Разгар лета в столице Шотландии! Приехало множество туристов, а городские жители уходят с работы пораньше, чтобы насладиться теплом и прекрасными летними ночами. В новом городе почти достроили аквапарк, который должен будет спасти от небывалой жары. Спортсмены "Авалона" все чаще предпочитают тренировкам длительные походы к морю или озеру, предварительно запасаясь водой и провиантом. В общем, в Эдинбург нагрянуло настоящее лето, пора, когда можно с утра до ночи наслаждаться жизнью.
Второй месяц лета пришел в Эдинбург! На этот раз он принес с собой небывалую жару: столбик термометра днем порой поднимаются за +30 градусов по Цельсию! Для города такая температура тяжела, зато жители все чаще ездят на побережье, чтобы искупаться в теплой воде. Начинается сезон отпусков, и горожане все больше переезжают в пригород, где наслаждаются прогулками и пикниками. В Академии спортсмены либо работают утром и вечером, либо отправляются в лес или к водоемам, чтобы поплавать со своими напарниками. Но, как вы знаете, на островах лучше всегда брать с собой зонтик: в середине месяца на город нахлынут ливни, которые немного остудят жаркий воздух.

Dominica Bren
Счетовододное око ролевой. Подскажет, что нужно сделать и как именно, и ответит на все вопросы.
skype: aprilia_123

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать.
skype: mad_spade.

Diana Waisse
Главный и самый добрый администратор, создатель ролевой. Всегда поможет и ответит на все вопросы
skype: zlaya_kashtanka
ЛУЧШАЯ ПАРА
Caleb Morgan и Sara Connor
В июне парой месяца стали вернувшиеся Сара и Калеб. Их отношения сложны и витиеваты, а в ссорах все не так однозначно. Надеемся, когда-нибудь вас ждет спокойная и мирная жизнь!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Black Line
Лучшей лошадью июня стал Блэк Лайн! Пусть пришел он недавно, но уже успел зарекомендовать себя как отличный постописец и художник! Мы верим в тебя и ждем новых историй!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Jennifer Montgomery
Множественное раздвоение личности, отсылки к Билли Миллигану, своя интерпритация... Дженнифер заслуженно становится игроком месяца! Мы будем и дальше следить за твоей игрой!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Richard Wagner
Звезды казались здесь куда ярче, чем в любом другом месте, не считая далеких гор Чили, их было в тысячи, миллиарды раз больше, и каждая из них отражалась в ряби воды так четко, что порой невозможно было отличить, где заканчивается горизонт. А воздух. Можно ли спутать теплый, солоноватый, с привкусом горячего песка вечерний островной воздух с чем-то другим? Он навсегда остается в воспоминаниях, и, стоит только почувствовать его где-либо, сразу возвращаешься в мыслях к тому отдыху, когда впервые почувствовал его.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Adeline Oldridge и Flying Sky
Лучшей конной парой месяца стали Эдли и Флай, чьим отношениям можно только позавидовать. Надеемся, вас и дальше ждут хорошие приключения, взаимопонимание и успехи на соревнованиях!
Добро пожаловать, путник. Прежде всего — оглядись по сторонам и постарайся ничему не удивляться. Вокруг тебя раскинулась огромная, незыблемая Шотландия, поражающая своей красотой. Воздух свежий и чистый, леса растут от подножия гор и до самой границы моря.

акции:
ACTION #0 - "Вас ждут игроки"
ACTION #1 - "Молодая гвардия"
Конкурс "ЛУЧШИЙ ПОСТ"
правила общая информация нужные персонажи
занятые внешности вакансии и оплата гостевая

Rider's Diary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rider's Diary » Частная конюшня » Химера/Кобыла/Заездка в гладкие скачки/ЧВ- Kessedi Fox


Химера/Кобыла/Заездка в гладкие скачки/ЧВ- Kessedi Fox

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Химера

http://uploads.ru/i/u/m/R/umRjo.jpg
Личное дело

Персональная информация:

Сокращения/прозвища:
Мера - так ее называет ласково Кесседи

Год рождения:
2016

Порода:
Американский мустанг

Рост и особенности внешности:
162 см | масть рыже-пегая, типа оверо. Глаза голубые.

