Разгар лета в столице Шотландии! Приехало множество туристов, а городские жители уходят с работы пораньше, чтобы насладиться теплом и прекрасными летними ночами. В новом городе почти достроили аквапарк, который должен будет спасти от небывалой жары. Спортсмены "Авалона" все чаще предпочитают тренировкам длительные походы к морю или озеру, предварительно запасаясь водой и провиантом. В общем, в Эдинбург нагрянуло настоящее лето, пора, когда можно с утра до ночи наслаждаться жизнью.
Второй месяц лета пришел в Эдинбург! На этот раз он принес с собой небывалую жару: столбик термометра днем порой поднимаются за +30 градусов по Цельсию! Для города такая температура тяжела, зато жители все чаще ездят на побережье, чтобы искупаться в теплой воде. Начинается сезон отпусков, и горожане все больше переезжают в пригород, где наслаждаются прогулками и пикниками. В Академии спортсмены либо работают утром и вечером, либо отправляются в лес или к водоемам, чтобы поплавать со своими напарниками. Но, как вы знаете, на островах лучше всегда брать с собой зонтик: в середине месяца на город нахлынут ливни, которые немного остудят жаркий воздух.

Dominica Bren
Счетовододное око ролевой. Подскажет, что нужно сделать и как именно, и ответит на все вопросы.
skype: aprilia_123

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать.
skype: mad_spade.

Diana Waisse
Главный и самый добрый администратор, создатель ролевой. Всегда поможет и ответит на все вопросы
skype: zlaya_kashtanka
ЛУЧШАЯ ПАРА
Caleb Morgan и Sara Connor
В июне парой месяца стали вернувшиеся Сара и Калеб. Их отношения сложны и витиеваты, а в ссорах все не так однозначно. Надеемся, когда-нибудь вас ждет спокойная и мирная жизнь!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Black Line
Лучшей лошадью июня стал Блэк Лайн! Пусть пришел он недавно, но уже успел зарекомендовать себя как отличный постописец и художник! Мы верим в тебя и ждем новых историй!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Jennifer Montgomery
Множественное раздвоение личности, отсылки к Билли Миллигану, своя интерпритация... Дженнифер заслуженно становится игроком месяца! Мы будем и дальше следить за твоей игрой!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Richard Wagner
Звезды казались здесь куда ярче, чем в любом другом месте, не считая далеких гор Чили, их было в тысячи, миллиарды раз больше, и каждая из них отражалась в ряби воды так четко, что порой невозможно было отличить, где заканчивается горизонт. А воздух. Можно ли спутать теплый, солоноватый, с привкусом горячего песка вечерний островной воздух с чем-то другим? Он навсегда остается в воспоминаниях, и, стоит только почувствовать его где-либо, сразу возвращаешься в мыслях к тому отдыху, когда впервые почувствовал его.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Adeline Oldridge и Flying Sky
Лучшей конной парой месяца стали Эдли и Флай, чьим отношениям можно только позавидовать. Надеемся, вас и дальше ждут хорошие приключения, взаимопонимание и успехи на соревнованиях!
Добро пожаловать, путник. Прежде всего — оглядись по сторонам и постарайся ничему не удивляться. Вокруг тебя раскинулась огромная, незыблемая Шотландия, поражающая своей красотой. Воздух свежий и чистый, леса растут от подножия гор и до самой границы моря.

акции:
ACTION #0 - "Вас ждут игроки"
ACTION #1 - "Молодая гвардия"
Конкурс "ЛУЧШИЙ ПОСТ"
правила общая информация нужные персонажи
занятые внешности вакансии и оплата гостевая

Rider's Diary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rider's Diary » Флэшбэк » We're living in a lying trust


We're living in a lying trust

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://menlike.club/wp-content/uploads/2015/07/4.jpg

