, на пороге моего денника не появилась она. Эдли стала моей отдушиной, лучом света в моей жизни и ради нее мне хотелось становиться лучше день ото дня. Вы не представляете себе какое это волшебное чувство, просто осознавать, что ты кому-то нужна. Кто-то беспокоится о тебе, кто-то спешит к тебе, дарит свою любовь, заботу и ласку. Моя жизнь сложилась так, что большую ее часть я провела в одиночестве, переезжая с одного места на другое и только здесь, в этой стране, смогла обосноваться надолго. Возможно, будь у меня известная или благородная порода, то моя жизнь никогда не сложилась бы вот так, но если раньше я жалела об этом, то теперь была просто счастлива быть собой. Эделин показала мне, что любовь может быть искренней, что доверие может существовать между лошадью и ее всадником и что обоюдная, совместная работа может приносить настоящее счастье. Я полюбила ее и это было для меня также естественно, как полной грудью вдыхать влажный июньский воздух. За все время, что девушка приходила ко мне, я ни разу не услышала от нее бранного слова. Она никогда не высказывала своего недовольства, даже если где-то на тренировках я ошибалась, она стремилась проводить со мной как можно больше времени, а я в ответ дарила ей всю свою нерастраченную нежность, все свое тепло. Если бы я умела говорить, то обязательно рассказала ей о том, какая она чудесная, добрая и отзывчивая. Мне так хотелось, чтобы для нее всегда светило солнце, чтобы все беды обходили ее стороной и я готова была приложить все силы, чтобы даже в самый хмурый день вызвать улыбку на ее лице. Я снова научилась играть и дурачиться, наслаждаться обществом человека и учиться чему-то новому.
В последнее время девушка начала навещать меня чуть реже, но я прекрасно понимала, что у нее существует жизнь помимо конюшни, а потому просто радовалась ее появлению. Вот и в это облачное утро, стоило мне почувствовать ее запах и заслышать шаги, как я тут же откликнулась радостным ржанием, встречая ее у двери денника. Я послушно вышла на развязки, здороваясь с многочисленными соседями и устремляя свой взгляд на распахнутые двери конюшни. Интересно, что нас ждет сегодня? Тренировка или прогулка? Я одинаково сильно любила и то и другое, но если на тренировке выкладывалась и не позволяла себе баловаться, то на обычной прогулке могла повеселиться и просто побегать в свое удовольствие. Мой новый сосед, которого привезли не так давно, тут же начал громко гоготать, пытаясь прогнать Эделин, отчего я впервые заложила уши и окрысилась на него, не позволяя запугивать моего человека. Несмотря на то, что мы с Танцором нашли общий язык, я никогда не позволила бы ему причинить Эделин какой-нибудь вред и если нужно, защищала бы ее столько, сколько потребуется. Слизнув с ладони блондинки яблоко я весело фыркнула, наслаждаясь сочным фруктом и стараясь как можно дольше задержать во рту его вкус. Конечно я уже привыкла к тому, что меня регулярно балуют вкусняшками, но привычка жадничать осталась еще с тех пор, как что-то подобное перепадало мне пару раз в месяц и то по счастливой случайности. Почувствовав приятный массаж скребницы на коже я отвесила губу, наслаждаясь умелыми и точными прикосновениями. Это было так приятно, что я даже глаза прикрыла, вытягивая шею и расслабляясь. Чистка была не долгой, ведь помимо Эделин за мной следила еще одна молодая девочка, но общение с той ограничивалось лишь чисткой и выгулом. Когда на мне уже было надето седло с вальтрапом я извернулась, чтобы полюбоваться начищенной, блестящей кожей. В первые наши выезды амуниция казалась мне грубой и неудобной, но волшебные руки девушки вернули ей былой лоск и красоту, так что теперь я чувствовала себя ничуть не хуже других, с гордостью вышагивая под легкой девушкой. Как только сборы были закончены, Эделин отстегнула меня от развязок и повела на улицу, так что я лишь бойким шагом последовала за ней. Погода была ветреной, но теплой, солнце не припекало, а лишь грело, что создавало просто отличные условия для прогулки. Я немного подождала, пока девушка проворно сядет в седло и подберет повод, после чего пошла спокойным шагом, чутко реагируя на шенкель. Мышцы в последнее время немного затекли, так что я покачивала головой, разминая шею. Мы редко ездили в тишине, вот и сейчас я с радостью слушала полюбившийся голос. Я всегда отвечала девушки, пусть она и не могла меня понять, но порой мне казалось, что она способна даже на это. В ответ на ее вопрос я фыркнула, встряхивая головой и оборачивая уши в сторону всадницы.