Состояние здоровья:
Полностью здорова

Специализация:
Заездка в гладкие скачки

0

2

Не помню, когда я в последний раз так нервничала, собираясь на конюшню. Сегодня мне предстояла довольно важная и ответственная встреча и я даже не знала, к чему мне толком готовиться. Ну, точнее предполагала, а оттого и нервничала еще больше. Собираясь, я по тысяче раз проверяла карманы рюкзака, вспоминала еще какую-то мелочь, которую обязательно нужно брать, сотню раз вертела в руках новенький, небесно-голубой недоуздок. Приказывала себе дышать спокойнее и медленнее.
В конце-концов это просто лошадь. Хотя нет, не так - это моя лошадь. Новая подопечная, за которую я взяла ответственность. Она стала третьим звеном в цепочке моей жизни и мне бы хотелось, чтобы все прошло хорошо. Хотя я знала, что просто и легко с ней не будет. Я узнала о ней случайно. О безымянной, дикой кобылке, которой судя по первичному осмотру было полтора - два года, большего мне сообщить просто не смогли. С виду здорова, молода, не хромает. Вот и все, чего мне удалось добиться. Предлагали приехать и посмотреть самой, на месте, но у меня было слишком много работы, так что пришлось действовать вслепую, как котенку. Но что-то внутри меня подсказывало, что я не пожалею о принятом решении. Про себя я назвала ее Химерой. Хорошо, что мне можно было самой выбрать имя, именно так она и будет записана по документам, которые будет оформлять администрация Академии. Я увидела ее случайно, пока убиралась в гостиной, включила для фона телевизор, где был репортаж про Американский заповедник и очередной контроль за популяцией диких мустангов. Серые, гнедые, рыжие и вороные, их спины мелькали, а потом, она молнией промчалась среди них и приковала к себе мой взгляд. Сначала было ощущение дежавю. Рыже-пегая, коренастая и ладная, мне казалось, что это сон. Она была так похожа на моего Хита. Конечно они не могли быть родственниками, ведь он попал ко мне из совсем других мест, но все-же она так живо напомнила мне умершего друга, что я ступором встала возле телевизора и не смогла отойти. Лошади предлагались к продаже за смешные деньги, пару тысяч евро. Мне нужно было узнать, голубые ли у нее глаза. Уборка была отодвинута на второй план, я звонила по горячей линии с экрана, выясняла и узнавала все около часа, прежде чем озвучить решение, принятое с первого взгляда. Я не могла позволить ей попасть в другие руки. Это так глупо правда? Почувствовать что-то родное в совершенно незнакомой лошади. Просто я была уверена, что совпадений не бывает. Только не таких и не так.
Потребовалось около недели, чтобы перевезти лошадь из США в Лондон, а оттуда очередным коневозом сюда, в Эдинбург. Утром мне сообщили, что кобылу доставили в целости и сохранности и уже поставили в денник, как раз между денниками Ксаара и Тауры, откуда не давеча увезли временно стоявшую там кобылу. Трое в ряд, словно бусины на тонкой леске. Дальше медлить было нельзя, так что я заставила себя стремительно покинуть дом и отправиться на конюшню. Из загородного поселка добираться было гораздо быстрее, так что уже через пол часа я оставила зеленую шевроле на парковке и направилась к конюшням. Зайдя в спокойную прохладу я сразу прошла в центр, минуя приоткрытый денник Тауры и останавливаясь возле следующего. Мои жеребцы сейчас были на выгуле, так что никто не помешает мне познакомиться со своей новой подопечной. Я повесила рюкзак на крючок возле денника и осторожно заглянула внутрь, через кованную решетку. Взору моему предстало прекрасное создание. Не очень высокая, зато ладно сложенная кобыла, на крепких и сухих ногах, заканчивающихся крепкими, округленными копытами. Белые пятна на рыжем теле располагались причудливо, создавая неповторимый узор. Кобыла выглядела утомленной, видимо еще действовало успокоительное, которым ее поили всю дорогу. Мне хотелось провести рукой по атласной шкуре на спине, но я знала, что скорее напугаю лошадь, а ей итак предстоял огромный стресс. Ее ведь никогда не запирали в четырех стенах, не увозили так далеко от родного дома. Я легко пощелкала языком, стараясь обратить на себя внимание пегой красавицы, но не знала, выйдет ли что-нибудь из этого.