May, 2017
Laamu Atoll

немножко музыки

+1

2

Каждый по-своему справляется с проблемами. Одни люди долго тоскуют, грустят, впадают в спячку на неопределенное время, чтобы восстановить силы и прийти в себя. Другие, наоборот, оживают, занимаются собой, стараются стать лучше. Кто-то ест сладкое, кто-то пьет, а кто-то не испытывает подобных потребностей. Иные начинают говорить, что все вокруг козлы, а им наперебой другие ищут решения проблемы в новых знакомствах. Кто-то меняет свою внешность, кто-то перестает следить за собой. Перечислять все возможные способы можно до бесконечности, ведь все такие разные, они же люди, они же индивидуумы. Но вот в чем дело: люди — существа забавные по своей сути. Они ведь так переживают, домысливают себе что-то, вечно пребывают в грезах. И все похожи в итоге: каждый старается забыть или исправить то, что не получилось. И на деле все это выглядит весьма забавно.
А есть Ричард. Нельзя сказать, что у него нет проблем. Тем более нельзя сказать, что он не совершает ошибок — он это делает с завидной регулярностью. Разница лишь в том, что все это его не волнует. Он не стремится что-то исправить или наладить то, что пошло наперекосяк. Ему все равно. Наверное, он и сам бы не смог ответить, почему поступил так, как поступил. Просто так захотелось в тот момент, так он счел нужным сделать. Испытывал ли он муки совести? Отнюдь. Переживал ли? Вовсе нет. Ему не нужно было пускаться во все тяжкие, или же уходить в себя с головой. Проснувшись однажды в своей кровати один, он посчитал, что так и должно быть. Сколько угодно можно говорить, что он ужасный человек, нельзя так обращаться с живыми, чувствующими существами. Как скучно. Он бы все равно не вслушивался в ваши слова. На самом деле, младший Вагнер был и не хорошим, и не плохим, просто таким, какой он есть на самом деле. Можно вечно притворяться праведником, бить себя в грудь с криками, что ты совершаешь только хорошие поступки, но это только прибавляет внутренней гнильцы. Все знают, что никто не идеален. Может, просто пора найти кого-то настолько же неидеального, как и ты сам? Но что это мы, идем в совсем другую глушь. В общем, вместо того, чтобы корить себя за все земные грехи, пытаться как-то исправиться или стать хоть на капельку лучше, Ричи делал то, что всегда у него получалось лучше всего — жить в свое удовольствие.
Именно поэтому он оставил Фенрира на две недели Бьорну, который прекрасно ладил с собаками. Именно поэтому он не находился сейчас ни на работе, ни дома. Вместо этого он находился на другом краю земного шара, на побережье океана, и как всегда расслабленно курил сигарету, от скуки выдыхая дым причудливыми кольцами. Они со старым университетским другом сидели в открытом баре, расположившемся на белом песке прямо у кромки соленой теплой воды, о чем-то размеренно разговаривали, часто прерываясь на вдумчивое молчание, и пили ром, словно хотели стать хоть на мгновение настоящими пиратами. Конечно, они знали, что пираты выбрали своим излюбленным местом отнюдь не Мальдивы, а Карибские острова, и самодельный ром там в разы лучше, чем все дорогие бутылки, что стояли перед ними на барной стойке. Но разве это так важно? К тому же, после столького алкоголя уже становится не важно, каков именно был изначальный вкус. Дело ведь совсем в другом: на всей планете не было места более подходящего под этот момент, чем этот небольшой остров с единственным отелем, в который не пускают не только простых смертных, но и многих сильных мира сего.
Все здесь было идеально: молчаливый официант, который и так знал, что кому нужно налить, и даже взгляд ему не нужен был; приятная для слуха, пусть и довольно странная и тяжелая для неподготовленного слушателя музыка; веселящаяся чуть поодаль компания совершенно разных людей; приятная атмосфера и легкий теплый бриз. Здесь было так спокойно, пусть мелодии и не назовешь легкими, здесь каждый человек мог почувствовать себя дома, пусть от настоящего дома его разделяли долгие часы перелетов. Диджей, вовсе не пьющий, но точно принявший что-то не раз, прекрасно справлялся со своей работой, а кто-то из совсем незнакомых людей радостно подпевал песне на арабском языке.
Вокруг ничто не отвлекало от отдыха: не было причудливых скульптур, аниматоров, которые так достают в большинстве отелей, никаких представлений и шоу. Это нужно тем, кто не может развлечь себя сам, кто не может жить в гармонии с собой, кому нужен кто-то, кто будет его развлекать. Если повернуться в сторону от бара, то взгляд встречали лишь белый песок и бескрайний океан, который там, вдалеке, встречался с чистейшим небом. Звезды казались здесь куда ярче, чем в любом другом месте, не считая далеких гор Чили, их было в тысячи, миллиарды раз больше, и каждая из них отражалась в ряби воды так четко, что порой невозможно было отличить, где заканчивается горизонт. А воздух. Можно ли спутать теплый, солоноватый, с привкусом горячего песка вечерний островной воздух с чем-то другим? Он навсегда остается в воспоминаниях, и, стоит только почувствовать его где-либо, сразу возвращаешься в мыслях к тому отдыху, когда впервые почувствовал его. Он умиротворяет, избавляя, пусть и на время, от обыденной суеты, от работы, от всего, даже от того, кем ты являешься там, в обычном мире. И сейчас не было занятия лучше, чем просто наслаждаться моментом, не начиная запариваться по поводу и без. Это все суета.