- И злыми и добрыми нас делают только люди, вот и он не стал исключением. Конечно он ведет себя иногда отвратительно, но на самом деле он хороший - правда.
Наверное, отвечать ей было глупо, но мне было все-равно. Эделин всегда вела себя со мной на равных, что позволяло мне чувствовать себя ее другом, а не просто лошадью, не каким-то спортивным инвентарем. Как зла была насмешка судьбы. Все животные говорили на едином языке, за исключением человека, хотя возможно, это было даже к лучшему. Наверное, для некоторых людей мы не были бы отдушиной, если бы высказывали свое мнение. Я никогда не умела слишком философствовать, так что предпочитала воспринимать действительность такой, какая та и являлась. Не смотря на невозможность общаться на человеческой речи, я все-равно могла понимать свою драгоценную всадницу и отвечать ей на всеобщем языке жестов и звуков. Я почти и не заметила, как мы миновали прогулочные дорожки и оставили позади плацы и левады, пока мои копыта не ступили на мягкий покров лесных тропинок. Я полной грудью вдохнула пряный запах летнего леса и тихо заржала, наслаждаясь ответными трелями птиц в высоких кронах деревьев. Я любила лес больше, чем какое-либо другое место, ведь он всегда дарил мне успокоение. Как прекрасно было затеряться меж петляющих тропинок, как весело было гонять зайцев, что внезапно выскакивали из под копыт. В лесу всегда стояла тень, так что даже в самые жаркие дни он спасал своей прохладой. Здесь смешивались тысячи запахов и миллиарды звуков и каждая новая развилка становилась будто новым витком в жизненном пути. А еще в лесу можно было вволю попрыгать, но не через установленные кем-то, а через живые, естественные препятствия, которые располагались не подчиняясь никаким законам логики. Конечно, пока мы находились лишь в перелеске и нужно было преодолеть небольшой отрезок поля, так что я уже предвкушала небольшую пробежку.
Будто читая мои мысли, девушка склонилась к моей шее и в ответ на ее слова я фыркнула, тут же переходя с шага в активную, пружинистую рысь. Чтобы порадовать свою всадницу я подобрала круп и подвела задние ноги ближе к животу, обеспечивая тем самым более мягкую посадку для Эдли. Пейзаж вокруг замелькал с удвоенной скоростью, но как бы мне не хотелось бежать быстрее, я чутко прислушивалась к командам своего берейтора да и понимала, что сперва нужно размяться и разогреться. Я то и дело оборачивала уши назад, чтобы успеть поймать малейшее сказанное слово блондинки, но пока мы просто наслаждались легким ветром и ускоренным аллюром. Девушка собрала повод и повинуясь ее команде я согнула шею, еще больше подбирая круп, чтобы идти в легком сборе. Я знала, что это радует девушку и мне было совсем не сложно. Прошло не более пары минут, как мы миновали небольшое поле и наконец вступили в чертоги леса, что сразу будто сомкнулся за нашими спинами. Даже сама атмосфера здесь была совсем иная и я захрапела, когда высокая трава начала то и дело щекотать бока. Мои ноздри то и дело ловили запах многочисленных цветов, что прятались в тени деревьев, грибов, что то и дело проглядывали по краям дорожки, после недавно прошедшего дождя. Несколько лесных пташек так осмелели, что пикировали вниз, чуть ли не касаясь моей гривы и подзадоривая к более активным аллюрам. Мне и самой хотелось полностью отдаться свободному галопу, но я послушно ожидала команды. Еще четверть часа мы рысили, петляя по протоптанным тропинкам, а потом повод убедил меня снова перейти в шаг, чтобы немного остыть. Я тихо всхрапывала, ловя чуткими ушами малейшие отзвуки леса, пока снова не услышала ласковый голос всадницы.
- Со мной все прекрасно, можешь не переживать. А если хочешь чем-то поделиться со мной, то я с радостью послушаю.
Тихо гукнула я в ответ, наслаждаясь мягкими почесываниями. Повод был совсем свободным, так что я снова вытянула шею, то и дело чуть склоняя голову и вдыхая прелый запах влажной земли. Мы наслаждались спокойной прогулкой до ближайшего поворота, выходившего на длинный и прямой отрезок широкой тропинки. Мои глаза сразу загорелись ведь я уже предвкушала свободный и легкий галоп, отчего я даже стала тревожно переступать с ноги на ногу, ожидая разрешения. Стоило мне почувствовать, что повод снова собирается, как я плавно перешла в легкую рысь, а после двух-трех тактов, ускорилась до легкого, прибавленного галопа, устремляясь навстречу новым приключениям.

+2


Вы здесь » Rider's Diary » Окружающие территории » Лесной покров