0

3

Изнуряющие её физически и психологически дни тянулись словно годы. Дни, проведенные в тесном, дурнопахнущем трясущемся гробу. Жажда, вода, забвение. Иногда она сухо шевелила губами по чему-то съедобному, что лежало в корыте перед её носом, но совсем не осознавала этого и не помнила. Её крепкие ноги мелко подрагивали, с трудом удерживая ослабевшее тело.
Летели километры, складываясь в огромные расстояния. Шутка ли? Навсегда покинуть родную землю, очутиться в чужой стране? Попав во всемогущие человеческие сети, она уже себе не принадлежала; была вещью, имуществом без эмоций и души. Когда коневоз затормозил на стоянке во дворе академии Авалон, лошадь всё так же спала. Скрежет откидываемого трапа, ударивший в закрытые веки яркий свет фонаря, пробуждали мозг от навязчивого забвения.
Змеиные прикосновения к голове и шее были так отвратительны; ослаблялись одни верёвки, натягивались другие, потянувшие её  за голову наружу из железной клетки. Химера мелкими шажками подступила к краю, пощупала копытом наклонный шаткий трап. Странный, не настоящий свет, словно кусочек огня, запертый в округлую сферу, освещал твёрдую, будто каменную, землю, силуэты людей. Повсюду люди, множество людей. И пахнет чужими лошадьми.
Пегую кобылу вели на растяжках, лица мужчин были сосредоточенно нахмурены – они ожидали рывка, но пока Химера едва переставляя ноги, шла, словно зомбированная всем окружающим.
В свете фонаря лоснилась её пёстрая шкура, причудливо извивались на корпусе узоры её окраса. Химере пришлось поплатиться за свою красоту. Возможно, с каждым прожитым днём эта цена будет лишь расти, пока не достигнет апогея – они заберут её жизнь. Впрочем, если покопаться в себе, Химера предпочла бы погибнуть в схватке с диким зверем, чем быть пленённой существом, с которым невозможно выйти в прямой бой, существом, которое подчиняет себе неживые предметы и огонь.
В конюшне стояла сравнительная тишина – многие лошади уже спали, отвернувшись в углы своих…жилищ? Или камер? Одна из которых предназначалась и для неё. Кобыла, округлив шею, упёрлась передними ногами в резиновое покрытие пола, застилающее бетон. Суматошно она пыталась нащупать в голове спасительную мысль, идею. Верёвки настойчиво тянули её дальше вдоль длинных тюремных рядов.
Мотая головой из стороны в сторону, Химера стала осаживать, но очень скоро круп сзади что-то будто что-то обожгло. Кобыла инстинктивно рванула вперёд, навсегда зафиксировав в памяти, как звучит в воздухе хлыст. Её загнали в одну из пустующих клеток, закрыли и вскоре ушли.
Пегая кобыла непрерывно подёргивала тонкой шкурой, мотала головой, будто бы всё ещё ощущая на себе верёвки и прикосновения. Она чувствовала страх, отчаяние, отвращение. Прижавшись крупом, всё ещё саднящим от обжёгшего его удара,  к шершавой стене, Химера ещё долго не могла уснуть, отказываясь принимать всё с ней произошедшее.
Утром она проснулась, едва в конюшне появились тюремщики – люди; каждому из её соседей что-то насыпали и бросали на пол, открывая дверь денника. Вот на пороге её камеры появился двуногий, бросая что-то на пол; наполнил чем-то ароматным кормушку. Химера храпела, широко раздувая ноздри, переминалась с ноги на ногу, готовая обороняться. Пока за спиной человека была открытая дверь в проход, её посещали мысли, что надо броситься на него, выбраться отсюда и бежать, бежать… Но кто знает, вдруг он натравит на неё огонь?
Конечно, она так и не решилась. Присутствие человека ей казалось вечностью, но на самом деле конюх пробыл в деннике лошади совсем не долго – ровно столько же, как и у других лошадей и ни минутой больше.
Хруст и шелест наполнили замкнутое пространство. Другие лошади с удовольствием поглощали положенный им завтрак. Они вообще, кажется, были довольны этой жизнью, вводя своим обыденным спокойствием в смятение и полное непонимание происходящего.
Химера, вытянув шею, понюхала охапку сена, лежащую на полу. Это просто сушёная трава. А ей так хотелось утолить свой голод. Кобыла тихонько шагнула из угла ближе к сену и вскоре уже поглотила его полностью, до последнего стебля. В кормушке лежало что-то. Пахло неплохо, но кобыле такая еда казалась слишком чужой и подозрительной, поэтому она не рискнула её есть. Хотелось пить, но воды здесь совсем не было (откуда же ей знать, что такое автопоилка и как ею пользоваться).
Любые звуки заставляли настораживаться, напрягаться всем телом. Мимо решётки, отделяющей её от прохода между соседними камерами, то и дело сновали люди. Им не было дела до неё (и слава богу), лишь изредка их взгляды касались её светлой морды, но совсем не задерживались. Но один человек всё-таки задержался. Это была особь женского пола, которая прильнула к решётке с обратной стороны. Чувствуя на себе её взгляд, Химера отступила назад, пока не упёрлась крупом в угол и захрапела, крепко прижимая к затылку уши.
Она издала странный звук, который не был похож на странный людской говор - скорее, на птичий клёкот. Пегая кобыла глубоко вдохнув в лёгкие воздух, шаркнула копытом передней ноги по полу. Ну же, открой мою клетку. Я втопчу тебя в землю, я буду драться. В голубых глаза таилась злая холодная решимость; зверь, загнанный в угол, опасен.