Иногда Ричард отрывался от сигареты и беседы с другом, чтобы мельком посмотреть, кто же собрался здесь в этот поздний час. Люди из разных стран, с совершенно разными взглядами на жизнь, совсем молодые и уже более солидные, в этом месте, казалось, все они говорили на одном языке, не собирались спорить или осуждать друг друга. Этим можно заняться и у себя дома. Бармен принес еще два бокала рома, и норвежец, слегка улыбнувшись, чокнулся со старым другом за чудесный вечер. В этот самый момент каждый из них понимал, что другой в какой-то степени счастлив, а в другой же — неимоверно печален. Нет, их не мучили никакие угрызения совести, просто в один момент у обоих промелькнула мысль, что и это когда-нибудь закончится, и придется возвращаться к своим делам. Но не сегодня — и от этой подытоживающей мысли на лицах обоих воцарилась спокойная, сдержанная улыбка. Сегодня можно продолжать просто наслаждаться жизнью. Кивнув друг другу, они продолжили спокойно попивать ром, возвращаясь к своим разговорам обо всем и ни о чем. Взгляд Ричи на миг задержался на компании девушек, что танцевали прямо у края светящегося бассейна, то и дело заходя на его самую мелкую часть. Черт знает, кто они и как оказались здесь, но в это мгновение все они были олицетворением счастливой, прекрасной молодости. Загорелые, худые, в легких платьях и туниках, улыбающиеся и кажущиеся такими свободными от всей посредственности мира. Все они были разные, и каждая в своей исключительности невероятно красива. На миг даже холодный взгляд нашего ужасного и отстраненного норвежца стал чуть теплее, а улыбка — чуть шире. Наверное, иначе на них и нельзя было смотреть. На одной из них, темноволосой и темноглазой, взгляд остановился чуть дольше, ведь среди всей этой толпы совершенно разных лиц она казалась какой-то особенной, словно ей здесь самое место. Возможно, так и было на самом деле.
Наш Ричард никогда не знал, чего хочет. Возможно, дело в том, что у него всегда было все на свете, и желать чего-то ему никогда не приходилось. Именно это всегда и наводит скуку, и это же губит все на свете. Он сидел здесь, в легкой рубашке и темных шортах до колена, пил и наслаждался всеми благами лучшего мира. Но при этом же он все равно прекрасно знал, что ему скучно. Это не тяготило его, ведь он привык к этому чувству за свою жизнь, и не стремился что-то исправить сейчас. Просто вновь перевел взгляд на друга, широко улыбнулся ему и выдал шутку на норвежском, и его собеседнику пришлось на секунду напрячься, чтобы вспомнить этот язык, но на другом языке она казалась бы не такой тонкой и забавной. Выпив залпом оставшейся в бокале алкоголь, Вагнер легко подмигнул другу, намекая, что скоро вернется. И тот кивнул ответ, ведь знал, что нашему молодому викингу нужно побыть одному.
Одиночество — лучшее и любимое состояние норвежца. Если многих людей одиночество пугает, они всегда пытаются найти компанию, быть с кем-то рядом, поддерживать и быть поддержанным, то Ричи этого не требовалось. В одиночестве становятся видны все твои проблемы, все внутренние демоны, которых люди по большей степени боятся. Он же со своими подружился давным-давно, и они жили в полном мире. Наверное, поэтому он и мог назвать себя счастливым человеком, пусть внутри него, как понимали многие, была настоящая пустота. Но именно наедине с собой, когда никто не мешает пустой болтовней, можно разобраться в собственных мыслях, вслушаться в них, просто замереть на секунду в пространстве. И сейчас парень встал из-за барной стойки и отправился совсем недалеко, прямо к воде. Сняв легкие эспадрильи и откинув их в сторону, Ричард закурил сигарету. Чуть помедлив, он, выдохнув облачко дыма прямо в те самые ярчайшие звезды, он сделал шаг в воду, пристально вглядываясь куда-то в бескрайнюю даль. Индийский океан был спокоен, и даже белых пенистых барашек не было видно неподалеку. Дотронувшись до теплой воды, словно пытаясь там что-то найти, норвежец вновь вернулся на сушу, пусть и не спешил возвращаться обратно к веселью. Музыка и здесь была прекрасно слышна, пусть и слегка приглушенна. Вновь затянувшись, он на секунду закрыл глаза, видимо, чтобы разобраться с самим собой. Но уже через секунду открыл, понимая, что на самом деле счастлив, как бы это не могло ужасно звучать. Все-таки, людям же свойственно переживать и горевать об упущенном. Видимо, не ему.
Легкое дуновение бриза, чуть завернувшее в сторону от деревянного бара у берега, донесло до него легкий, но в то же время пьянящий запах. Словно ядовитый цветок, который пусть и опасен, но так притягивает к себе жертв. Прекрасное и интригующее сочетание, которое не может не заинтересовать. Сделав очередную затяжку, он плавно выпустил еще пару колечек, чуть сщурившись, и только потом заговорил.
— Стало скучно с подругами? — спросил он, все еще глядя вдаль.
Такие дела. Можно было бы предположить, что он почувствовал на себе чей-то взгляд, или услышал легкие шаги по песку. Быть может, это не так важно. Просто ему казалось, что он знал, кто стоит чуть позади от него. И, еще раз вдохнув тот самый цветочный аромат, тонкий и едва уловимый, но оттого не менее притягивающий, он повернулся, чтобы понять, что прав. На лице, до этого абсолютно спокойном, на котором отсутствовали любые эмоции, появилась легкая ухмылка, чуть ядовитая и, быть может, даже довольная. Там, в пару шагах от него стояла та самая девушка. Легкое, будто невесомое, открытое платье, горделивая улыбка. И взгляд темных глаз, какой-то огненный, нагловатый, уверенный в себе. Она действительно была красива, и тут, чуть поодаль от всего того веселья и людей, в приглушенном свете отдаленных фонариков она казалась еще более прекрасной. Словно быть здесь, стоять на месте, раздумывая секунду над ответом, и улыбаться чуть хитро, интригующе — ее предназначение. Быть может, так оно и есть.

+2

3

Восторг. Он разливался по моему телу горячим приливом, волной, которую было не оседлать. Она накатывала на меня тем сильнее, чем дальше я оказывалась от родного дома и жизни в нём, которая успела мне наскучить спустя всего пару дней по возвращению из Парижа. Наверно поэтому я не стала распаковывать чемодан и почти мгновенно умотала опять, на этот раз на другой край планеты, где встречала рассвет за рассветом у края нежного океана. Если и можно было бы найти рай на земле, то он абсолютно точно был здесь - у края остова, который со всех сторон окружала лазурная, непередаваемо красивая прозрачная вода. Редкие джунгли наседали и спускались с невысокого холма к самой воде. От пальм постоянно веяло то ли сыростью, то ли прохладой, но я быстро привыкла к ощущению повышенной влажности, очень скоро оно срослось со мной, словно я прожила в этом чудесном месте всю свою жизнь. Я устала, действительно устала от видов печальной серой Шотландии за окном, и теперь моя душа летала где-то отдельно от тела, окрылённая внезапно свалившимся на шею отпуском.
Порой мне казалось, что я могу контролировать абсолютно всё в своей жизни, но этот белый песок, мягко утопающий меж моих пальцев и намокающий под тихим шелестом соленой воды намекал мне всем своим видом, что зыбко не только всё вокруг меня, но и я сама не так уж долговечна. Хотелось бы беспечно танцевать все ночи напролёт, но где-то глубоко внутри меня тяготила мысль, что уже очень скоро у меня не останется отмазок, чтобы не вернуться к работе. А пока... пока я вдыхала этот насыщенный влажный воздух и не могла им насытиться, он оседал в моих лёгких, перемешиваясь с дымом чужих сигарет.
Солнце село так быстро, что я не успела оглянуться. И вот уже возле бара, окружённого бассейном, зажглись фонари, а мое бунгало, стоящее в стороне на белом песке и вовсе затерялось среди тёмной растительности острова. Боже. Как же прекрасно было это чувство свободы, я танцевала наверно весь вечер напролёт, ноги сами несли меня, а тело поддавалось уговорам. Алкоголь лился рекой, но я уже давно поняла, что мой сегодняшний удел - цедить один коктейль на протяжении всего вечера, иначе своим буйством я испорчу отдых подругам. Кстати, где они? Я обернулась и растерянно поглядела по сторонам, но не нашла никого из них рядом с собой. Одна заказывала что-то у бармена, другая отлучилась в номер, ничего не сказав. Что ж, наверно и мне пора было передохнуть. Я оглянулась ещё раз, ожидая, что вот сейчас приключения сами найдут меня, и не ошиблась, потому что с того момента всё пошло наперекосяк. Правда узнала я об этом много позже.
Тогда я впервые столкнулась с ним взглядом. Мельком, всего лишь на мгновение. Он сидел возле бара и курил так вдохновлённо и загадочно, будто писал картину, а дым окутывал его лицо и как-то волшебно серебрил светлые волосы. Я улыбнулась ему, и в танце прихватила прядь своих волос, кокетливо прикрыв ими губы. Незнакомец был не один, его друг что-то говорил, и иногда они переглядывались - да, заинтересовавшись, я стала периодически поглядывать в их сторону, скрывшись в глубине импровизированного танцпола. Красивые мужчины привлекали меня не меньше, чем привлекала их я, но мне быстро становилось скучно в их компании. Вот и тогда я быстро отвлеклась, когда мне наскучило толкаться у края воды, пахнущей хлоркой. Было тяжело пробраться наружу и не упасть в бассейн, но уже через секунду я бежала навстречу свежему, ударившему в лицо морскому бризу. Мои единственные подходящие под случай шлёпанцы соскочили с ног и остались покоиться в горячем песке. Здесь, на одиноком острове стояла тишина, которую разбавляла только доносящаяся до моих ушей приглушённая музыка. Ни голосов, ни шума города, ни даже стрекотания кузнечиков в траве. Будто он затерялся на краю вселенной, которая целиком принадлежала мне.
Идя в сторону от отеля по белому огибающему остров пляжу, я уже знала свою конечную цель. Вот он, стоял поодаль, обернувшись ко мне спиной и, наверно, наслаждался одиночеством. Что ж, - решила я, - я женщина, а значит я всё сейчас же тебе испорчу. И с этой мыслью я двинулась на него, мягко шлепая по песку. Не могу сказать, что я была пьяна вдрызг, но пребывала в том состоянии, когда некоторые решения образовывались в моей голове совершенно спонтанно, и я готова была стать ещё чуточку наглее, чем обычно.
Странно, ведь мне всегда казалось, что я отлично чувствую людей, но этот парнишка оказался ещё проворнее меня. Не успела открыть рот, как он уже приветствовал меня какой-то едкой фразой. Наверно я должна была растаять от такой находчивости, но лишь безразлично пожала плечами. Как и тебе со своими, - хмыкнула я и поправила лёгкое платье, которое чёрными полупрозрачными тканями ниспадало на мои бёдра и едва дотягивало до колена. Взгляд мой сам невольно упал на незнакомца, потому что в темноте, опустившейся на остров, смотреть мне было больше не на что. Широкая спина и рубашка, шелестящая под порывами горячего ветра, тёмные шорты, растрёпанные светлые волосы на голове - это всё, что было мне доступно с этого ракурса. Я широко шагнула вперёд и оступилась, мгновенно влетев в паренька руками под поясницу, и вот мы оба уже лежали на земле. Как только я умудрилась снести такого лося? Ума не приложу. Песок лип на влажную кожу, я вся была похожа на песочного человека с ног и до головы. Оставалось только заплакать или засмеяться, и я залилась невнятным смехом, который разбавил тишину той тёплой майской ночи.
Вот и познакомились, - я уселась на песок, подобрав под себя ноги, и протянула ему руку, - Эми.
Огоньки бара отражались в его недоуменном взгляде, которым он окидывал меня. Мама бы сгорела со стыда прямо здесь, но я точно знала что делаю. Я со своей привычной неуклюжестью поднялась на ноги и, взглянув на парня сверху вниз, предложила первую же родившуюся в моей голове идею: Надо смыть с себя песок. И прежде, чем мой немногословный мальчишка сказал ещё хоть что-то, я сняла с себя платье, отпустив бретели на узелках. Ткань упала в ноги, и я ловко переступила через неё, тут же зайдя в воду по щиколотки. Вот незадача, я ведь забыла верх от купальника, но можно ли было винить меня за эту оплошность? Прикрыв рукой грудь, я обернулась через плечо. Что такое?