+1

4

Как только кобыла заметила меня, то сразу напряглась, вскинув голову. Конечно я понимала, что с дикой лошадью сладить будет совсем не просто, пусть и опыт у меня был, какой-никакой. Сейчас основной проблемой было наладить хоть какой-то первичный контакт, иначе потом пиши пропало. Я размышляла как вообще лучше поступить учитывая, что кобыла тут же попятилась к задней стенке денника и уперлась в него крупом, прижав уши так плотно к голове, что их вообще почти не было видно. Она предупреждающе шаркнула передней ногой по полу, давая понять, что знакомиться со мной вообще не настроена.
- Тише, девочка.
Постаралась сказать я успокаивающе, но это вряд ли принесло бы какой-то результат. Задабривать ее вкусняшками? Бесполезно, учитывая еще и то, что половину из них она в дикой природе явно не пробовала. Но и стоять так был не выход, так что я оглянулась по сторонам, подхватывая поставленный на пол рюкзак и доставая оттуда пакет с фруктами и морковью. Мне хотелось дать ей понять, что я не враг и не собираюсь причинять ей боль. Так что лучшим способом было просто дать ей привыкнуть ко мне, пока ни на чем не настаивая. Денник был территорией кобылы, так что если заходить, то очень осторожно, а то встреча с ее зубами и копытами ничем хорошим для меня не закончится. Я достала из рюкзака пару яблок и морковок сразу, чтобы не напугать ее в деннике, и распихала их по карманам, а после вновь убрала его в сторону.
- Ничего, я справлюсь.
Тихо сказала я себе под нос, прежде чем глубоко вдохнуть и отодвинув задвижку, плавно открыть дверь денника, замирая на пороге. Подходить близко к кобыле было опасно и я готова была в любой момент выскочить за дверь, при малейшей попытке нападения. Я посягнула на ее территорию и сейчас было важно не совершать никаких лишних движений и не провоцировать лошадь. Я убеждала себя в том, что она наверняка боится меня больше, чем я ее, и старалась сохранять спокойствие. Примерно пару минут я просто стояла в проходе, почти не двигаясь и давая лошади привыкнуть к моему запаху. Слава Богу, что она сразу не понеслась на меня тараном, чтобы похоронить под своими копытами - это уже хорошо.
- Видишь? Я тебе не враг.
Нараспев произнесла я, прежде чем осторожно выудить яблоко из кармана кофты. Я видела, что голубые глаза следят за каждым моим движением и старалась быть как можно осторожнее. Сжав яблоко в руке я плавно вытянула ее в сторону, опуская фрукт в кормушку. Возможно так она запомнит, что мой приход это только положительные моменты. По крайней мере, мне оставалось надеяться на ее понимание. Я пока совершенно не знала какой характер у этой лошади и что она вообще из себя представляет. Возможно глупо было покупать дикую кобылу просто из-за ее масти, но я не собиралась жалеть о своих поступках. В конце-концов, я же вечный оптимист, а значит и эта история просто обязана хорошо закончиться. Вслед за яблоком таким же способом в кормушку последовала еще пара морковок. Завтра можно будет посмотреть, притронулась ли Химера вообще к чему-нибудь и постепенно прикармливать еще и сухарями. Можно и арбузы попробовать, Ксаар их например лопает за обе щеки. Было бы здорово выпустить ее в леваду, чтобы она немного успокоилась и поняла, что ее не будут вечно держать в четырех стенах, но пока для этого было рано. Если я рискну подойти ближе, то наверняка останусь без рук, а запугивать кобылу толпой дюжих конюхов мне не хотелось. Я знала, как большинство людей справляются с дичками. Треножат, используют губовертки, полностью ломают волю лошади насилием и принуждением. Такие варварские методы всегда были мне противны хоть я и понимала, что порой просто не остается другого выхода. Я хочу постараться добиться чего-то с этой кобылой без насилия, как сейчас работала с Таурой и как когда-то начинала работать с  Хитом. Пусть на это уйдет гораздо больше времени, я приложу все силы к тому, чтобы показать кобыле, что я ее друг. Дома нужно будет почитать больше литературы на эту тему и возможно посоветоваться со специалистами на форумах, лишним явно не будет.