+3

4

Почему-то Ричарду казалось, что голос девушки, что стояла напротив него, будет экспрессивным, чуть повышенным, а речь быстра и колка. Как и бывает у молодых девушек, живущих одним мгновением. Но на деле оказалось все совсем иначе. Голос девушки оказался спокойным, размеренным, и ответ был плавен и короток. В нем не было повышенной тональности, а может даже слегка наоборот. Он был тих ровно настолько, чтобы к нему приходилось прислушиваться со всем вниманием, он не оставлял возможности отвлечься на что-либо другое. Он был плавен и четок, приятен слуху. Девушка не стала долго раздумывать над ответом, ей, кажется, вовсе это и не было нужно. Слова ее, произнесенные столь уверенно, едва ли не безразлично, были остры, пусть в них и не крылась какая-то колкость. Ричи улыбнулся — проверку на прочность она прошла с отличием, даже больше: она смогла отчасти удивить. А это уже неимоверно приятно.
Люди приезжают на отдых, тем более так далеко, с разными целями. Кто-то просто отдохнуть, а кто-то — в поисках новых приключений. Обычно все скатывается до легкого романа, ничего не предвещающего в будущем, но оставляющего приятные, пусть и слегка стыдливые воспоминания. Но, кажется, те, кто был здесь, собрались вовсе не для этого. Конечно, друг нашего норвежца уже вовсю отплясывал с какими-то девушками там, у бассейна, и обаятельно улыбался одной из них, предвкушая чудесный вечер. Но все это не было главной целью, а лишь приятным дополнением. Каждый из собравшийся приехал сюда, чтобы просто побыть собой. Отдохнуть от общепринятых масок, любезностей и правил. Не быть суровым банкиром, стервозным редактором журнала мод, да кем угодно. Просто побыть самим собой и насладиться моментом. Быть может, именно поэтому Ричи даже улыбнулся в ответ на ее слова. Ведь отчасти она была права. Правда, ему не стало скучно, он просто устал. Как всегда уставал, долго находясь рядом с кем-то. И поэтому тут, поодаль от всей суеты и веселья, ему было куда спокойнее и удобнее. И даже почти неожиданное появление девушки не могло ухудшить обстановку. А в этом случае даже улучшило, что уж греха таить.
Он перевел на нее внимательный взгляд, пусть даже слегка пристальный. Струящееся легкое платье, полупрозрачное, открывающее вид на стройные загорелые ноги. Ее обувь осталась где-то там, на песке, но это вовсе не доставляло ей трудностей. Бывают такие люди, которые в любом виде и в любой обстановке чувствуют себя уютно, словно рождены для этого. И что-то начинало подсказывать, что эта девушка именно из таких. Хотя, как уже показали ее слова, в ней еще много секретов и противоречий.
Наверное, Ричи слегка задумался, потому как в следующий момент уже видел, как брюнетка летит в его сторону. Ну, и в сторону песка тоже. Видимо, что-то пошло не так в ее грациозном выходе, и уже через секунду она падала прямиком на него, а сам норвежец не успел даже спохватиться и ее поймать. Как итог, они оба оказались на песке, едва ли не в сантиметрах от воды, тихо нашептывающей своими волнами что-то. Прекрасное ощущение — только что ты спокойно стоишь себе на месте, наслаждаешься невероятным, почти инопланетным видом, а через секунду уже лежишь на песке. Вагнер открыл глаза, и перед взором его оказались те самые миллиарды звезд, что до этого рябью отражались на спокойном ночном океане. Тут, вдали от света фонарей, они были еще ярче и четче, и казалось, что их куда больше. Впрочем, кроме звезд было еще что-то. Слегка смущенное, но от этого не менее горделивое лицо девушки, которая пусть и была в недоумении секунду, но уже успела сделать вид, что так и должно было произойти. Черт, а ведь эта юная негодница действительно заслуживала восхищения. Жаль лишь, что Ричард у нас был не из самых адекватных ребят.
Через мгновение девушка невозмутимо поднялась с него, садясь прямиком на песок, и тут же закатилась заливистым, бодрым смехом. Ричи же, слегка недоуменно приподнявшись, с удивлением посмотрел на нее: бронзовая кожа, влажная от тропического воздуха и энергичных танцев, была покрыта светлым песком, ровно как и черное платье, чуть съехавшее от подобной неурядицы. Смех ее был слишком заразителен, и даже наш холодный норвежец почти от души улыбнулся, глядя на эту картину. Что же, у нее есть чувство юмора, это уже неплохо. И вот она вновь начинает говорить, абсолютно спокойно, еще и с таким взглядом, будто это сам парень сделал что-то странное. Уникальная особенность.
— Ричард, — ухмыльнувшись, он последовал ее примеру, аккуратно пожав руку.