Когда все вкусности перекочевали в кормушку пегой, я решила проверить подается ли вода в новый денник и только тут заметила, что поилка абсолютно сухая. Точно. Я чуть не хлопнула себя по лбу, ругая за собственную глупость. Откуда было кобыле знать, как автопоилка вообще работает? Не переступая порога денника я сделала шаг вправо, смещаясь ближе к поилке, и не переставая наблюдать за лошадью.
- Бедная, ты даже напиться не смогла да? Сейчас, не переживай. Сейчас все исправим.
Какой-то конюх проходящий мимо усмехнулся, глядя за моими поползновениями и покачал головой. Может я и действительно смотрелась глупо, и уж тем более не профессионально, но мне это было не важно. Когда я привезла сюда Ксаара, никто вообще не верил в наш успех. Это был абсолютно безжизненный жеребец, который вообще ничего не хотел, его даже есть приходилось заставлять, подолгу уговаривая. Но постепенно я приучила его к своему присутствию, не опускала руки, день за днем выводила его на скаковой трек. И вот прошло два года, мы успели занять первое место на скачках, научились понимать друг-друга и работать в команде. После мне подарили Тауру и сейчас все снова пошло по кругу, только вот в отличии от покладистого Ксаара он был упертым, точно баран и пока не собирался идти на уступки, так что приходится соревноваться с ним в силе воли. Пусть это и глупо, но я была уверена, что вода и камень точит. Что ежедневная ласка, забота и работа, способны творить чудеса. Я протянула руку, находя пальцами клапан подачи воды и мягко надавила на него, позволяя прохладной жидкости заполнять поилку. Когда воды было достаточно я убрала руку, и снова вернулась в исходное положение, ближе к выходу. Все это время кобыла терпела мое присутствие и не нападала, что впрочем не позволяло мне расслабиться. Наверное, нужно было дать ей привыкнуть к моему голосу, так что я начала говорить тихо и размеренно, с успокаивающими интонациями в голосе.
- Я понимаю, что тебе сейчас очень не комфортно. Тебя забрали из родного дома, привезли непонятно куда, заперли в четырех стенах. Мне очень и очень жаль, что в жизни бывает именно так, что даже в заповедниках люди ведут контроль за животными и не осталось уже полностью свободных территорий. Я не собираюсь превращать твою жизнь в кошмар, наоборот я лишь хочу, чтобы в итоге мы с тобой обе были довольны друг другом.
Я прервалась чтобы посмотреть, не раздражает ли лошадь мой голос, но вроде бы пока все было в порядке, поэтому я продолжила.
- Знаешь, я решила назвать тебя Химерой. Мне кажется, что имя очень красивое и подходит тебе. Сокращенно я буду звать тебя Мера, если ты конечно не против. Хотя о чем это я, ты вряд ли понимаешь, что я вообще говорю. Как только ты немного привыкнешь, я обязательно отведу тебя погулять в леваду, где ты сможешь выплеснуть свою энергию и познакомиться с другими лошадьми. Я уверена, что если ты дашь мне и этому месту шанс, то в итоге не пожалеешь об этом. По крайней мере я приложу все силы, чтобы ты чувствовала себя как можно комфортнее.

+1

5

Что же двуногий зверь выжидает? Почему  не нападёт – не выйдет сразиться с нею? Химере приходилось оборонять жеребят табуна от койотов, целившихся кровожадной пастью в их тоненькие слабые ножки. Эти зубы даны ей, чтобы вырвать кусок шкуры из врага, копыта – отсечь его плоть, дробить податливые кости. Она рождена для того, чтобы бороться и выживать, но новый загадочный враг не давал ей даже обрушить на себя силу её атаки, оживляя и подчиняя своей воле неодушевлённые предметы. С одной стороны, человек был настолько непредсказуем и всемогущ, как необъяснимая сила природы, такая как молния и ураган; с другой стороны – вот перед ней самка этого вида, обычная, из плоти и крови.
Человек произносил звуки, копошился в чём-то передними конечностями – было не видно, ведь клетка только на половину высоты из решётки. Вот, что-то щёлкнуло, заставив кобылу вздрогнуть всем крепким поджарым телом, и дверь в её нынешнее жилище приоткрылась. 
ОНА замерла, не переступая порог её тюрьмы; теперь Химера могла с ног до головы разглядеть человека так близко. Округлое лицо, обрамлённое густой рыжеватой гривой, карие глаза, контрастные брови на светлом лице. Всё черты мягкие, по сравнению с теми, что лошадь видела в людях до этого момента.  Её готовность атаковать была подавлена подступившим к горлу страхом. Кобыла так вытаращила глаза, что, казалось, они сейчас выпадут из орбит, она запоминала каждый сантиметр облика врага и втягивала широко раздутыми ноздрями его запах.
Девушка напротив не предпринимала ничего, это одновременно успокаивало и вместе с этим, походило на то, как затаивается дикая кошка перед прыжком - ведь от человека можно ожидать чего угодно. Обе участницы действия замерли, словно каменные изваяния, нервы пегой лошади звенели как струны.
Плавно вытянувшаяся рука положила предмет в непонятный резервуар, на который Химера до сих пор не обратила внимания. Это было похоже на яблоко – только гораздо больших размеров, чем привыкла подбирать кобыла под корявыми ветвями диких яблонек. Потом, ещё две вытянутые штуки. Девушка опускала предметы в кормушку и для кобылы они пропадали будто бы на совсем. Пожалуй, когда Химера останется в одиночестве, она познакомится поближе с этой загадкой.
Шаг вдоль стенки денника Химера встретила храпом, пожалуй, если бы она могла вжаться крупом в доски ещё сильнее, то непременно бы это сделала. Не подходи, не подходи – твердила про себя кобыла, до скрипа стискивая зубы. Атаковать было страшно и… неправильно как-то. Ведь пока, за всё время присутствия, эта самка человека не причинила ей боли. Может, они вообще другие, не такие как самцы? Наверное, вздор.
Под рукой девушки зажурчала вода, невольно заставив уши кобылы выйти из-за затылка, прислушиваясь к звуку. Вода. Только сейчас Химера ощутила, как пересохли её губы, как на самом деле её мучает жажда. Проходящий мимо денника конюх заставил её снова заложить уши, нервно бегая взглядом с него на Кесседи и наоборот. Было страшно упустить из виду и того и другого человека.
Присутствие рядом человека, пусть и не причиняющего ей вреда физического, было ужасной психологической пыткой. Поэтому чуть успокоиться и привести мысли в порядок Химера смогла только тогда, когда девушка покинула денник. Ноги дрожали от слабости, какая бывает после перенесённого стресса, кобылу прошиб холодный пот. Спустя час, она тихонько вышла из угла, втягивая ноздрями запах, который витал из кормушки. Пегая тихонько подкралась к ней, обнаружив, что яблоки никуда не исчезли, а всего лишь лежат на дне, заполненном не съеденной ею овсяной кашей. Химера долго нюхала и приглядывалась к фрукту, прежде чем попробовать его на вкус, который, к слову, очень понравился ей. Длинные вытянутые корнеплоды моркови тоже были очень даже ничего.  Когда кобыла подбирала мелкие кусочки раскушенного овоща, то невольно распробовала и кашу, вскоре опустошив кормушку. На удачу, в это время никто не ходил мимо денника, и она могла позволить себе стоять так близко к решётке.
Потом она обнаружила и воду, правда, ткнувшись носом в клапан, отскочила, испугавшись журчания, но потом жажда пересилила страх.
Подобрав остатки сена с пола, кобыла забилась обратно в угол, крысясь на каждого проходящего мимо человека. Тут около её денника началась какая-то непонятная движуха – мужчина привёл за собой лошадь и привязал. Химера с изумлением наблюдала за всем происходящим – высокий светлый конь с совсем иным телосложением, чем у неё, вёл себя так, будто всё вокруг было в порядке вещей. Стоял спокойно, прикрывая глаза в лёгкой дремоте, пока двуногий суетился вокруг него, трогая тело чем-то шуршащим, потом взгромоздил на спину непонятный кожаный горб и даже не попытался вырваться, когда его морду оплели намордником, вставив в рот нечто неприятно позвякивающее – наверное, железо.
Коня увели,  и Химера вновь осталась один на один со своими мыслями. Надо бежать отсюда. Какая же я дура – у меня же был шанс! Надо было убить её и бежать! Кобыла сделала несколько нервных порывистых кругов по деннику, охваченная внезапной паникой. Чтобы с ней проводили такие же экзекуции, как с той светлой лошадью, а она покорно терпела это?! Да ни за что!
Она с силой ударила задней ногой по стене, обшитой деревом. Это было начало её буйства – дальше она металась по деннику, истерично взвизгивая и громя копытами всё, что попадалось под её остекленевший взор – дверь, кормушка, поилка, стены. Спустя некоторое время утихла, оставив на память о своей попытке выбраться вмятины от копыт по стенам и двери, подтекающую поилку и таки выбитую доску из двери. Красивые необычно раскрашенные бока ходили от тяжёлого дыхания, а ноги подрагивали от усталости. Когда же она сможет вернуться домой?