Все-таки, было в ней что-то удивительное. То, как она держала себя, наверно. По взгляду темных глаз, пойманному на долю секунды, становилось ясно сразу же, что в этой девушке полно загадок и демонов. И она как никто другой могла с ними справиться, но только не хотела. В этом взгляде был какой-то дьявольский, опасный огонек, способный смести все на своем пути, оставляя за собой лишь пепелище. И за ним действительно хотелось наблюдать, пусть еще не становилось ясно, отдаленно или приближено.
Вот она уже поднимается на ноги, чуть покачиваясь, и с озорной улыбкой выдает новую фразу, обращенную то ли к нему, то ли к самой себе. Она была сказана так легко и уверенно, словно Эми было абсолютно плевать на все вокруг. Никого не напоминает. Ах да, ее же зовут Эми. Видимо, не полное имя, но это не так важно, ведь его никто и не спрашивал. Это было ни к чему: зачем тревожить друг друга пустыми разговорами и формальностями. И, не дожидаясь какого-либо ответа, девушка отправилась прямиком к воде, скинув с себя легкое платье без особых раздумий. Ричи же слегка изумленно приподнял бровь, а на лице его все еще сияла заинтересованная ухмылка. Что же этот демон может выкинуть еще?
Норвежец медленно поднялся следом, плавно поворачиваясь на месте и взглядом провожая девушку к океану. Из одежды на ней остались лишь черные миниатюрные трусы из тонкого кружева, превосходно очерчивающие накаченные ягодицы. Ровный загар тонкой спины подсказывал, что загорать наша новая знакомая тоже предпочитала без ненужного верха, но ведь нельзя ее в этом винить. Чуть шире улыбнувшись, он все еще задерживал взгляд на ее силуэте, ведь он был действительно хорош. Как и прекрасна она сама, чего уж кривить душой. Никогда точно нельзя было понять, какие именно девушки во вкусе Ричарда, ведь он то предпочитал блондинок, то встречался столь долгое время с рыжеволосой сказочной русалкой с белоснежной кожей. Но явно было одно — эта невозможная девушка не могла не понравиться любому. И черт разберет, в чем больше дело: в ее внешности или внутреннем задоре. Казалось, они так чудесно сплетались воедино, создавали столь гармоничную связь, что она была равносильна самой божественной сути. Или же, наоборот, дьявольской, тут кому как больше нравится. Это не важно, важен лишь момент.
Девушка прикрыла грудь рукой, пусть и чуть запоздало, и с едва ли не вызовом отправилась прямо в воду, словно любая стихия для нее — родная. Впрочем, парень не спешил отправляться за ней, а лишь наклонился к черному платью, что заструилось по белоснежному песку, еще больше пачкаясь. Аккуратно подняв его, он рукой стряхнул мокрый песок, и вновь услышал голос девушки, который, пусть и не был громко, но затмевал собой даже ту электронную музыку, что гремела своими басами из колонок у пляжного бара. Ведь он был куда интереснее.
— Ничего, — ухмыльнулся чуть ядовито Ричи, спокойно смотря в лицо девушки, пусть душа и тянула обратить взгляд ниже. — мне даже интересно, примут тебя акулы за свою, или все-таки за еду.
Голос его был спокоен и весел, пусть и отдавал как всегда холодноватыми нотками. Ах да, наверное, следует немного ввести вас в курс дела. Существует в некоторых отелях на Мальдивах такое развлечение: кормить по вечерам акул и скатов. Прикормили их довольно давно, так что морские хищники с удовольствием приплывали по вечерам к пирсам и берегам, чтобы на радость туристам поесть свежее мясо и рыбу на халяву. Действо это действительно восхищает, ведь порой к берегам подплывает сам Морской Дьявол — гигантский скат Манта. Акулы и скаты — разве нужно что-то еще? Конечно, поэтому посетителей отелей всегда предупреждали, что не стоит испытывать судьбу и плавать в темное время суток в непоколебимом океане, пусть это и так романтично. Но, видимо, девушка либо позабыла об этом, либо решила, что с ней ничего не может случиться. Возможно, это и было так на самом деле, ведь она уже успела преподнести несколько сюрпризов за пару минут их знакомства. И сейчас наш Ричи мог бы, наверное, действительно прекрасно провести время в компании столь красивой девушки, но тогда бы он был не Ричи. Так что, вместо того, чтобы поддержать столь интересное предложение от полуголой красавицы, он с наглой улыбкой продолжал за ней наблюдать, держа в руках ее платье, чтобы оно больше не испачкалось. Да, наблюдать, как менялось выражение ее лица от такого поворота событий было особенно приятно, как и за всей точеной фигурой. Что же, быть может, она сможет удивить еще больше?

+2

5

Ричард, - я вдохнула это имя вместе с пересоленным морским воздухом, с порывом горячего тропического ветра, который впоследствие так крепко переплёлся в моём подсознании с воспоминаниями этого вечера, что стал ассоциироваться только с этим человеком и тем впечатлением, которое от него осталось. У каждого имени свой особенный вкус, и я пыталась распробовать его, вдохнуть поглубже, чтобы лучше понять кто такой - этот мальчишка напротив меня. Все мы здесь были если не равны, то очень похожи. Дети богатых родителей или трудяги, добившиеся всего своими силами - не важно, тут не перед кем было показывать свою власть и доход - мы ровно одинаково гуляли по белому песку в шлепках утром и вечером, а на обед заправлялись дорогим вином. А потому, да, передо мной стоял молодой пресытившийся красивой жизнью мальчишка, но не та важная шишка, какой он наверняка был у себя дома, перед подчинёнными и друзьями, в дорогом костюме с иголочки. Я всегда отлично чувствовала людей и мне казалось, что сейчас я тоже не ошибаюсь на его счёт.
Всех избалованных мальчиков называют вычурными именами, Ричард? Слова сами сорвались тогда с моих уст, и я мягко прищурилась, улыбнувшись. Ну, позлись на меня, позлись, только очень осторожно - читалось в выражении моего лица, в чуть приоткрытых надутых губах и широко распахнутых глазах. Как можно было серчать на меня в такой момент? Я, может, и не хотела перегибать палку, но, пожалуй, что-то в моих словах всё же задевало его за живое, а мне так нравилось играть с открытым пламенем. И тем не менее, всё складывалось само по себе, я как всегда не прилагала к этому никаких усилий, да и ему не нужно было изображать из себя не пойми что, чтобы заставить девушку задержаться с собой ещё хоть ненадолго. А мне действительно было забавно в его компании, это чувство меня удерживало, заставляя ожидать чего-то большего - продолжения, которое меня увлечёт и не даст заскучать. Так странно, мы ведь были знакомы всего пару минут. Впрочем, я привыкла к мысли, которую сама себе внушила по приезду сюда. Всё, что произойдёт на острове, здесь же и останется. Наверно поэтому мне было так легко, я чувствовала себя совершенно безнаказанно и творила, что хотела.
Я размышляла о нём и много времени спустя, когда наши пути разошлись после той поездки на Мальдивы. Не то что бы я мечтала и грезила о нём по ночам, конечно нет, просто образ блондина со светлыми глазами, мерцающими ядовитым, отравляющим мое нутро блеском ещё долго стоял в моей голове привкусом, от которого я не могла себя избавить. Наверно, я уже тогда поняла что Рич - далеко не один из тех заурядных ребят, что вились роем вокруг меня и ждали моей команды. Я не владела им и никогда не смогла бы завладеть, а потому инстинкт охотника разгорелся во мне так жадно и дико. Мне было не обуздать эту силу, разве что если бы я смогла посадить его на поводок возле своей ноги, но тогда и Риччи наскучил бы мне так же быстро, как и все остальные, с кем я игралась до него, как играется утомлённая кошка трупом загнанной насмерть мыши.
Я мягко вышагивала вниз от берега, утопая в ещё теплом песке ногами и чувствуя нежные ласки океана, он никогда не был так покладист и тих, как этим вечером. Плечи неприятно жгло от свежего загара, только-только успевшего лечь на мою капризную европейскую кожу, и я так усердно и кокетливо виляла бёдрами, облаченными в одно лишь кружево нижнего белья, что сама не углядела момент, когда Ричард вошёл во вкус игры и обставил меня моей же картой. С этой-то минуты и началась наша славная гонка за первенство, мы могли бы соревноваться друг с другом очень долго, если бы не чаша терпения, которого, как оказалось, у обоих было не так уж много.
Я обернулась на его голос. Что ты там сказал? Укол женского самолюбия - такая фатальная ошибка для мужчины. Да ты ж не оберёшься за свои шутки, мальчик. Вспышка гнева обожгла мне горло, и, наверно, мгновенно отразилась на моем лице. Я нахмурила брови, глядя ему в глаза, которые уже с трудом видела в темноте. Будешь много болтать - помрешь девственником. Я опустила руки вниз, позволяя свету выплывшей из-за далеко висящего облака луны обрамить мой силуэт мягким светом, и повернулась к Ричарду лицом, поигрывая ладонями с волнами, что уже доставали мне до середины бедра. Ну? Терпение и правда заканчивалось. В конце-концов, ну долго ли я должна была стоять к нему лицом и с голыми сиськами, чтобы его величество сообразило что от него требуется?
Не знаю, сколько ещё времени я дала бы ему, но в этот момент, делая ещё шаг назад, спиной к развернувшемуся позади меня индийскому океану, я совершенно внезапно для себя наткнулась пяткой на что-то скользкое. Оно метнулось прочь от моей ноги, и уже через миг оказалось у другой. Я взвизгнула так громко, что мой некогда спокойный голос почти сорвался и захрипел. Я заорала что было сил, вскочив одной ногой на другую и, размахивая руками, побежала к берегу, разгребая воду перед собой и получая волнами пинки в спину.
Ну, всё! Конец тебе, - ревела я про себя, а снаружи пылала праведным гневом. Я выскочила из воды, взбешённая и лишённая чувства справедливости. А ведь он был прав, но, черт, кто бы дал мужику сейчас право говорить в свою защиту? Я тайфуном подлетела к нему вплотную, выхватила своё платье из крепкой хватки, едва не оставив свою единственную одёжку разорванной на две части, и, недовольно рыкнув, хлестнула краем сарафана под зад. Что ж, всякое со мной, конечно, случалось, но ждать когда мужик разродится - точно нет. Это весь мир должен был ждать только моего решения, и время неизменно было моим козырем. А, впрочем, что такого я в нем нашла?
Гуляй, - рывкнула я куда-то назад, покидая пляж, одеваясь на ходу и уматывая в сторону бассейна. Огоньки развешанных по столбам гирлянд там уже сменились зажженными факелами вдоль бара, а мои немногочисленные подруги, которых мне уже, безусловно, хотелось отправить бандеролью вместе с Ричардом обратно на Родину, высматривали меня в толпе оставшихся на ногах отдыхающих.