+2

6

Первое знакомство с Химерой прошло гораздо лучше, чем я предполагала. Спасибо кобыле уже за то, что она не прибила меня при первом же вторжении на ее территорию. Я была очень благодарна счастливой случайности, что эта лошадь не была комком нервов с беспричинной агрессией. Когда я покидала денник, она все еще находилась в стрессовом состоянии и мне оставалось лишь надеяться, что она придет в себя. Перед уходом я попросила Джейсона последить за ее поведением и если что сразу звонить мне, но за всю ночь звонков так и не поступило. Почти до самого рассвета я листала форумы и делала заметки в огромной тетради, выискивая самые разнообразные способы обучения и заездки "дичков" и так увлеклась, что закончила читать книгу "Дымка" около шести утра. Эта история о невероятной дружбе дикого мустанга и ковбоя так тронула меня, что мне даже во сне снились нескончаемые табуны коней, гонимые по прериям горсткой отчаянных парней. Да уж, надо завязывать с такими ночными бдениями, а то ничего хорошего это не сулит.
Стоит ли говорить о том, что проснулась я практически в середине дня да и то от звонка Джейсона. Конюх сообщил, что денник немного пострадал в неравном бою с кобылой, но зато она поела и сейчас вроде бы все в порядке. Я сонно пообещала скоро приехать и с трудом оторвав себя от кровати поплелась в душ, чтобы затем быстро собраться и снова набить рюкзак яблоками и морковью, только в этот раз еще сухари прихватила. Хороший аппетит и желание попробовать что-то новое неимоверно меня радовало. Надеюсь, когда-нибудь пегая поймет, что ничего враждебного в окружающей ее обстановке нет и в помине. По пути на конюшню я размышляла о том, чем лучше заняться сегодня и появилась одна неплохая, хоть и рискованная идея. Для ее осуществления мне конечно понадобится небольшая помощь, но это так - мелкие неурядицы. Добралась до конюшни я быстро и уже в через пару минут была в берейторской, наспех переодеваясь в плотные штаны, кофту с длинным рукавом и высокие сапоги. Сегодня было довольно прохладно, так что изжариться я не успею, а отрывать кусочки от такого наряда гораздо тяжелее. На руки я на всякий случай натянула перчатки, а длинные волосы собрала в тугой пучок на затылке, чтобы максимально (насколько это возможно) себя обезопасить. Наверное я была просто сумасшедшей, решившись на такую авантюру, но отступать было поздно. Половину лакомств я распихала по глубоким карманам толстовки, накинутой сверху на кофту, а половину оставила в рюкзаке и подхватив тот, отправилась к заветному деннику. Стоило приблизиться, как можно было лицезреть выбитую доску. Ну чтож, никто и не ждал от Химеры полного смирения, уж точно не в ближайший год. Джейсон как раз проходил мимо и я попросила его перекрыть все калитки до огражденной небольшой поляны, выстраивая таким образом своеобразный коридор до последней. Нужно было показать пегой, что я не собираюсь держать ее взаперти постоянно. Конюх также пообещал разобраться с треснутой поилкой, пока я буду воплощать в жизнь свою "гениальную" идею.
Когда парень ушел и коридор опустел, я сначала замерла у двери денника, оглядывая кобылу и отмечая, что себе она не успела себе навредить в своем приступе буйства, который видимо случился вчера. Я пощелкала языком, чтобы привлечь ее внимание, а потом глубоко вдохнула и распахнула дверь денника, замирая на пороге.
- Привет Химера. Как ты себя сегодня чувствуешь?
О, я бы многое отдала чтобы понимать, хотя бы приблизительно, что сейчас крутится в голове у этой лошади. Умей люди и животные общаться между собой, многие вещи были были гораздо проще, чем они есть на самом деле. Я смотрела на нее и видела перед собой настоящего бойца, который не позволит просто так одержать над собой верх. Если у меня получится сработаться с этой кобылой, получится добиться ее доверия и уважения, то равной ей лошади, пожалуй не будет во всей конюшне. Я еще по Хиту поняла, что прирученные дички становятся самыми надежными боевыми товарищами, которые ни боятся ни огня, ни воды и пойдут за тобой хоть на край света. Конечно я отдавала себе отчет в том, что Химера это совершенно другая личность, и не собиралась выращивать из нее подобие кого-то. Мне просто хотелось дружбы, которая может сложится лишь между приручаемой лошадью и приручающим ее человеком. Это нечто особенное, гораздо более крепкое и сильное чувство, которое связывает такую пару. Абсолютные отношения, как говорила мой первый тренер. Мне было совершенно неважно проявит ли она себя в каком-либо виде спорта, достигнет ли каких-то высот. Это было не главное. Я лишь хотела обрести настоящего друга, в котором буду уверена даже больше, чем в самой себе. Я оглядывала это грациозное, прекрасное животное и чувствовала радость уже от того, что я просто могу находиться с ней рядом столько, сколько потребуется. Что у меня впереди месяцы и даже годы для того, чтобы добиться намеченной мной цели. Я рисовала в своем воображении тот день, когда можно будет спокойно пройтись рукой по теплой холке, остричь неровную гриву, подняться пальцами к бархатистым ушам. Но все это лишь будет, а пока нужно смотреть в сегодняшний день. Я сделала пару шагов назад, отходя от прохода денника и ухватилась пальцами за решетку двери, таким образом открывая кобыле выход наружу, но защищая себя преградой.
- Давай девочка. Я уверена, что ты бы не отказалась прогуляться.
Ограда на поляне была достаточно прочная для того, чтобы ее не вышло просто проломить и достаточно высокая, чтобы не получилось перепрыгнуть. По соседству не было места, где могли бы сновать люди или другие лошади, что могли бы нервировать пегую, так что это было идеально для второго дня нашего знакомства. Мне оставалось лишь надеяться, что Химера не откажется от возможности покинуть свою клетку, а коридор из дорожки и оград выведет ее на единственный свободный участок. Наверное следовало подумать еще и о том, как ее потом обратно загонять, но сейчас что-то менять было уже поздно и я решила разбираться по факту. Еще раз прищелкнув языком, я на всякий случай отошла чуть дальше от скрывающей меня двери и приготовилась следовать за своей пегой "подружкой".

+1

7

Мощные стройные ноги пили ветер, влажная грива металась по мускулистой цветастой шее - кобыла летела, едва касаясь копытами земли. Вскочив на холм, она оглядела встревоженных появлением чужака лошадей табуна. Вожак - взрослый вороно-пегий жеребец, изукрашенный боевыми шрамами буквально на каждом квадратном сантиметре своего плотного, словно пушечное ядро теле, отделился от табуна, гарцуя, выгибая дугой шею, демонстрируя свою мощь и право на эти земли и кобыл. Спустя пару секунд, он расслабился, приветствуя свою знакомую, одну из своих. Химера вернулась домой. Она проходила мимо знакомых лошадей, перекидываясь парой слов, с нежностью улыбалась матери, задорно играла с жеребятами, которые с детской искренностью радовались её возвращению. Пение степных птиц, стрекотание насекомых; ветер, полный ночных родных запахов - боже, как это кружило ей голову, пьянило и тешило душу. Только здесь и сейчас она счастлива, только это место достойно называться для неё домом.
Лучи солнца, просачиваясь через решетку денника, упали на её сомкнутые веки. Химера проснулась, улыбаясь. Её дом, её дух был с ней, она всё ещё чувствовала запах родных земель. Надо идти домой.
Кобыла подошла вплотную к решётке, прижимаясь к ней носом. Длинный проход между денниками пустовал, большинство здешних порабощённых лошадей ещё видело свои скованные цепями неволи сны. Ещё один рассвет вдали от дома в закрытой клетке. Химера, пронзительно взвизгнув, шарахнула задними ногами до двери денника, украсив доски ещё одним отпечатком копыт, которых здесь было и так предостаточно.
Кто-то вдалеке слал ей проклятья – мешает спать, вздорная, глупая выскочка. Кобыла нервно пробежала почти рысью по деннику, свернув своё тело в кольцо. Она ела вволю, оправилась после долгих дней в пути, и теперь энергия в её мышцах бурлила и рвалась наружу. Это хорошо – у неё много сил на то, чтобы сразиться за свою свободу.
Шли часы. Прошёл тот же самый человек, быстро насыпав ей в кормушку кашу и бросив на пол сено. Химера привычно забилась в угол от него, за то потом ругала себя. Я ведь могла попробовать выбежать. Дура, упустила шанс. Но первобытный страх перед человеком всё равно был сильнее её стремления сбежать. И кобыла ничего не могла с собой поделать – забивалась в угол и дрожала как осиновый лист с одним лишь желанием – отойти как можно дальше от двуногого, не дать ему прикоснуться.
Тёплый свежий овёс был гораздо вкуснее, чем холодный. – это открытие сегодняшнего утра. Химера съела всё, что ей положили, чувствуя себя после этого ещё более сильной и энергичной. Пожалуй, это было упущение хозяйки – лошадь, не покидающая денника, получала такую же норму овса, как и все остальные. Ещё немного и она стала бы ходить по потолку.
От какой-то злобной скуки и ненависти к заточившим её людям, кобыла стала бросаться на решётку, когда мимо по коридору проходил человек. Двуногие отскакивали, вздрагивая, это стало её развлечением.
Проходивший конюх прекратил её забавы - замахнулся метлой в ответ, заставив снова забиться в угол. Цокающий звук привлёк её внимание. Привет Химера. Как ты себя сегодня чувствуешь? Та самая самка человека, приходившая вчера, снова стояла на пороге денника. Лошадь прижала к голове уши, втискиваясь крупом в стену. Это та же самая, что ей нужно? Сегодня на ней другая шкура…
Сегодня Кесседи вела себя по-другому. Она вышла из клетки, оставив дверь открытой, замерев снаружи, за пределами денника. Химера смотрела в проём раскрытой практически перед её носом двери;  ней боролся страх и решимость. Вся её расписная шкура, рыжая спутанная грива – всё дрожало от кончика носа до кончика хвоста. На ватных, будто негнущихся ногах кобыла сделала несколько робких шагов к выходу, не сводя пронзительных голубых глаз с девушки. Химере во всём мерещился подвох – не может же быть этот человек её союзником, не может же быть так, то она помогает ей бежать.
В какую-то долю секунды он грянула как стрела из лука, несколькими бешеными скачками вырвавшись наружу из клетки, в которой была заточена уже несколько дней. На скользком бетоне её занесло и она крепко врезалась крупом в ряд денников напротив, в ту же секунду, взбрыкнув, ринулась по проходу конюшни вперёд – в раскрытые двери.
Сердце её бешено колотилось, кобыле казалось, что оно сейчас выскочит ей в глотку. Глухой стук никогда некованых копыт уносил её дальше от тюрьмы и плененных зомбированных сородичей. Некогда было оглядываться – приходилось бежать, огибая какие-то загородки, непонятные сооружения. Её побег был недолгим. Химера вылетела на поляну и притормозила, вгрызаясь копытами в мягкую из-за дождей землю. Она вертела головой, отчаянно вглядываясь в деревья, в изгородь, идущую за их стволами. Кажется, это снова была людская ловушка, постановка.
Кобыла пробежалась широкой рысью вдоль ограды. Уйти отсюда можно было лишь назад по той же дороге, по которой она сюда и прибыла. Благо, хоть здесь большое пространство для манёвра и затянутое серой неприветливой пеленой небо над головой, а под копытами настоящая земля.
Химера стала кружить галопом по своей новой ловушке, надеясь, что она всё же просмотрела выход, и спасительная лазейка всё же найдётся.

0


Вы здесь » Rider's Diary » Частная конюшня » Химера/Кобыла/Заездка в гладкие скачки/ЧВ- Kessedi Fox