+2

6

Слова, что слетали с ее губ, сомкнутых в чуть хитрой улыбке, с каждым разом становились все более ядовитыми и колкими. При этом же они произносились так легко и непринужденно, словно девушка вовсе и не размышляла над ними, не хотела как-то подколоть, а просто это и есть в ее сути. Впрочем, Ричард лишь чуть ухмыльнулся, и на его лице появилась тень скуки — нет, слишком уж далеко она метила. Подколы про имена никогда не трогали его, ведь в Норвегии чего только не происходит. То вновь появляется мода на родные, норвежские и скандинавские имена, то вновь на более благородные, по мнению высшего общества, английские. Как-никак, бывшая колония, что уж тут поделать. Поэтому вместо того, чтобы как-то расстроиться или показать, что он задет, норвежец лишь со слабой улыбкой посмотрел на саму девушку, чуть наклонив голову, словно ожидал от нее большего в следующий раз.
Ричи не любил злиться, и делал это только в крайних случаях. А так, что раньше, что сейчас, ему куда легче и удобнее было просто заскучать от подобной неурядицы, да или просто пойти туда, где окажется повеселее. Но темноволосая все-таки чем-то зацепила его, еще тогда, при их первом пересечении взглядов, и посему он так и стоял на месте, с интересом наблюдая, что же она сделает дальше. Ее взгляд, горячий, огненный, с каким-то таинственным призывом внутри, так цепко следил, когда же что-то произойдет на лице норвежца. Но, увы, не сегодня.
Она отправилась в воду, с каждым мигом заходя все дальше и дальше, и все те звезды, что отражались в темном и спокойном нынче океане, сейчас так удивительно подсвечивали ее загорелую подтянутую фигуру, словно она была не человеком, а морской русалкой, и место ей было именно там. Вот только Вагнер не спешил идти в воду за ней, сколько бы не были вызывающи ее слова и ее взгляд. Он, будто насытившийся или ленивый хищник, просто наблюдал, выжидая, что же произойдет в следующий момент.
Наверно, ему просто было интересно слегка позлить ее, и именно поэтому норвежец с таким любопытством вглядывался в ее красивое лицо, все больше внимания уделяя темным, как и эта ночь, глазам. В них он видел всю неугомонную жизнь, что присуща только им, молодым и полностью свободным от каких-то проблем и обязательств. Только ему самому, казалось, все это не так присуще. А на лице Эми от этого появлялось и недоумение, и, казалось, начинала зарождаться злость, что еще больше веселило нашего норвежца. Ведь он так любил, когда на лицах людей быстро сменяются эмоции.
Девушка была почти полностью голой и вовсе не смущалась этого. Правда, стоило еще немного подождать, как она начала на самом деле злиться, что ничего не происходит, и вот уже из ее уст вылетели новые слова, все такие же ехидные и забавные. Ричард лишь довольно ухмыльнулся — он-то точно не умрет девственником, как бы это не было забавно. А вот терпение нашей юной особы заканчивалось, и это было видно в каждом ее движении, все более резком, призывающем к действию. Вот только в такие игры наш паренек уже наигрался с лихвой.
— Ты всегда так много говоришь, или только сегодня прорвало? — ласково спросил Ричи, словно даже не слышал всех ее слов до этого.
Кажется, накал их разговора увеличивался с каждой минутой. Ричи все больше интересовало, сможет ли он найти что-то по-настоящему интересное, а Эми все сильнее старалась ее уколоть, ведь в ней вскипело самолюбие. Красивая, наверно, получилась бы пара, если бы оба из них не были столь самовлюбленны и гадки. И тут даже прекрасная большая грудь не смогла бы помочь, пусть и смотрелась очень красиво на фоне огромного выжидающего океана.
И все это противостояние титанов могло длиться вечность, вот только неожиданно все пошло наперекосяк. Если честно, то и для норвежца это оказалось неожиданностью. Эми, за секунду до этого столь спокойная и горделивая, вдруг соскочила со своего места и с дикими криками рванула обратно на побережье, рассекая воду и сметая все на своем пути. Это было столь внезапно, что Ричи на секунду замер, а только потом все-таки понял, что произошло, и на лице его воцарилась настоящая широкая улыбка. А за ней последовал даже сдерживаемы смех, уж слишком забавно было видеть испуганное лицо брюнетки сейчас, после всех ее величавых речей. Это, конечно, было не слишком красиво, но у них ведь такая игра. Так что успокоился он только тогда, когда девушка смерчем подлетела к нему, а взгляд ее темных глаз метал самые опасные молнии во всем мире. И это было неимоверно забавно.
Она рывком выхватила из его рук свое платье, едва ли не порвав его, и взгляд был все таким же злым. Но наш Ричи не носил бы звание всем известного мудака, если бы не был самим собой. Посему он лишь галантно вернул платье, смотря на девушку с легким, добрым укором, словно говоря "ну я же говорил". И, наверное, это еще больше разозлило Эми, ведь брови ее, до этого спокойные, взлетели вверх, создавая на ее красивом точеном лице яростную гримасу. Что же, она сама виновата. Вместо того, чтобы загладить неурядицу, девушка лишь изменилась в голосе, рыкнув что-то на прощание и отправившись обратно к бару, чтобы рассказать что-то своим подругам. А он и не стал ей в этом мешать.
— Хорошей ночи, — ухмыльнулся он, закуривая сигарету и не провожая девушку взглядом.
Возможно, вы скажете, что Ричард — тот еще самодур. Мало того, что мог провести вечер в компании очаровательной и горячей девушки, а вместо этого стоит здесь и продолжает смеяться, как какой-то мудак, так еще не успокоил бедняжку, когда она слегка вышла из себя. Но от этого ему было только веселее. Да и Эми, не будет таить греха, была слишком хороша, чтобы столь банально окончить вечер, пусть и показалась не слишком сдержанной и слегка взбалмошной. Поэтому, затянувшись сигаретным дымом, Ричи лишь спокойно улыбнулся, глядя все в ту же темную воду. Сегодня он собирался закончить свой день спокойно, и для этого ему не понадобится красивая наглая девица. А так он хотя бы весело провел время. Так что, докурив сигарету, норвежец отправился к бару, чтобы взять себе еще один славный коктейль, а после отправиться в номер. Ведь на завтра были большие планы.
Завтра ему предстояло отправиться домой.

+2


Вы здесь » Rider's Diary » Флэшбэк » We're living in a lying trust